Сергей Нилус: Близ есть, при дверех..
 
 
 







Сергей Нилус: Близ есть, при дверех.. PDF Печать E-mail
Книжная полка редакции - Классические произведения
18.11.2017 14:09

 

Сергей НИЛУС

 

«Близ есть, при дверех…»

 

 

 

ЧАСТЬ I

 

ИСПОЛНЕНИЕ ВРЕМЕН

 

«…И не уразумеет сего никто из

нечестивых, а мудрые уразумеют».

 

(Дан. XII, 10)

 

ГЛАВА I

 

Грозные предчувствия. – мировое значение России. - Первые шаги ХХ-го века. Серафимовы дни и их значение. – Записки Мотовилова: беседа преподобного Серафима о Царской власти, о злоумышляющих против нее. – Что ждет Россию и мир?

 

   Молиться надо!..

   Что-то грозное, стихийное, как тяжелые свинцовые тучи, навалилось непомерною тяжестью над некогда светлым горизонтом Православной России. Не раз омрачался он: с лишком тысячелетняя жизнь нашей Родины не могла пройти без бурь и волнений в области ее духа, но корабль Православия, водимый духом Святым среди ярившихся косматых волн, смело и уверенно нес Россию к цели ее, намеченной в Предвечном Совете. Стихли бури; и по-прежнему, в безбрежном пространстве вечности, в неудержимом своем беге к определенной цели наш православный корабль рассекал смирившиеся и вновь покорные волны.

   Бог избрал возвеличенную Им Россию принять и до скончания веков блюсти православие – истинную веру, принесенную на землю для спасения нашего Господом Иисусом Христом. Мановением Божественной Десницы окрепла Православная Русь на диво и страх врагам бывшим, настоящим и… будущим, но только при одном условии – соблюдения в чистоте и святости своей веры.

   С непонятной жаждой новизны стремились мы вступить в новый ХХ-й век*.

 

      * Следившим за повременной печатью того времени памятна, вероятно, та полемика, которая возникла по вопросу о том, какой год считать за начало ХХ-го века – 1900-й или 1901-й год. Большинство полемистов так торопились закончить счеты с XIX-м веком, что признали 1900-м годом право именовать себя первым годом нового века, не дожидаясь наступления того, который и по самому названию своему был действительно первым (1901-м).

 

Точно некая незримая сила толкала нас разорвать необузданным порывом цепи, связующие наше настоящее со всеми заветами прошлого, насильнически вынуждая забыть, что только в великих заветах прошлого и было заложено зерно той жизни и значения, которыми мы пользуемся в этом видимом мире. Наши первые шаги на пути нового столетия ознаменовались ярко и резко выраженными стремлениями сбросить с себя ярмо устоев нашей духовной жизни, - и в безумии своем мы первый удар нанесли под самое сердце свое, в наше Православие. Эпопея воинствующей толстовщины, проповеди самозванных лжеучителей, направленные к разрушению семейных начал, к осквернению таинства брака; наконец, в недавние дни откровенная и открытая проповедь «свободного совращения из Православия» и им подобные как туча отравленных змеиным ядом стрел, пущенная несметною ратью из вражеского стана, укрепленного почти поголовным равнодушием к вере наших отцов, закрыла от нас, кажется, навсегда свет Самого Солнца правды…

   Так писал я в 1901-м году в книге моей «Великое в малом», с ужасом внимая отдельным громам надвигавшейся на Россию и на мiр грозы роковых бедствий. И не один я слышал эти приближающиеся громы: слышали их все веровавшие Богу своему в простоте детского сердца и не внимавшие обольстительным учениям премудрости века сего, учениям бесовским; слышали все, от среды которых не был отъят «Держай» - благодать Духа Святаго*, Подаваемая одним только смиренным и послушным овцам Христова стада; слышала их вся Церковь верных, чуждых церковного обновления в прикровенно-антихристовом духе.

 

   * С нею неразрывно связанная благодать помазания от Духа Святаго, даруемая Православному Самодержцу во время Священного его коронования на Царство. Отсюда при утрате веры в Бога, - отступление от неверных Св. Духа и отъятие от них Самодержавной Царской власти.

 

Все слышали, но не все говорили открыто, потому что не все умели говорить, как бы хотели.

   Большинство братий наших умело только страдать и молча плакать в незримой мiру тишине своей уединенной к Богу молитвы.

   И вскоре, в дни плача нашего и нашей великой скорби, даровал нам Господь нового великого заступника и ходатая, преподобного отца нашего Серафима Саровского.

   И в великие Саровские, Серафимовы дни, когда казалось, что само небо спустилось на землю и лики ангельские с ликами певцов земли «среди лета пели Пасху», воспевая хвалу Богу, дивному во святых Своих: в те дни для верного и чуткого сердца православного русского человека благоволил Господь воочию явить тайну величия и мощи России, заключенную в единении Божьего Помазанника – Царя с его народом, в общении веры, любви и молитвы к Богу и новоявленному Преподобному, великому ходатаю перед Богом за Православную землю Русскую.

   Бог говорил в Сарове с народом Своим, новозаветным Израилем, с Россией, последней на земле хранительницей Православной Христовой веры и Самодержавия как земного отображения Вседержительства во вселенной Самого Триvпостасного Бога.

   И через самого Преподобного говорил России Господь слово свое о том же, о том, как нужно ей хранить и оберегать во всякой чистоте и святыне великую тайну, которою крепка Россия от смутных своих дней даже до сего дня.

   Напомним России слово это устами самого Преподобного. Не поможет ли напоминание это русским людям оглянуться на себя и опомниться, пока еще не поздно, пока не услыхали еще они грозных слов Божиих:

   «Се, оставляется вам дом ваш пуст!»*

 

   * Мф. XXXIII, 38.

 

   Вот что в ночь с 26-го на 27 Октября 1844-го года в Саровской пустыне было записано симбирским совестным судьей, Николаем Александровичем Мотовиловым, близким человеком и сотаинником преподобного Серафима:

   «…А в доказательство истинной ревности по Бозе приводил батюшка Серафим святого пророка Илию и Гедеона и, по целым часам распространяясь о них своею Боговдохновеннейшею беседою, каждое суждение свое о них заключал применением к жизни собственно нашей и указанием на то, какие мы и в каких наиболее обстоятельствах жизни можем из житий их извлекать душеспасительные наставления. Часто поминал мне о святом царе, пророке и Богоотце Давиде и тогда приходил в необыкновенный духовный восторг. Надобно было видеть его в эти неземные минуты! Лицо его, одушевленное благодатию Святаго Духа, сияло тогда подобно солнцу, и я, - поистине говорю, - глядя на него, чувствовал лом в глазах, как бы при взгляде на солнце. Невольно приводил я себе на память лицо Моисея, только что сшедшего с Синая. Душа моя, умиротворялась, приходила в такую тишину, исполнялась такою великою радостью, что сердце мое готово было вместить в себя не только весь род человеческий, но и все творение Божие, преизливаяся ко всем Божественною любовию…*

 

   * Сергей Нилус. Великое в малом. Изд. 1911 г. «Беседа преп. Серафима с Мотовиловым о цели жизни христианской».

 

   - Так-то, ваше Боголюбие, так, - говаривал Батюшка, скача от радости (кто помнит еще сего святого Старца, тот скажет, что и он его иногда видывал как бы скачущим от радости), - «избрах Давида, раба Моего, мужа по сердцу Моему, иже исполнит вся хотения Моя…»

   Разъясняя же, как надобно служить Царю и сколько дорожить его жизнью, он приводил в пример Авессу, военачальника Давида.

   - Однажды он, - так говорил батюшка Серафим, - для утоления жажды Давидовой прокрался в виду неприятельского стана к источнику и добыл воды и, несмотря на тучу стрел из неприятельского стана, пущенных в него, возвратился к нему ни в чем невредимым, неся воду в шлеме, сохранен будучи от тучи стрел, только за усердие свое к Царю. Когда же что приказывал Давид, то Авесса ответствовал: «Только повели, о Царю, и все будет исполнено по-твоему». Когда же Царь изъявлял желание сам участвовать в каком-либо кровопролитном деле для ободрения своих воинов, то Авесса умолял его о сохранении своего здравия и, останавливая его от участия в сече, говорил: «Нас много у тебя, а ты, Государь, у нас один. Если и всех нас побили, то лишь бы ты был жив, - Израиль цел и непобедим. Если же тебя не будет, что будет тогда с Израилем…?»

   Батюшка отец Серафим пространно любил объясняться о сем, хваля усердие и ревность верноподданных к Царю, и, желая явственнее истолковать, сколько сии две добродетели христианские угодны Богу, говаривал:

   - После Православия они суть первый долг наш русский и главное основание истинно христианского благочестия.

   Часто от Давида он переводил разговор к нашему великому Государю Императору* и по целым часам беседовал со мною о нем и о Царстве Русском; жалел о зломыслящих противу Всеавгустейшей особы его.

 

   * Николаю I.

 

Явственно говоря мне о том, что они хотят сделать, он приводил меня в ужас; а рассказывая о казни, уготовляемой им от Господа, и удостоверяя меня в словах своих, прибавлял:

   - Будет это непременно: Господь, видя нераскаянную злобу сердец их, попустит их начинаниям на малое время, но болезнь их обратится на главу их, и на верх их снидет неправда пагубных замыслов их. Земля Русская обагрится реками кровей, и много дворян побиено будет за великого Государя и целость Самодержавия его: но не до конца прогневается Господь и не попустит разрушиться до конца Земле Русской, потому что в ней одной преимущественно сохраняется еще Православие и остатки благочестия христианского.

   Однажды, - так пишет далее в тех же своих записках Мотовилов, - был я в великой скорби, помышляя, что будет далее с нашею Православною Церковью, если современное нам зло все более и более будет размножаться и, будучи убежден, что Церковь наша в крайнем бедствии как от преумножающегося разврата по плоти, так равно, если только не многим более, от нечестия по духу через рассеиваемые повсюду новейшими лжемудрователями безбожные толки, я весьма желал знать, что мне скажет о том батюшка Серафим.

   Распространившись подробною беседою о святом пророке Илии, он сказал мне на вопрос мой между прочим следующее:

   - Илия Фесвитянин, жалуясь Господу на Израиля, будто он весь преклонил колена Ваалу, говорил в молитве, что уж только один он, Илия, остался верен Господу, но уже и его душу ищут изъятии… Так что же, батюшка, отвечал на это Господь? – «Седмь тысяч мужей оставих во Израили, иже не преклониша колен Ваалу». – Так если во Израильском царстве, отпадшем от Иудейского верного Богу царства и пришедшем в совершенное развращение, осталось еще седмь тысящ мужей, верных Господу, то что скажем о России? Мною я, что во Израильском царстве было тогда не более трех миллионов людей. А у нас, батюшка, в России сколько теперь? Я отвечал: Около шестидесяти миллионов.

   И он продолжал:

   - В двадцать раз больше. Суди же сам, сколько теперь у нас еще обретается верных Богу!.. Так-то, батюшка, так-то: ихже предуведе, сих и предъизбра; ихже предъизбра; сих и предуставиви, сих и блюдет, сих и прославит… Так о чем же унывать-то нам!.. С нами Бог! Надеющийся на Господа, яко гора Сион, и Господь окрест людей Своих… Господь сохранит тя, Господь – покров твой на руку десную твою, Господь сохранит вхождение твое и исхождение твое отныне и до века; во дни солнце не ожжет тебе, ниже луна нощию.

   И когда я спросил его, что значит это, к чему говорит он мне о том, - к тому, - ответствовал батюшка отец Серафим, - что таким-то образом хранит Господь, яко зеницу ока Своего, людей Своих, то есть православных христиан, Любящих Его и всем сердцем, и всею мыслию, и словом, и делом день и нощь служащих Ему. А таковы – хранящие всецело все уставы, догматы и предания нашей Восточной Церкви Вселенской и устами исповедующие благочестие, ею преданное и на деле во всех случаях жизни творящие по святым заповедям Господа нашего Иисуса Христа.

   В подтверждение же того, что еще много на Земле Русской осталось верных Господу нашему Иисусу Христу, православно и благочестно живущих, батюшка отец Серафим сказал некогда одному знакомому моему, - то ли отцу Гурию, бывшему гостиннику саровскому, то ли отцу Симеону, хозяину маслищенского двора, - что однажды, быв в духе, видел он всю Землю Русскую, и была она исполнена и как бы покрыта дымом молитв верующих, молящихся к Господу…»

   Рассказанное здесь со слов записей Мотовилова относится по времени к началу 30-х годов прошлого столетия. С тех пор прошло более девяноста лет. Время бежит, беззакония умножились, проникли даже в самое сердце народное. С развитием в народе грамотности не столько Слово Божие распространялось среди «малых сих», сколько слово человеческое, «премудрость века сего», «наука зла». Уже не дымом благовонным молитв верующих, молящихся к Господу, покрывается Русская Земля, а угольным смрадом фабрик, заводов, паровозов, омерзительною вонью бензиновых моторов, реющих над облаками, бороздящих молниеподобно во всех направлениях землю. Весь этот чад гордости человеческой, как вызов Богу, несется к небу от злобы и проклятий социальной ненависти, разлившейся на почве борьбы бездушного капитала с замученной, озлобленной и непрестанно озлобляемой душой фабричного и заводского рабочего и дьявольски искусно обезземеленного уже дворянина и обезземеливаемого крестьянина, выкидываемых злым духом века сего на холод и голод улицы, в ряды всемирного бесприютного пролетариата.

   Сохранили ли мы православие? Бережем ли Церковь Святую?

   Бережем ли Богом дарованное Самодержавие? Охраняем ли мы всею силою любви своей Боговенчанного?

    Нет.

   Что ждет Россию за измену вере и верности отцов своих?

   Что ждет весь мир с падением Православия и Самодержавия в России?

   Пусть на вопросы эти ответит то жестокое и страшное, что последует за сим в дальнейших главах настоящей книги.

   Не снимается с тебя твоя воля, читатель: хочешь – верь, не хочешь – не верь! Но, прочтя со вниманием, то что в книге этой собрано и изложено, сверь все это со словом Божиим, с церковным преданием и с современными тебе мировыми и русскими событиями и – считай себя своевременно предуведомленным.

   Молитвами Богородицы, преподобных Сергия Радонежского, Серафима Саровского и всех Святых, Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй нас, Грешных!

 

 

 

 

ГЛАВА II

 

Мир объединяется. – Цель объединения

 

   «На глазах современного внимательного наблюдателя, - пишет Делассю*, - совершается в наши дни нечто столь удивительное и чудесное, чему мир еще не бывал свидетелем за все время своего существования.

 

   * M–r H. Delassus. La conjuration antichretienna (Делассю. «Антихристианский заговор»).

 

   Совершается всем видимое объединение всего человеческого рода.

   Над этой еще небывалой со дней Вавилонского столпотворения грандиозной задачей трудится и наука, и политика, усердие и ревность верных чад Божиих, и злоба и ненависть сынов диавола, - в целях, конечно различных, вернее диаметрально противоположных.

   Уже вскоре после французской революции 1793 года де-Местр* писал: «Мир несомненно идет к великому объединению, цели которого в настоящее, по крайней мере, время предвидеть и определить представляется затруднительным.

 

   * Жозеф де-Местр был посланником короля Сардинии при Русском Дворе во втором десятилетии прошлого века. Известнейший антисемитский французский писатель; уроженец Франции. Умер в 1821-м году.

 

   Стоит только взглянуть на бешеную страсть к путешествиям, охватившую многих при современной легкости общения между собой разноязычных народов, при невероятном смешении людей разного происхождения и положения, совершенном ужасами революции*, при взгляде на беспримерные завоевания и на все прочее, что на вид не столь страшно, но по существу не менее значительно и важно».

 

   *  Подразумевается французская революция 1793-го года.

 

   И в других своих творениях де-Местр так же внимательно и подробно останавливается на тех способах и средствах, которыми человечество стало пользоваться для своего объединения в том духе, в каком оно его пыталось осуществить еще во дни Вавилонского столпотворения. И мы видим, что средства эти и способы в наше время стали умножаться с такой головокружительной быстротой, что срок конечной развязки, которого не мог еще предугадать де-Местр, нам представляется уже весьма близким. На всем земном шаре теперь нет места, где бы не обосновали своего местожительства народы Европы: их идеи, язык их, их обычаи, и нравы, и учреждения проникали в Америку, и а Азию, и в Океанию, и в Африку.

   В то же время и все остальные человеческие расы, в свою очередь, - одни добровольно, другие по принуждению – втягиваются в вихрь общемировой политики, торговли, науки в общем их стремлении к объединению, уже бывшему некогда раз перед рассеянием после Вавилонского столпотворения.

   «Объединение человечества, - пишет Дюфур в предисловии к капитальному труду своему «Будущее христианства», - в наше время совершается, по-видимому, ускоренным темпом и все быстрее и быстрее приближается к своему конечному завершению. Особенно заметным это стало за последнее десятилетие. Различные народы, представляющие собою все человечество и прожившие врозь длинный ряд веков, в виду всех ныне обнаруживают явно стремление выйти из своей обособленности, развить связующую их между собою общность интересов и объединиться в одну великую семью».

   Это было написано в 1903-м или в 1904-м году. С тех пор Русско-японская война и вступление Китая на путь европеизма открыли вновь этому объединению еще не виданные доселе и безграничные горизонты. Что выйдет из милитаризации Востока на европейский образец, одному Богу известно. Во всяком случае, те дальние экспедиции, в которые пустились европейские государства с полвека назад, часто давали результаты, обратные ожиданиям, которые на них возлагались: ни Англия, ни Франция, ни Россия, надо полагать, совсем не ожидали, что выведут азиатские народы с их насиженных гнезд и бросят их на остальной мир в явно неудержимом устремлении.

   У Японии теперь армия равносильна немецкой; Китай готовится стать военной державой в ряду, если только не впереди держав Европы.

   То же самое явление наблюдается и в научной, и в политической области. Каких только открытий не было свидетелем наше время?! Пар, электричество и его применение: телеграф, телефон, беспроволочный телеграф, управляемые воздушные машины – все это служит и будет продолжать служить, подобно революциям, войнам или эмиграциям, все той же цели сближения народов между собою*.

 

   * Чемберлен получил 1 Ноября 1902-го года две телеграммы, облетевшие мiр одна с Востока, другая – с Запада. Первая на это употребила 10 часов 10 минут, а вторая 13 часов 30 минут. Пятнадцать лет спустя, в Июне 1917-го года из Нью-Йорка была отправлена телеграмма, которой предстояло совершить кругосветное путешествие. Телеграмма была адресована Эдисону сидевшему за столом против президента телеграфного ведомства. Электрический ток понес эти слова через Западные Штаты, Чикаго, Сан-Франциско, Виннипег, Монреаль в Лондон, куда телеграмма попала 2 минуты спустя после отправления из Нью-Йорка. Из Лондона ее отправили на Лиссабон, Мадрас, Сингапур, Шанхай, Нагасаки, Токио и, наконец, 5 минут спустя после отправления она попала в руки Эдисона. Телеграмма эта стоила 610 марок.

 

Не говоря о прочем одна только авиация своими аэропланами и дирижаблями сделала то, что для человека уже не стало более государственных границ.

   Когда началось в начале прошлого и конце позапрошлого столетия передвижение продуктов разных климатов из одной страны в другую, де-Местр говорил: «Так как в мiре нет ничего случайного, то я уже давно подозреваю, что это передвижение так или иначе, но должно служить какому-то тайному делу, которое творится в мiре помимо нашего ведения».

   Что же скажем мы теперь этому поводу? Куда поведет нас открытие радия, давшее нам такое новое и глубокое проникновение в тайны материи?.. В Англии уже более двадцати пяти лет разрабатывается проект «двухматериковой» железной дороги, прорезать Африку от Капштадта до Каира и Азию от Каира до Сингапура. К этой дороге имеют намерение присоединить «трехматериковый» путь, связующий Европу с Африкой и Азией. Дорога эта должна прорезать по диагонали Африку от Мозамбика к Танжеру, пройдя севернее озера Чад на Фигиг по ущелью Таца.

   Нельзя не вспомнить здесь кстати о банковских операциях и о бумажных денежных знаках, столь облегчивших теперь трудности дальнейших путешествий. Некий г-н Ренэ-де-Соссюр, Женевский ученый, уже работает над осуществлением идеи единой всемирной монеты, могущей иметь свободное обращение на международном денежном рынке наравне с денежными знаками любой страны*.

 

   * Де-Соссюр принимает за денежную единицу 8 граммов золота, стоимостью около 25 франков, или 20 марок, фунта стерлингов, или пяти долларов. Эта денежная единица делится по десятичной системе на части, и десятитысячная ее часть будет называться «спезо», сто «спезо» будут стоить 20 сантимов, 16 пфеннигов или ½ пенса. Тысяча спезо составляет спезмс или 2 марки, 2 шиллинга, ½ доллара, ½ пезо (испанского), 1 иену японскую.

 

В том же направлении ведутся изыскания в области умственного международного обмена. В Японии в 1908-м году образовалось общество «Ромажиквай» (Romajikwai) для введения в японскую азбуку латинского алфавита. У этого общества есть свой журнал; бывший первый Японский министр, маркиз Сайони, состоит его президентом, и много японцев сочувствуют ему, как проводнику реформы, назначенной облегчить международное взаимообщение.

   А кому не известны попытки создания международного всемирного языка, вроде эсперанто, волапюка, идо и подобных? Не яркое ли это доказательство назревшей потребности ума, работающего над сближением народов?

   В том же духе и с той же настойчивостью и быстротою работает и преуспевает революционное движение, цель которого еще со времен первой «великой революции» обнаружилась ясно в создании из всех племен и народов земного шара единого народа и в основании на развалинах прежних государств всемирной республики с упразднением христианской веры и с поставлением на ее место новой, по мнению одних, «гуманитарной», а по убеждению других – «сатанинской» религии, единой, всемирной, призванной в едином для всего мира храме, как и в едином для всех государстве, объединить все человечество.

   Не казалась ли такая идея безумием, когда она впервые была провозглашена и изложена перед членами Конвента во дни «великой революции»? И как она близка теперь к своему осуществлению!

   С чьей помощью совершалось такое быстрое превращение мира, это мы увидим в дальнейшем изложении нашей книги.

   В номере от 7 января 1899-го года газета «Ла Круа» напомнила своим читателям слова некоего еврея: «Настанет наше царство. Грядет тот, которого вы боитесь как антихриста и который воспользуется всеми новейшими средствами и путями для быстрого завоевания мира»*.      

 

   * Делассю. «Антихристианский заговор». Том 3-й, стр. 937-942 французского издания.

 

 

ГЛАВА III

 

Знаменательное движение в области вселенской церковно-религиозной мысли. – Епископ Графтон и его записка. – Стремление к унии Англиканской церкви с Православно-Восточными Церквами. – Пий Х-й и его энциклика. – Кризис римско-католицизма. Принц-аббат Макс Саксонский. – Общецерковное ожидание явления антихриста и конца мира.

 

   Указанное в предшествующей главе стремление всего человечества к объединению захватило собою, в частности, и христиан различных вероисповеданий, и между ними не без воли Божией, думается нам, началось то же объединительное движение, направленное к разрушении. Вероисповедных средостений.

   «Начало ХХ-го столетия, - так в одной из статей своих писал Л.А.Тихомиров1, - ознаменовалось чрезвычайно важным и в высшей степени знаменательным движением в области вселенской церковной и религиозной мысли, которое на короткое, правда, время поразило общественное внимание даже современного мiра, вообще мало склонного к углублению в вопросы религии и Церкви и в соотношение их к запросам и ожиданиям человеческого прогресса и цивилизации. В самый разгар увлечений мнимыми победами культуры, когда вдумчивому наблюдателю стало достаточно ясным стремление оматериализованного человеческого духа поставить свой престол наравне с Божиим и стать равным всевышнему, когда даже в России, избравшей Божественное Откровение Христа в руководство для своей государственной жизни, стало заметным, а теперь едва ли не преобладающим торжество антихристианского духа, когда даже в ней стало возможным преклонения целой массы поклонников перед Львом Толстым, как перед кумиром и «единым истинным христианином», в это самое время раздался вещий голос Вселенской Церкви, призывающей путем пересмотра и определения своих верований к устранению из них всего самоизмышленного и на почве истины к соединению всего христианского мира в одно необоримое стадо. Так в 1901-м или 1902-м году Константинопольская Вселенская Патриархия возбудила вопрос о том, нет ли уже достаточно подготовленной почвы для признания православия старокатоликов. В свою очередь Англиканская церковь также проявила усиленную деятельность в тех же интересах церковного объединения. С особенной же силой это стремление к единству сказалось в Американской Епископальной церкви, выразившись в записке ее представителя, епископа Графтона, посетившего Россию в 1903-м году.

   «Кажется, - так писал еп. Графтон в этой записке, - если мы не ошибаемся, ныне вместе с возвышением духа ревности к Церкви у всех христиан возрастает желание сблизиться между собою, и это в такое именно время, когда стали обнаруживаться многообразные козни сатаны и возможно уже стало видеть знамение Сына Человеческого, предреченное Спасителем мира».

   В развитие идеи сближения христиан всего мiра между собою и соединения Церквей в единую Вселенскую Церковь в Англии в 1905-м году была учреждена уния Англиканской и Восточно-Православной Церквей, с 1907-го года имеющая свое отделение и в Америке. Председателем этой унии со стороны православных в Америке состоял просвященный Рафаил, епископ Бруклинский, а со стороны англикан – Э.Паркер, епископ Нью-Гемпширский*.

 

   * По сведениям «Московских Ведомостей», почерпнутым из нью-йоркской газеты «Свет» (№ 40), в конце 1910 года в Цинциннати состоялось собрание этой Унии, представленное духовенством и мирянами Англиканской церкви из Китая, Японии, Южной Америки, Африки, Австралии. Одних епископов было 106, священников 500 и несколько тысяч мирян. Нашем еп. Рафаилу была предоставлена честь благословить собрание.

 

 Уния эта развивает все большую и большую деятельность, уже видится то время, когда, при внешнем враждебном давлении на христианскую Церковь, обе ветви англиканской и американской епископальной Церквей сольются с Греко-Российским Православием.

   Престол католического Рима не только не остался не остался чужд общему голосу Западной Церкви, но и со свойственной ему властностью и резкостью в одной из папских энциклик, изданных вскоре по восшествии на папский престол мировой развязки в лице явления уже родившегося в мире, по мнению Римского первосвященника, антихриста.

   «Внимательный наблюдатель, - так говорит помянутая энциклика, - не может не исполниться опасения, что уже недалек конец мiра и что антихрист уже пришел на землю: с такою резкостью всюду попирают религию и борются против Богооткровенной  веры, с такими усилиями стараются порвать какие бы то ни было отношения человека к Богу. Напротив, - и это, по Апостолу, признак антихриста, - человек самого себя поставил на место Бога».

   Еще упорствует в надменности своей гордый Рим и в лице князей своей церкви еще не идет на соединение с Православным Востоком не иначе как только в образе лицемерной унии или не менее лицемерного так называемого «русского католичества» под главенством «непогрешимого папы-царя». Но и ветхого Рима многовековое упорство ломается извне и изнутри под напором торжествующего масонства, модернизма, мариаввитизма и искреннего стремления в лучших сынах Римской церкви к познанию истины.

   Так, недавно принц Макс Саксонский, ставший католическим аббатом, в исследовании своем о якобы «схизме» Православной Греко-Российской Церкви пришел к открытому заключению, что Восточная наша Церковь не отступила ни от одного из догматов и не привнесла ничего самоизмышленного в чистоту исповедания Вселенской Апостольской Церкви.

   Таким образом, с великою радостию для православно верующего сердца надлежит отметить, что все подразделения и ветви Христианства, в которых сохранилась и еще горит священная искра искания чистой христианской истины, обращают свои взоры и упования на наш Православный Восток, сохранивший в себе во всей полноте всю чистоту первоначальной соборно-апостольской истины и не допустившей в свои недра ничего из новшеств церквей Запада. И в то же время с любовью и вместе со страхом, умеряемым христианской надеждой, отмечаем, что религиозная мысль Запада в стремлениях своих обрести чистую христианскую церковную истину, ближайшею целью поставляет найти пути к объединению в Православии всех ветвей Вселенской Христовой Церкви, основанием к тому выставляя чаяние предреченного Спасителем явления знамения Сына Человеческаго, опасение близкого конца мiра и явления мiру антихриста в качестве беззаконного вершителя судеб отступившего от Бога человечества.

          

 

 

 

ГЛАВА IV

 

Учение Православной Церкви об антихристе

и о Втором Христовом Пришествии

 

   Что же говорит Православный Восток по поводу предвидения церквами Запада близкого конца мира и явления миру антихриста?

   Как учит о сем Святая Апостольская Православная Церковь?

   Перед кончиной мира, - так учит Церковь, - перед Вторым Пришествием Христовым, попущением Божиим, явится антихрист, последний чрезвычайный противник Христа и Его Святой Церкви.

   Во дни его Господь, по безграничной любви Своей и милосердию, для борьбы с ним и для предотвращения людей от него, пошлет на землю двух своих пророков, Еноха и Илию. Пророки эти придут во плоти, чувственно, и будут проповедовать против Антихриста три с половиною года, утверждая в последних людях веру в Господа Иисуса Христа, Единородного Сына Божия, Спасителя мiра, в Его Святую Апостольскую Церковь.

   «Христова Церковь, находясь в состоянии странствования на земле, в то же время пребывает и в состоянии непрестанной брани со своими врагами. Брань с иудейством и властным иудейским синедрионом кончилась падением неверного Израиля*; но дух вражды его переселился в Рим.

 

   * Свящ. Д.Александров. Новейшая полемика с расколом. Миссионерское Обозрение. 1911 г. Июнь – Декабрь.

 

От Нерона до Максенция редкий из римских императоров не поставлял для себя долгом и честью с большей или меньшей силой преследовать и подавлять христианство; продолжительные гонения одно за другим были воздвигаемы с нарочитой целью истребить с лица земли поклонников Иисуса – уничтожить Христову Церковь.

   Подвигнув языческий мир со всеми его силами на борьбу с Церковью, исконный враг рода человеческого думал сокрушить и разрушить Царство Божие, то есть Церковь. Но силою Божиею, терпением святых сокрушилось и это оружие диавола: Христианство восторжествовало над языческим Римом и вообще над идолопоклонством. Когда истощились силы язычества в борьбе с Церковью, у врага было уже готово для продолжения борьбы оружие другое – это скопище различных еретиков и лжеучителей. Рано враг начал сеять плевелы между чистою пшеницею слова евангельского: еще во времена Апостолов появлялись неправые лжеучители и учения (1 Ин. IV, 1 – 13)*; и далее Церковь постоянно находила внутри себя врагов, искажавших содержимое ее учение.

 

   * Симон Волхв, о котором сообщается в Апостольских Деяниях (Деян. VII, 9-24), родоначальник всех последующих ересей, по преданию, был ровесником Господу Иисусу Христу.

 

 

Но это оружие до IV-го века было второстепенным оружием в руках врага, диавола. Когда же Церковь начала торжествовать над мiром языческим и на развалинах его утверждать свое внешнее благополучие, тогда диавол вооружил против нее полчище разных еретиков, чтобы посредством их ослабить, поколебать и разрушить ее в самом ее основании, в ее вероучении. Жестока, и опасна была брань Церкви вселенской и с этими врагами. От арианства до иконоборства один за другим являлись в ней ересеначальники, возмущали мир в ней, колебали ее и увлекали за собою легкомысленных, простодушных, неискусных в вере людей. С окончанием времен Вселенских Соборов восторжествовала Церковь и над этим врагом. Но и далее не обрела Церковь покоя: еретический Рим, Лютер – на Западе, жестокое изуверство поклонников лжепророка Магомета на Востоке, ереси и расколы в русском государстве…

   Но вся эта брань ничто в сравнении с тою бранью, которую воздвигнет диавол на Христову Церковь в последнее перед Вторым Пришествием Христовым на землю для Суда время, через антихриста. Это будет последний чрезвычайный противник Христа и его святой церкви, о котором св. апостол Иоанн говорит: грядет (1 Ин. II, 18), то есть придет. Вот почему великий учитель св. Иоанн Дамаскин и писал: «Требе есть знати, яко имать приити антихрист».

   Кто же такой последний антихрист? Когда он явится и каков его конец?

   Для разрешения сих вопросов обратимся к Слову Божию и прежде всего к учению Самого Господа Иисуса Христа.

   Обличая неверие иудеев в Него, как Сына Божия, обещанного Израилю Мессию, Господь говорит: Аз приидох во имя Отца Моего, и не приемлете Мене; аще ин придет во имя свое, того примете (Ин. V, 43). Под «иным», которого Господь противополагает Себе со стороны свойств и действий, а также со стороны отношения к нему иудеев, надлежит разуметь последнего антихриста, как определенное лицо, которого в будущем примут иудеи. «О ком это Он (Христос) говорит, - пишет св. Иоанн Златоустый, - придет во имя свое? Здесь Христос намекает на антихриста… Если вы преследуете Меня, - говорит Он, - из любви к Богу, то гораздо более следовало бы так поступать с антихристом. Он ничего подобного не будет говорить, то есть что послан от Отца, что пришел по воле Его; но, совершенно напротив, насильственно будет похищать все ему не принадлежащее и называть себя богом над всем, как и Павел пишет: …паче всякого глаголемого бога, или чтилища, показующи себе, яко бог есть (2 Сол. II, 4). Это именно и значит, что он придет во имя свое. Но Я, - говорит Христос, - пришел не так, а во имя Отца Моего. Достаточно было и этого для доказательства, что они не любят Бога, так как не приняли Того, Кто им говорил о Себе что послан от Бога. Но в настоящем случае Он показывает бесстыдство их и с противоположной стороны – из того, что они готовы принять антихриста» (Златоуст. Т. VIII. С. 272-273).

   Спаситель иного противопоставляет действиям Своим во имя Отца; неверию иудеев в истинного Мессию (не приемлете Мене) противопоставляет тон их веру в неистиннаго – иного (того приимете). Христос есть Лицо Единое и под именем иного которого Он противопоставляет Себе, нужно разуметь определенное, единое лицо.

   Итак, последний антихрист – определенное, единое лицо; он еще не пришел (придет), и в будущем его примут жиды; отвергнув Христа, они готовы и принять антихриста.

   Так объясняют это место и другие святые Отцы.

   Феофилакт Болгарский  в толковании сего места писал: «Я, - говорит Христос, - пришел во имя Отца Моего… А приидет иной, то есть антихрист, который будет доказывать, что он только один бог. Итак, Меня, Который пришел во имя Отца, вы не принимаете, а его примете» (На Иоанна зачало 17-е. С. 138-139. Изд. 1898 г.).

   Более подробно об антихристе говорится у ап. Павла в послании к Фессалоникийцам, где, по словам книги «О вере», описан весь образ антихриста (л. 269 об.)… Ап. Павел учит, что прежде Второго Пришествия Христа Спасителя явится антихрист, что антихрист будет определенное лицо, человек беззаконный, находящийся под особым руководством Сатаны, будет выдавать себя за Бога, для совращения людей будет проповедовать ложное учение, чем увлечет многих слабых, будет совершать ложные знамения и чудеса; будет могущественным царем, по изображению пророка Даниила и Тайнозрителя; воздвигнет гонение на христиан, от которых будет требовать себе божеского поклонения, не хотящих же следовать за ним предаст смерти (Дан. XI, 37; Апок. XIII, 7 и 15), родится от девицы нечистыя, жидовки сущей из колена Данова (Быт. XLIX, 17; Ипполит. Вып.II. С. 16-17 и книги «О вере», 270); царствовать будет только 3 ½  года, как читаем о том у пророка Даниила: И дастся в руку его даже до времени и времен и полувремени (VII, 25 и Иероним, XII, 67); погибнет антихрист от действия Христа Спасителя, когда Он придет судить живых и мертвых (2 Сол. II, 8).

   Возвысившись над всеми царями и над всяким богом, антихрист построит город Иерусалим и восстановит разрушенный храм, всю страну и пределы ее возвратит иудеям. Затем, освободивши их от рабства народам, он объявит себя царем их (Блаженный Ипполит. Т.II. С. 160), как и Христос сказал, что иудеи примут антихриста за Мессию».

   О том, что приидут пророки Илия и Енох, свидетельства в Писании и у Отцев:

   Об Енохе: 1) в книге Бытия читаем: И угоди Енох Богу, и не обреташеся, зане преложи его Бог (V, 24). 2) У Сираха: Енох угоди Господеви и преложися, образ покаяния родом (XLIV, 15). 3) Ап. Павел: Верою Енох преложен бысть не видети смерти; и не обреташеся, зане преложи его Бог (Евр. IX, 5). Предлежит человеку единою умерети, потом же суд (II, 27).

   На этом основании св. Отцы учили, что одним из пророков которого убьет антихрист, будет Енох, так как он не вкусил смерти, а между тем непременно предлежит каждому человеку единою умрети, а потом уже суд.

   Преп. Феодор Студит и преп. Максим Грек: «Возьми Еноха, угодившего Богу, не исхитил ли его Бог из среды тогдашних развратников, старавшихся его развратить, переселив в неизвестные места, где он и доселе пребывает, имея быть предвестником Второго Пришествия Христова» (Том II, по изд. 1890 г. С. 571).

   Преп. Максим в слове «О неизглаголанном Божием Промысле» писал: «Енох же праведно помолился Богу, да сицеву смерть не узрит. Услышана бысть молитва его, преложив бо его жива Скорый на заступление всем презывающим Его  истиною, якоже писано есть, и не обреташеся Енох в сродниках его, его же по человеколюбному смотрению соблюдает жива до явления богопротивника  антихриста, да тем и блаженным Илиею посетит и утвердит в вере и любви своей благоверный язык христианский и обратит к нашей неблазненной непорочной вере, елицы достойни спасения от иудейского языка у Бога возмнятся, вкупе же да и нечестиваго богопротивника онаго обличить и объявить лжива и льстеца содеянными тогда предивными чудесы от преподобных пророков Своих» (Т. II, изд. 1860 г. С. 189-190).

   Об Илии:

   Что вторым светильником будет св. пророк Илия, о том свидетельством служит сказание книга Царств: …и бысть идущима има… и се, колесница огненная, и кони огненнии, разделиша между обема. И взят бысть Илия вихром яко на небо (4 Цар. II, 11).

   Иисус Сын Сирахов: Взявыйся вихром огненным на колеснице коней огненных; вписан во обличениа на времена, утолити гнев прежде ярости и обратити сердце отчее к сыну, и устроити колена Иаковля (XLVIII, 9-10).

   Пророк Малахия: И се, Аз послю вам Илию Фесвитянина, прежде пришествия дне Господня, великого и просвещенного, иже устроит сердце отца к сыну и сердце человека ко искреннему его да не пришед поражу землю в конец (IV, 5-6).

   О нем же св. Отцы:

   Св. Амвросий: «Понеже (Христос) имел снити с небес и взыти на небо, взял нань Илию, коего во благовремя паки возвратит на землю» (Кн. 1-я о покаянии. Гл. VIII, по изд. 1901 г. С. 17).  И в другом месте: «Кто-нибудь скажет: но ведь (еще) Илия оказался совершенно непричастным к вожделениям плотского соития. Но потому-то он и был взят на небо, потому-то он и является во славе вместе с Господом, потому-то он и будет предтечей Господня пришествия» («О девстве и браке», III, по изд. 1901 г. С. 6).

   В Прологе: «Сей и Второму Пришествию Христову с Енохом приити ко обличению всеконечнаго нечестия антихристова и утешению благочестия вверенный» (20 Июля, 227 л. И об.).

   Блаж. Феодорит, толкуя пророчество Малахии, писал: «Се Аз послю вам Илию Фесвитянина» и, означая время, присовокупил: «прежде пришествия дне Господня великаго и просвещеннаго». Так именовал день Второго Пришествия; извещает же, что соделает пришедши великий Илия. Иже устроит сердце отца к сыну и сердце человека ко искреннему его. И показывая цель, для которой приидет Илия прежде, присовокупил: да не пришед поражу землю в конец. Чтобы Мне, нашедши всех вас в неверии, не предать всех нескончаемому мучению, Илия приидет прежде, возвестит вам о Моем пришествии и убедит вас, иудеи, без всякого сомнения присоединиться к уверовавшим в Меня язычникам и составить единую Мою Церковь. Отцами же называет пророк иудеев, как призванных прежде, а сынами – язычников, как спасенных после иудеев. Посему поелику мы и ныне убеждаем иудеев ко благочестию, они же пребывают непокорными, завидуя нашему спасению, то справедливо сказано у пророка, что Илия устроит сердце отца к сыну, потому что убедит иудеев вступить в общение с нами» (Т. V, по изд. 1857 г. С. 175).

   Св. Иоанн Златоуст: «послушай, как Малахия предвещает то же, или лучше Бог через пророка: «Се Аз, послю вам, - говорит Он, - Илию Фесвитянина. Для чего пошлет? Иже устроит сердце отца к сыну (Мал. IV, 5-6). Так как имеет быть Суд тот страшный и ужасный, то, чтобы Судия не осудил некоторых безответных на наказание и чтобы Илия, пришедши и предсказав, что близко – при дверях наступление суда, сделал людей благоразумными; ведь сказанное за много лет обыкновенно пренебрегается, то названный пророк и придет возобновить это в нашей памяти» (Т. VI С. 474).

   Св. Андрей Кесарийский, толкуя XI-главу Апокалипсиса, пишет: «Многие учители думали, что сии два свидетеля, именно Енох и Илия, при конце получат время от Бога для пророчества на три с половиною года, которые обозначены тысячью двумястами шестьюдесятью днями. Облечением во ветрище показывают они, что плача и слез достойны обольщаемы и что будут отвлекать от обольщения антихристова существующих тогда. Их пророк Захария указывает в виде двух маслин и двух светильников, потому что пища для света ведения доставляется елеем добрых дел (С. 125 по изд. Братства св. Петра. 1889 г.).

   Блаж. Ипполит, папа Римский так же толкует это место (Вып. I С. 161; вып. II. С. 69 по казанск. изд.).

   Преп. Ефрес Сирин: «Но прежде нежели будет сие, Господь, по милосердию Своему, пошлет Илию Фесвитянина и Еноха (Т. II. С. 258 по изд. 1895 г.).

   Св. Андрей Кесарийский, приводя 11-й стих Х-й главы Апокалипсиса: И рече ми: подобает ти пакипророчествовати в людех и во племенех, и во языцех и в царех мнозех, - писал: «Сим показывается или то, что не скоро после видения Божественного Апокалипсиса примет исполнение виденное, но надлежит еще Блаженному через Евангелие свое и через сие Откровение даже до конца пророчествовати читающим о будущем; или что он не вкусит смерти, при конце же придет, препятствуя принятию антихристова обольщения.

   Святый Андрей Кесарийский разделяет мнение некоторых, что при конце мiра для проповеди и обличения антихриста придет и Иоанн Богослов.

   Блаж. Августин: «В последнее время, перед Судом, иудеи уверуют в истинного Христа, то есть в нашего Христа, когда разъяснит им Закон Илия, этот великий и удивительный пророк» (Т. VI. С. 257).

   Блаж. Иероним: «Бредни иудейские заключались в том, что Иерусалим будет восстановлен во время тысячелетнего царствования».

   Св. Андрей Кесарийский: «Многие во время антихристово за твердое пребывания в вере удостоятся пророческого дара и будут убиты оруженосцами диавола» (по изд. 1889 г. С. 189. Москва).

   Блаж. Иероним: «Блажен тот, кто сверх предназначенного числа ожидает по умерщвлении антихриста еще сорок пять дней, в которые Господь и Спаситель приидет в своем величии. Но почему по умерщвлении антихриста в течение сорока пяти дней ничего не будет слышно, - это ведомо Богу. Мы разве только можем сказать, что отсрочка царства святых есть испытание терпения (Т. XII. С. 139).

   Блаж. Ипполит: «Нечистый разошлет приказы по всякой области при помощи демонов и чувственных людей; все они будут говорить: «Появился великий царь на земле; идите все посмотреть могущество силы его. Вот он доставляет вам хлеб и одарит вас вином, богатством многоценным и почестями великими. Идите все к нему!» И вот, по причине недостатка в пищевых средствах, все придут и поклонятся ему… И ради скверной печати своей льстец даст им немного пищи. И вот, всех тех, которые уверуют в него, он запечатлеет печатью своею, а тех которые не пожелают покориться ему, он подвергнет несравнимым наказаниям, жесточайшим мучениям и всевозможным ухищрениям, каких никогда не было… После того как люди получат печать и не найдут ни пропитания, ни воды, они придут к нему и будут говорить голосом преисполненным отчаяния: «Дай нам попить и поесть: все мы ослабеваем от голода и всевозможной нужды; прикажи, чтобы небо дало нам воду, и отгони зверей, пожирающих людей». Тогда лукавый с презрительной насмешкой, исполненный великого бесчеловечия, ответит им: «О небо! Оно не желает дать дождя; земля не произрастает плодов своих. Откуда же я вам дам пищи?» Тогда, услышав слова этого лукавого, несчастные поймут, что он злой диавол, и будут с отчаянием сетовать и сильно плакать и говорить друг другу: «О несчастные! Каким образом мы склонились перед ним? Каким образом мог опутать нас обольститель? Как это мы уловлены его сетями?..» Великая скорбь будет тогда, но Господь не оставит рода человеческого лишенным утешения… Дни протекут с быстротой, и царство антихриста разрушится скоро» (Твор. Ипполит. Вып. 2-й. С. 74-79).

   Вот в смысле ослабления, уничтожения, разрушения антихристова царства и можно понимать, что антихрист будет поражен от Бога, так как несомненно будет небольшой промежуток времени между разрушением антихристова царства, поражением его власти и пришествием на землю Господа Царя Славы.

   Св. Кирилл Иерусалимский: «Но никто не любопытствуй о времени… Не смей решительно говорить: сие будет тогда-то, и не предавайся беспечному сну».

   Блаж. Августин: «Что все это имеет быть, тому следует верить; но каким образом и в каком порядке оно будет, это лучше покажут тогда на опыте самые события».

   Св. Григорий Двоеслов: «В Ветхом Завете узнали мы, что Илия восхищен был на небо. Илия вознесся на небо воздушное так, что внезапно был отведен в некую потаенную область вселенной, в которой жил бы уже в великом спокойствии плоти и духа дотоле, доколе при кончине мира не возвратится назад и не заплатит долг смерти. Ибо он разорвал смерть, но не убежал от нее» (Беседа на Еванг. СПб., 1860 г. Кн. II. С. 100).

   Что антихрист будет человек, тому свидетельство у Отцев.

   Св. Златоуст, толкуя II-ю главу 2-го послания апостола Павла к Солунянам, писал: «здесь он (Апостол) говорит об антихристе и открывает великие тайны. Что такое отступление? Отступлением он называет самого антихриста, так как он имеет погубить многих и привести к отступлению, якоже прельстити, - сказано, - аще возможно, и избранныя. Называет его и человеком беззакония, потому что он совершит тысячи беззаконий и побудит других к совершению их. А сыном погибели называет его потому, что и он сам погибнет. Кто же он будет? Ужели Сатана? Нет, - но человек некий, который воспримет всю силу его» (Т. XIС. 592).

   Еще учит Златоуст,что иудеи примут антихриста (Т. VIII. С. 278): «больше всего обольститель будет иметь силы среди иудеев, ибо они не приняли Христа, не уверовали в Него» (Толкование на 2-е Фессал. С. 63 по изд. 1888 г.).

   Св. Кирилл Иерусалимский: «Когда наступит время приити истинному Христу в другой раз, сопротивник, воспользовавшись ожиданием людей простодушных и особливо тех, которые из обрезания, изведет некоего человека-волхва, весьма опытного в искусстве обманывать волшебными средствами и чародейством, который во власть себе захватит Римское царство, ложно наименует себя христом и сим наименованием обольстит иудеев, ожидающих помазанника, а тех, которые из язычников, привлечет волшебными мечтаниями. Придет же сей сказанный выше антихрист, когда исполнятся времена Римского (всемирного) царства и приблизится уже конец мира».

   Св. Ипполит. «Внезапно появится малый рог, каковый есть антихрист, когда правда на земле уничтожится и когда весь мир придет к концу.

   Св. Златоуст. Аще рекукт, се в сокровищах Христос, се в пустыни есть, не изыдите (Мф. XXIV, 26). Говорит так о Своем славном Втором Пришествии, в виду лжехристов, лжепророков и антихриста, чтобы кто-нибудь, заблудившись, не попал последнему. Так прежде Христа придет антихрист» (Т. II. С. 442).

   Блаж. Феодорит. «Благоугодно Богу, чтобы антихрист явился во время скончания. Посему Божие определение не позволит ему явиться ныне» (Т. VII. С. 547).

   Блаж. Августин. «Христос придет судить живых и мертвых не прежде, чем придет для обольщения мертвых душою антихрист». (Т. VI. С. 227 и 264).

   Блаж. Иероним. «Все книги пророков и евангельская истина учат о двух пришествиях Господа Спасителя, что прежде Он придет в уничижении, а потом в славе. И Сам Господь свидетельствует, что произойдет перед кончиною мира и когда придет антихрист (Т. III. С. 214-218). Христос не придет, пока перед Ним не явится антихрист (Т. III С. 216),  в конце мира [явление] совершит антихрист, который восстанет из малого народа, то есть из народа иудейского (Т. XII. С. 118); пророческая речь описала нам, в отношении к разрушению и концу мира, каково будет поколение людей перед пришествием антихриста (Т. XIV. С. 113); пастырь неразумный или неискусный есть антихрист; о нем говорится, что он придет в конце мира» (Т. XV. С. 142).

   Блаж. Фиофилакт Болгарский в толковании посланий ап. Павла к Фессалоникийцам писал: «Антихрист и Илия – знамение общей кончины» (1-е посл. Гл. 3. Ст. V. С. 88 по изд. 1888 г.). И в Толковом Апостоле сказано: «Приидет бо, рече, при кончине мира антихрист» (Л. 196, об.).

   Св. Златоуст: «Не удивляйся, что у него (антихриста) очи человечи: ведь о нем говорится и то, что он человек» (Т. VI, 529).

   Св. Григорий Богослов: «Кто антихрист? Зверь, Исполненный яда; человек многомощный».

   Блаж. Феодорит: «Пред Владычним пришествием, облекшись в естество человеческое, придет губитель человек, безбожный демон, похититель Божьяго имени. Назвал же антихриста человеком беззакония и сыном погибели и видимое естество тем показуя и открывая разнообразную действенность греха» (Т. VI. С. 7, 9-84).

   Нарек его человеком беззакония, потому что он по природе человек, приявший в себя всю действенность диавола, а сыном погибели, ибо губитель человек подражает вочеловечению Бога и Спасителя нашего, как Господь, восприял человеческое естество, так и он» (Т. VII. 546-550).

   Св. Кирилл Иерусалимский: «Будет антихрист… сперва, как человек ученый и умный, покажет он скромность, целомудрие и человеколюбие, потом… как человек хульный и беззаконный» (Огласит. поуч. С 206-208 по изд. 1893 г.).

   Блаж. Феофилакт Болгарский: «Кто же он (антихрист) такой? Ужели Сатана? Нет, но некоторый человек, принявший всю его силу» (Толков. На 2-е Фессал. С. 48 по изд. 1888 г.)

   Блаж. Ипполит: «Господь и Спаситель наш Христос Иисус, Сын Божий, за Его Царское и славное достоинство предвозвещен был, как лев; подобным же образом и антихриста предуказано, как льва, за его качества тирана и насильника. Да и вообще обольститель желает уподобиться Сыну Божию. Лев – Христос, лев и антихрист. Явился Спаситель, как агнец; подобным же образом покажется и тот, как агнец, хотя внутри будет оставаться волком. Обрезанным пришел Спаситель в мiр, подобным же образом явится и тот. Послал Господь апостолов ко всем народам; подобным же образом пошлет и он своих лжеапостолов. Собрал Спаситель Своих рассеянных овец; подобным же образом соберет и тот рассеянный народ иудейский. Дал Господь печать верующим в Него, подобным же образом даст и тот. В образе человека явился Господь, в образе человека придет и он» (Творения блаж. Ипполита. Вып. 2 С. 13-14 и 68).

   Св. Андрей Критский: «Колено Даново, так как из него должен родиться антихрист, не причислено к прочим (VII гл. Апок.), а вместо него упомянуто Левино, которое, как священническое, в число колен не входит» (Толкование на Апок. По изд. 1889 г. С. 87). И в другом месте: «Антихрист, происходящий из корня еврейского, из восточных частей Персидской земли, где колено Даново» (С. 199).

   Св. Ириней Лионский: «Иеремия открыл не только его (антихриста) внезапное пришествие, но и колено, из которого придет, говоря: «От Дана мы услышим ржание его быстрых коней, и от звука ржания скачущих коней потрясется вся земля, и он придет и пожрет землю с тем, что наполняет ее, и город с его обитателями. И поэтому сие племя не считается в Откровении в числе спасаемых» (Кн. V. Гл. ХХХ. С. 664).

   Что, действительно, антихрист восстановит иудейское царство, Иерусалим и храм, о том у Отцев:

   Св. Ириней Лионский: «Апостол открыл и то, на что я не раз указывал, что в Иерусалиме храм был построен по распоряжению Истиннаго Бога… В нем-то и будет сидеть противник, стараясь представить себя Христом». (Кн. V. Гл. XXV. С. 648). «Сделает он (антихрист) во время своего царства: переселит царство в этот город (то есть Иерусалим) и сядет в храме Божием, обольщая поклоняющихся ему, как будто он Христос» (Гл. XXV С. 600).

   Св. Кирилл Иерусалимский: «Яко же ему (антихристу) сети в церкви Божией. В какой же церкви? Разумеется разоренный иудейский храм. Да не будет же того, чтобы разумелся сей храм в котором мы! Но для чего говорим это? Да не подумают, что мы говорили из лести себе. Если антихрист придет к иудеям, как Христос, и от иудеев, восхощет поклонения, то, чтобы более обольстить их, покажет великое усердие к их храму, внушая о себе ту мысль, что он рода Давидова и что ему должно создать храм, сооруженный Соломоном. Придет же он, когда в иудейском храме не останется камня на камне, по определению Спасителя» (15-е Огласит. Поучение. § 15. С. 208 по изд. 1893 г.).

   Блаж. Ипполит: «Возвышенность над всеми царями и над всяким богом, он построит город Иерусалим и восстановит разрушенный храм, и всю страну и пределы ее возвратит иудеям» (Творения, вып. 1. С. 160). И в другом месте: «Восстановит он также и каменный храм в Иерусалиме» (Вып. 2. С. 14). «Он призовет к себе весь народ иудейский из всех стран, в которых он рассеян: он присвоит их себе, как своих собственных детей, возвестит им, что он восстановит страну и восстановит их царство и храм, и все это с тою целью, чтобы они поклонились ему, как Богу» (С. 37).

   О царях, соцарствующих с антихристом.

   Св. Кирилл Иерусалимский: «Придет же сей сказанный выше антихрист, когда исполнятся времена Римского Царства и приблизится уже  конец мiра. Вдруг восстанут десять римских царей, царствующих, может быть, в разных местах, но в одно и то же время, а после них одиннадцатый будет антихрист, который с помощью волшебного искусства захватит себе Римскую державу, уничтожит трех прежде него царствовавших, имея уже под своею властью семерых» (15-е Огласит. Поуч. § 12, С. 206-207).

   Св. Андрей Кесарийский: «Зверь сей антихрист, восьмой же, как имеющий восстать после семи царств на прельщение и опустошение земли, от седьмых же он, как произросший от одного из сих царств. Ибо придет он не из оного народа из упомянутых, но как царь Римлян на пагубу и погибель уверовавших в него и после сего пойдет в пагубу геенны» (Толк. Апок. С. 217).

   Св. Ириней Лионский: «Даниил же относительно конца последнего царства, то есть десяти последних царей, между которыми разделится царство их и на которых придет сын погибели, говорит, что у Зверя вырастут десять рогов и в середине их вырастет другой маленький рог, и что три рога из первых будут истреблены с его лица» (Кн. 5-я. Гл. XXV. С. 618).

   Блаж. Иероним: «При конце мiра, когда будет разрушено царство Римское, будет десять царей, которые разделят между собою мiр Римский, и восстанет одиннадцатый царь, небольшой, который победит трех из десяти царей. По умерщвлении их так же и семь других царей подчинятся победителю (антихристу)» (Т. XII. С. 62).

   Слово блаж. Ипполита: Он (антихрист) возлюбит народ иудейский; вместе со всем им он совершит знамения и страшные чудеса, но не истинные, а ложные, для того чтобы обольстить подобных ему нечестивцев. На сколько будет возможно, он даже избранных отторгнет от любви ко Христу. А на первых порах он будет милостивым, любвеобильным, спокойным, религиозным, миротворцем, будет с ненавистью преследовать несправедливость и гнушаться даров, не будет предаваться идолослужению и будет любить Писание… будет гостеприимным, нищелюбивым, милосердым. Затем начнет совершать чудеса: будет очищать проказу, восстановлять расслабленных, изгонять демонов, возвещать об отдаленном будущем как бы о настоящем, воскрешать мертвых, доставлять помощь вдовам, заботиться о сиротах, будет всех любить… И все это совершится по притворному и коварному умыслу из желания склонить всех к тому, чтобы его сделали царем. И действительно, лишь только народ и толпа увидят такие добродетели и столь великие доблести его, как все единомысленно приидут к одному и тому же решению сделать его царем. И более всего еврейский род преимущественно перед всеми будет привлекать к себе любовь со стороны тирана; и скажут тогда иудеи друг другу: «Ужели в нашем роде нашелся такой добрый и справедливый человек?» В особенности же, как я сказал выше, иудеи будут мечтать о том, что они увидят его царем, облеченным подобающею властью, и придут к нему со словами: «Все мы тебе повинуемся, все мы на тебя возлагаем надежду, все мы тебя считаем справедливым по всей земле; все мы наемся при твоей помощи обрести спасение, а через твои уста мы уже получили справедливый и неподкупный суд».

 

 

О Гоге и Магоге

 

   Свв. Ефрем Сирин и Иоанн Златоуст под Гогом и Магогом разумели народы, притеснявшие евреев вскоре по возвращении их из Вавилона (Творения Ефрема Сирина. Т. V. С. 58; Златоуст. Т. С. 668).

   «Слово Магог употребляется в первый раз в книге Бытия (Х, 2). Это один из сыновей Иафета. В пророчестве Иезекииля говорится о Гоге и Магоге; из него перенесены имена сии в Апокалипсис с теми же понятиями, в каких приняты были Иезекиилем, но с разным применением. Гог у Иезекииля изображается славным и страшным завоевателем, который вторгается с многочисленным войском в землю народа Израильского (XXXVIII, 15,-16)… Гог был орудием гнева Божия против Израиля, но потом сам за жестокость и нечестие сделался предметом отмщения также гнева Божия. Слово Магог означало или землю, или народ, которым повелевал Гог… Из Апокалипсиса видно, что предсказания иногда в одних и тех же словах относились и к Суду Божьему над нечестием последних времен существования мира, время пришествия, царства последнего антихриста. Понятие о Гоге во все времена было понятием о властелине свирепом, воинственном, повелевающем разноплеменными и многочисленными толпами воинов, попирающем уставы Божии, кровожадном злодее, враге Бога, веры и Церкви Его и поклонения Ему. Гог – антихрист; Магог – воинство его. Гог означает собирающего, а Магог – собрание народов» Блаж. Иероним. Толков. На 7 ст. ХХ-й гл. Апок. С. 259). Развязанный Сатана на конце времен и воздвигнет их на брань с градом Божиим. Гог и Магог – это те народы, в которых до времени заключен как бы в бездне диавол.

 

О печати антихриста

 

   Св. Андрей Кесарийский: «Постарается он (антихрист), чтобы на всех было наложено начертание пагубного отступника и прелестника частью на правой руке, чтобы отсечь делание правых дел, часть же на челе, чтобы научить обольщенных быть дерзновенными в обольщении и тьме. Но не примут сего запечатлевшие лицо свое Божественным светом. – И будут стараться печать (имя) Зверя распространять повсюду в купле и продаже, чтобы непринимающим ее последовала насильственная смерть от недостатка необходимого. Тщательное познание печати, как и прочего написанного о нем (Звере) откроет бодрственный опыт и время»… «Теперь, говорит Св. Андрей, - тщетно познать, что за печать, что это за имя антихриста: благодать Божия скрыла это. Это – внешний знак. С внутренней стороны – приявшие печать лишены уже будут делания правых и благих дел: они будут дерзновенны в обольщении и упорны пребыванием во тьме».

   Люди не предузнают дня пришествия Господа не потому, что не будут знать, сколько времени продолжится мучительство антихриста, а потому, что огромное большинство их в антихристе не признают антихриста. Это те, которые будут верить лжи (2 Сол. II 11), имена которых не написаны в книге жизни Агнца (Апок. XIII, 8), которые будут столь же беспечны и так же глубоко погружены в земные интересы, как это было во дни Ноя и Лота (Лк. XVII, 26-29).

   Таково в главных чертах учение св. Отцев об антихристе и о Втором славном и страшном Пришествии Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. То же учение содержит и Св. Православная Церковь1.

 

   1 Свящ. Д. Александров. «Новейшая полемика с расколом».

 

 

ГЛАВА V

 

Слово преп. Ефрема Сирина об антихристе

 

   Изложив в предыдущей главе святоотеческое учение по существу  занимающего нас вопроса, обратимся теперь к «Слову» преподобного Ефрема Сирина «На пришествие Господне, на скончание мiра и на пришествие антихристово»*.

 

   * «О последних событиях, имеющих совершиться в конце мiра», изд. Оптиной Пустыни. [Составил Иеромонах Пантелеимон. Св.-Тр. Лавра, 1905.]

 

Слово это так проникновенно-картинно изображает дни последней «великой скорби» на земле, какой, по слову Божию, от века не было и не будет, что умолчание о нем было бы огромным пробелом в познании и разумении признаков грядущего царства «человека греха сына погибели», антихриста.

   «С болезнью сердца начну речь, - говорит Преподобный, - о том бесстыднейшем и ужасном Змие, который приведет в смятение всю поднебесную и в сердца человеческие вложит боязнь, малодушие и страшное неверие и произведет чудеса, знамения и страхования, якоже  прельстити, аще возможно, и избранныя (Мф. XXIV, 24), и всех обманет ложными знамениями и призраками чудес, им совершаемых. Ибо попущением Святога Бога получит он власть обольщать мiр, потому что исполнилось нечестие мiра и повсюду совершаются всякого рода ужасы. Посему-то Пречистый Владыка за нечестие людей попустит, чтобы мiр был искушен духом лести, потому что так восхотели человеки – отступить от Бога и возлюбить лукавого*.

   Великий подвиг, братие, в те времена, особливо для верных, когда самим Змием с великою властью совершаемы будут знамения и чудеса, когда в страшных призраках покажет он себя подобным Богу; будет летать по воздуху, все бесы подобно Ангелам, вознесутся перед мучителем. Ибо с крепостию возопиет, изменяя свой вид, и безмерно устрашая всех людей. Когда, братие, окажется огражденным, непоколебимым, имеющим в душе верный знак – святое пришествие Единородного Сына, Бога нашего, - как скоро увидит сию неизреченную скорбь, отвсюду приходящую на всякую душу; потому что совершенно ниокуда нет у ней ни на земле, ни на море никакого утешения, ни покоя; как скоро увидит, что весь мiр в смятении, что каждый бежит укрыться в горах и одни умирают от голода, другие истаивают, как воск, от жажды, - и нет милующего; как скоро увидит, что всякое лицо проливает слезы и с сильным желанием спрашивает: «Есть ли где на земле слово Божие», и услышит в ответ: «Нигде!» Кто перенесет дни сии, кто стерпит невыносимую скорбь, как скоро увидит смешение народов, которые от конца земли идут увидеть мучителя и многие поклоняются мучителю, с трепетом взывая: «Ты наш спаситель!» - Море мятется, земля иссыхает, небеса не дождят, растения увядают, и все живущие на востоке земли от великого страха бегут на запад, а также живущие на западе солнца с трепетом бегут на восток. Бесстыдный же, прияв тогда власть, пошлет бесов во все концы смело проповедовать: «Великий царь явился во славе; идите и видите его!» - У кого же будет такая адамантова душа, чтобы мужественно перенести все сии соблазны? При одном воспоминании о Змие прихожу я в ужас, помышляя в себе о той скорби, какая постигнет людей в сии времена, помышляя о том, сколь жестоким к человеческому роду окажется сей скверный Змий и сколько злобы еще большей будет он иметь на святых, которые могут противостоять его мечтательным чудесам. Ибо много найдется тогда людей благоугодивших Богу, которым в горах и местах пустынных можно будет спастися многими молитвами и сердечным плачем. Ибо Святый Бог, видя их несказанные слезы и искреннюю веру, умилосердится над ними, как нежный Отец, и соблюдет их там, где они укроются: между тем как всескверный Змий не престанет отыскивать святых и на земле, и на море, рассуждая, что уже воцарился он на земле и все уже подвластны ему. И не сознавая своей немощи и той гордыни, от которой пал, замыслит, несчастный, воспротивиться в тот страшный час, когда Господь приидет с небес. Впрочем, приведет в смятение землю, устрашит всех ложными чародейными знамениями.

   В то время, когда приидет Зимй, не будет покоя на земле; будут же великая скорбь, смятение, замешательство, смерти и глады во всех концах. Ибо Сам Господь наш Божественными устами изрек, что такая скорбь не бысть от начала создания (Мк. XII, 19). Мужественная нужна будет душа, которая могла бы сохранить жизнь свою среди соблазнов. Ибо, если человек окажется хотя несколько беспечным, то легко подвергнется нападениям и будет пленен знамениями Змия лукавого и хитрого.

   Много молитв и слез нужно нам, чтобы кто либо из нас оказался твердым в искушениях, потому что много будет мечтаний, совершаемых Зверем. Он сам богоборец и всех хочет погубить. Ибо такой способ употребит мучитель, что все должны будут носить на себе печать Зверя, когда во время свое, то есть при исполнении времен, приидет он обольстить всех знамениями; и в таком только случае можно им будет покупать себе снеди и все потребное, и поставит надзирателей исполнять его повеления. Заметьте чрезмерную злокозненность Зверя и ухищрения его лукавства, каким образом начинает он с чрева, чтобы человек, когда будет приведен в крайность недостатком пищи, вынужден был принять печать его, то есть злочестивые начертания не на каком-либо члене тела, но на правой руке, также на челе, чтобы человеку не было уже возможности правою рукою напечатлеть крестное знамение и также на челе назнаменовать крестное знамение и также на челе назнаменовать святое Имя Господне или славный и честный Крест Христа и Спасителя нашего. Ибо знает, несчастный, что напечатленный Крест Господень разрушает всю силу его; и потому кладет свою печать на правую руку человеку, потому что она запечатлевает крестом все члены наши; а подобно и чело, как священник, носит на высоте светильник света – знамение Спасителя нашего. Ибо для того, без сомнения, употребляет таковый способ, чтобы Имя Господа и Спасителя да и неминуемо было в то время; делает бессильный (обольститель), боясь и трепеща святой силы Спасителя нашего. Ибо если кто не будет запечатлен печатью Зверя, тот не пленится и мечтательными его знамениями. Притом и Господь не отступает от таковых, но просвещает и привлекает их к Себе.

   Поелику Спаситель, вознамерившись спасти род человеческий, родился от Девы и в образе человеческом попрал врага святою силою Божества Своего, то и он умыслит восприять образ Его пришествия и прельстить нас. Господь наш на светоносных облаках, подобно страшной молнии, приидет на землю, но не так приидет враг, потому что он отступник. Действительно, от девы, только оскверненной, родится его орудие, то есть антихрист; но сие не значит, что сам враг воплотится; приидет же всескверный, как тать, в таком образе, чтобы прельстить всех; приидет смиренный, кроткий, ненавистник неправды, - как сам будет говорить о себе, - отвращающийся идолов, предпочитающий благочестие, добрый, нищелюбивый, в высшей степени наружностью своей прекрасный, постоянный, ко всем ласковый. При всем этом, с великою властию совершит он знамения, чудеса и страхования и примет хитрые меры всем угодить, чтобы в скором времени полюбил его народ. Не будет он брать даров, говорить гневно, показывать пасмурного вида, но благочинною наружностью станет обольщать мир, пока не воцарится. Поэтому, когда многие народы и сословия увидят такие добродетели и силы, тогда вдруг возымеют одну мысль и с великою радостию провозгласят его царем, говоря друг другу: «Найдется ли еще человек столь добрый и правдивый?» - И скоро утвердится царство его, и в гневе поразит трех царей. Потом вознесется сердцем и изрыгнет горечь свою этот Змий, смятет вселенную, подвигнет концы ее, всех притеснит и станет осквернять души, не благовоние уже в себе показывая, но при всяком случае поступая как человек суровый, жестокий, гневливый, стремительный, беспорядочный, страшный, отвратительный, ненавистный, мерзкий, лютый, губительный, бесстыдный, который старается весь род человеческий вринуть в пучину нечестия. Многочисленные произведет он знамения, но ложно, а не действительно. И в присутствии многолюдной толпы, которая будет восхвалять его мечтательные чудеса, издаст он крепкий глас, от которого поколеблется место, где собраны предстоящие ему толпы, и скажет: «Все народы, познайте мою силу и власть!» - В виду зрителей будет переставлять горы и вызывать острова из моря, но все это мечтательно, а не действительно. Впрочем, прельстит мир, обманет многих; многие поверят и прославят его, как крепкого Бога.

   Тогда сильно восплачет и воздохнет всякая душа; тогда все увидят, что несказанная скорбь гнетет их день и ночь, и нигде не найдут пищи, чтобы удалить голод. Ибо жестокие надзиратели будут поставлены на место, и кто только имеет у себя на челе или правой руке печать мучителя, тому позволено будет купить немного пищи, какая найдется. Тогда младенцы будут умирать на лоне матери; умрет и матерь над своим детищем, умрет также и отец с женою и детьми среди торжища, и некому похоронить и положить их во гроб. От множества трупов, поверженных на улицах, везде зловоние, сильно поражающее живых. С болезнию и воздыханием скажет всякий по утру: «Когда наступит вечер, чтобы иметь нам отдых?» Когда настанет вечер, с самыми горькими слезами будут говорить сами в себе: «Скоро ли рассвет, чтобы избежать нам постигшей скорби?» - Но некуда бежать или скрыться, потому что все будет в смятении – и море, и суша. Глады, землетрясения, смущение на море, страхования на суше. Множество золота и серебра, и шелковые одежды не принесут никому пользы во время сей скорби, но все люди будут называть блаженными умерших, преданных погребению, прежде нежели пришла на землю эта великая скорбь. И золото, и серебро рассыпаны на улицах, и никто до них не касается, потому что все омерзело.

   Но все поспешат бежать и скрыться, и нигде им не укрыться от скорби; напротив того, при голоде, скорби и страхе будут угрызать плотоядные звери и пресмыкающиеся. Страх внутри, извне трепет; день и ночь трупы на улицах. Смрад на стогнах, зловоние в домах; голод и жажда на стогнах, глас рыдания в домах. С рыданием встречаются все друг с другом – отец с сыном, матерь с дочерью. Друзья на улицах, обнимаясь с друзьями, кончают жизнь; братья, обнимаясь с братьями, умирают. Увядает красота лица у всякой плоти, вид у людей – как у мертвецов. Все же поверившие лютому Зверю и принявшие на себя печать его – злочестивое начертание оскверненного – приступят к нему вдруг с болезнию скажут: «Дай нам есть и пить, потому что все мы истаиваем, томимые голодом, и отгони от нас ядоносных зверей». – И этот бедный, не имея к тому средств, с великою жестокостию даст ответ, говоря: «Откуда, люди, дам вам есть и пить? Небо не хочет давать земле дождя, и земля также не дает вовсе ни жатвы, ни плодов». – Народы, слыша это, возопиют и прольют слезы, не имея утешения в скорби; напротив того, другая неизреченная скорбь приложится к их скорби, а именно та, что так поспешно поверили мучителю. Ибо он, бедный, не в силах помочь и себе самому, - как же он им может оказать милость? В те дни великое будет горе от многих скорбей, причиненных Змием, от страха и землетрясения, и шума морского, от голода и жажды, и угрызения зверей. И все принявшие печать антихристову и поклонявшиеся антихристу, как благому Богу, не будут иметь никакой части в Царстве Христовом, но вместе с Змием будут ввержены в геенну.

   Но прежде нежели будет сие, Господь, по милосердию Своему, пошлет Илию Фесвитянина и Еноха, чтобы они возвестили человеческому роду благочестие, дерзновенно проповедали всем благоведение, научили не верить из страха мучителю, говоря и вопя: «Это лесть, о человеки! Никто да не верит ей нисколько, никто да не повинуется богоборцу, никто из вас да не приходит в страх, потому что богоборец сей скоро будет приведен к бездействию! Вот Святый Господь грядет с неба судить всех поверивших знамениям его». – Впрочем, немногие тогда захотят послушать и поверить сей проповеди пророков.

   Многие из святых, какие только найдутся тогда, в пришествие оскверненного, реками будут проливать слезы к Святому Богу, чтобы избавиться им от Змия, с великою поспешностью побегут в пустыни и со страхом будут укрываться в горах и пещерах, и посыплют землю и пепел на главы свои, в великом смирении молясь день и ночь. И будет им даровано от Святаго Бога сие: благодать Его отведет их в определенные для сего места, и спасутся они, укрываясь в пропастях и пещерах, не видя знамений и страхований антихристовых, потому что имеющим ведение без труда сделается известным пришествие антихриста. – А кто имеет ум (обращенным) на дела житейские и любит земное, тому не будет сие ясно; ибо всегда таково свойство привязанного к делам житейским – хотя и услышит, но верить не будет и даже погнушается тем, кто об этом будет говорить. А святые укрепятся, потому что отринули всякое попечение о сей жизни.

   Восплачут тогда – и вся земля, и море, и горы, и холмы; восплачут светила небесные о роде человеческом, потому что все уклонились от Святаго Бога и поверили лести, приняв на себя вместо животворящего Спасителева Креста начертание скверного и богоборного. Восплачут земля и море, потому что в устах человеческих прекратится вдруг глас псалмов и молитв; восплачут великим плачем все церкви Христовы, потому что не будет священнослужения и приношения*.

 

   *  Дан. VIII, 11, 13-14; IX, 27; XI, 31; XII, 11-12.

 

   По исполнении же трех с половиною лет власти и действий нечистого, и когда исполнятся соблазны всей земли, приидет конец, по сказанному, Господь, подобно молнии, блещущей с неба, приидет Святый, Пречистый, Страшный, Славный Бог наш с несравненною славою в предшествии Его славе чинов Архангельских и Ангельских; все же они – пламень огненный; и река (потечет) в страшном клокотании, полная огня; Херувимы с поникшими долу очами и Серафимы, летающие и закрывающие лица и ноги крылами огненными, с трепетом взывающие: «Восстаните, почившие, се пришел Жених!» - Отверзутся гробы, во мгновение ока пробудятся все колена земные и воззрят на святую лепоту Жениха. И тьмы тем и тысячи тысяч Архангелов и Ангелов – бесчисленные воинства возрадуются великой радостию; святые и праведные и все не принявшие печати Змия и нечестивца возвеселятся. Мучитель со всеми демонами, связанный Ангелами, также все принявшие печать его, все нечестивые и грешники связанные будут приведены пред судилище. И Царь даст на них приговор вечного осуждения в огонь неугасаемый. Все же не принявшие печати антихристовой и все, скрывавшиеся в пещерах, возвеселятся с Женихом в вечном и небесном чертоге со всеми святыми в беспредельные веки веков»*.                                                                                                                                                       

 

 

   * Представив в духе пророческого прозрения картину грядущего антихристова царства, Св. Ефрем Сирин обращается к верующим с словом такого увещевания: «Не переставай испытывать Божественныя Писания, не переставай вопрошать Матерь свою Церковь, когда приидет желанный Жених; спрашивай и разведывай о знамении Его Пришествия, потому что Судия не укоснит. Не переставай спрашивать, пока не узнаешь в точности; не преставай прибегать к помощи знающих о сем в точности» (Твор. Св. Отцев. Изд-во при Моск. Дух. Акад. Т. . Творения св. Ефрема Сирина. Ч. 4. Москва, 1850. Стр. 133).

 

 

 

ГЛАВА VI

 

Цель настоящего труда. – Лжемессии Израиля. –

Запись под 1848-м годом из Летописи Оптиной Пустыни. –

Слова Оптинского старца Макария. –

Письмо игумена Антония (Бочкова). –

Предсказание Оптинского старца Макария Белевской игумении Павлине.

 

   Приведя в предшествующих главах церковно-авторитетные мнения святых Отцов о личности антихриста, его явлении, деяниях, состоянии мiра во дни его, о Втором славном Пришествии Господа нашего Иисуса Христа и Страшном Суде его, я предлагаю интересующимся подробной  разработкой этого вопроса обратиться к ученому труду об антихристе профессора Московской Духовной академии А.П.Беляева и к вышеупомянутой Брошюре, интересной как по месту ее составления (Оптина Пустынь), так и потому что автор ее, один из оптинских иеромонахов, при составлении ее пользовался если не сотрудничеством, то, во всяком случае, благословением и указаниями великого Оптинского старца Амвросия. Цель настоящего труда не научно-богословское исследование данного предмета, а скромная попытка рядового христианина и верного сына Православной Церкви представить возможно подробный и полный отчет во всем том, что о ясных признаках возможного близкого явления антихриста и конца мира стало ему достоверно известным или от старческих преданий современных нам подвижников православно-христианского духа, или из общения с людьми одинаковой с ним настроенности и упований, хотя и высших по духовному развитию в меру возраста Христова и, наконец, по личным его наблюдениям над явлениями духа и знамениями времени, которые по тем или другим причинам привлекли на себя внимание составителя предлагаемого очерка.

   Прошли века со времени приведенного выше свидетельства об антихристе преп. Ефрема Сирина; пронеслись над человечеством сокрушительные бури в области вечного его духа; не раз христианский мiр содрогался в трепетном ожидании явления презренного, человека греха и сына погибели; и жестоковыйный, до времени ослепленный Талмудом, каббалой и богоборством ветхозаветный Израиль успел за это долгое время восторженно принять и с отчаянием отвергнуть 25 лжемессий*, которых со дней Мессии Истинного ему тщетно представляло его фарисейство и книжничество, - а настоящий антихрист не явился до сих пор даже и нам, сынам ХХ-го одряхлевшего в беззакониях века; не пришел и Спас наш судити живых и мертвых…

 

   * (Drumont. La France Juive. P. 126) Аббаты Леманы насчитали 25 лжемессий: Февда, в Палестине в 45 г.; Симон Волхв, в Палестине 34-37, Менандр, в те же года; Досифей, в Палестине 50-60; Вар-Кохба, в Палестине 138 г.; Моисей, на Крите, 434; Юлиан, в Палестине 530 г; Сириец, в царствование Льва Исавра, в Аравии, в Моравии, в Месопотамии, в Австрии, в Индии, Голландии и последний Саббатай Цеви, в Турции в 1668 г.

 

 Где обетования пришествия Его? Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается так же (2 Пет. III, 4).

   Между тем тихое веяние Духа Святаго уже предваряло смиренномудрие верных о том, что исполняются «времена и лета, ихже положи Отец в Своей власти…»

   В Летописи повседневной монастырской жизни святой Оптиной Пустыни, не без воли Божией ставшей со смертью Льва Толстого известной всему мiру, записано под 1848-годом следующее: «С наступлением 1848-го года настали бедствия в Европе почти повсеместно. Во Франции 24-го Февраля – революция, ниспровержение законной власти, республика. От Франции разлился сей адский поток в смежные земли, кроме России. Везде мятежи, нестроения. В России: холера, засуха, пожары… 26-го Мая, в среду, в 12-м часу дня загорелся губернский город Орел. Сгорело 2800 домов; на воде барки сделались добычею пламени. В Ельце сгорело 2300 домов…»

   В той же Летописи под тем же годом читаем: «Июнь 24-е число. Четверток. Праздник в Скиту дня Рождества св. Иоанна Предтечи. Пополудни в три часа зашла страшная туча с молнией и громовыми ударами с юго-запада при 20о тепла. Она разразилась страшною бурею с проливным дождем и градом. От этой тучи во многих местах Козельского уезда произошли разрушения, в особенности же в Оптиной Пустыне.

 

  * Калужской губернии, где расположена Оптина Пустынь

 

На церквах Казанской и Больничной разломало на части железную крышу, сорвало кресты; на колокольне поколебало главу с шпилем и вырвало кровельный лист; на корпусах, трапезном и братском, что возле колокольни, и на казначейском повредило железные крыши; во многих других местах повредило черепичные крыши и изгороди, поломало множество садовых плодовых деревьев. В Скиту упавшею сосною повредило башню, что на конном дворе; а с юго-западной стороны тоже упавшею сосною разбило два каменных столба в скитской ограде. А в монастырском лесу поломано и вырвано с корнем до двух тысяч самых толстых сосен. Страшная буря! Никто не запомнит такой…»

   По поводу этой бури великим старцем Макарием* Оптинским, учителем старца Амвросия, были сказаны следующие многознаменательные слова:

   - Это страшное знамение Божьяго гнева на отступнический мир. В Европе бушуют политические страсти, а у нас – стихии. Началось с Европы, кончится нами.

 

    * Скончался 7-го Сентября 1861 года и погребен в Оптиной Пустыне.

 

   Разбирая архив Скита Оптиной Пустыни, я нашел в нем между прочим замечательное письмо игумена Черменецкого монастыря, Антония (Бочкова), писанное в том же 1848-м году Оптинским старцам:

   «Благодарю о. Иоанна*, что меня вспомнил и потрудился написать.

 

   * Иеросхимонах Иоанн, из бывших раскольников, впоследствии подвижник – апологет Православия и обличитель раскола. Скончался в Скиту Оптиной Пустыни 4-го Сентября 1849 года.

 

Кажется, теперь и раскольникам и православным следует подумывать не о своих личных делах, а о грядущем Божием гневе на всех, который может, яко сеть захватить всех живущих на земле. Революция во Франции не есть частное зло, а только воспламенение тех подкопов, которые подведены под всю землю, особливо европейскую, яко хранительницу просвещения и духовного и мирского. Теперь страшен уже не раскол, а общее европейское безбожие Времена язычников едва ли не оканчиваются. Все европейские ученые теперь празднуют освобождение мысли человеческой от уз страха и покорности заповедям Божиим. Посмотрим, сто сделает этот род XIX-го века, сбрасывающий с себя оковы властей и начальств, приличий и обычаев. Посмотрим, каков будет этот новый Адам в 48 лет, который теперь возрождается из европейской благородной земли, какова будет эта зловещая птица, высиженная из гнезда парижского? Этой яйцо уже давно положено: оно еще в 1790-х годах согревалось, и вылупившийся Наполеон, хотя и обжег себе крылья на пожаре Московском и как будто мы вместе с ним простились и с войной, и с общими потрясениями, но, видно, это был только один болтун, а настоящий высидок явится в наше преблагополучное время, во дни мира и утверждения. Если восторжествует свободная Европа и сломит последний оплот – Россию, то чего нам ожидать, судите сами. Я не смею угадывать, но только прошу премилосердного Бога, да не узрит душа моя грядущего царства тьмы»*.

 

   * Игумен Антоний (Бочков) происходил из именитого петербургского купеческого рода. Отец его был петербургским городским главой. Игумен Антоний получил утонченно-европейское образование и посвятил себя и его на служение Богу. На склоне лет, во время одной из московских эпидемий он испросил себе разрешение ухаживать за больными в чернорабочей больнице, там заразился сыпным тифом и скончался, положив душу за други своя.  

 

Тогда еще не дано восторжествовать Свободной Европе над Россией: Самодержавие было в крепких руках Императора Николая I; на страже православия стояли два Филарета – «святой и мудрый» - и сонм иерархов, как звезды на тверди небесной. «Держай» апостола Павла (2 Фес. II7) не был еще взят от среды.

   Прозревая это, великий Оптинский старец Макарий говорил игумении Белевского женского монастыря, Павлине, испуганной проявлениями в тех же годах отступления от Христовой веры руководителей Русского народа:

   - Ни ты, ни дети твои, ни внуки до времен антихристовых не доживут, а правнуки твои пришествие Господа во славе узрят.

   Игумения Павлина скончалась в конце 70-х годов прошлого столетия лет шестидесяти восьми от роду… Не годятся ли ей в правнуки деятели и вершители судеб современной России?.. 

 

 

 

 

ГЛАВА VII

 

Письмо бывшего Обер-прокурора Святейшего Синода, гр. Александра Петровича Толстого в Оптину Пустынь об одном замечательном сновидении. – Толковании его старцем Амвросием Оптинским.

 

   В 1866-м году бывший Обер-прокурор Святейшего Синода, граф А.П.Толстой, писал в Оптину Пустынь: «Один благочестивый священник Тверской епархии видел во сне обширную пещеру, слабо освященную одною лампадою. В пещере много духовенства. За лампадой образ Божией Матери. Перед образом стояли в облачениях: архипастырь Московский Филарет (находящийся в живых) и покойный протоиерей г. Ржева, отец Матвей Константиновский, родитель означенного священника, в жизни своей отличавшийся особым благочестием. Все стоят в безмолвии и страхе. у входа в пещеру – сам священник и одно мирское лицо, духовный сын о. протоиерея; оба они дрожат, а войти не смеют. Среди безмолвных молений слышатся ясно следующие слова: «Мы переживаем страшное время – доживаем седьмое лето». С этими словами пробуждение в большом волнении и страхе. Сон повторяется до трех раз все тот же, без малейшего изменения, явный и страшный. Ни священник, видевший это, ни духовный сын отца Матвея – оба решительно ничего не понимают – ни что значит сон этот, ни кем он послан».

   В Оптиной Пустыни тогда старчествовал преемник о. Макария, великий старец Амвросий, святая жизнь которого, мудрость и прозорливость известны Православной России едва ли не в той же степени, в какой прославлен был Богом в среде верных великий молитвенник и чудотворец Земли Русской, отец Иоанн Кронштадтский. Старец отец Амвросий на письмо графа Толстого дал такой ответ:

   «…Чтобы не оставить вас без ответа, скажем несколько, как думаем об этом, основываясь на свидетельстве Божественных и Святоотеческих писаний.

   Были примеры, что некоторые доверялись всяким снам, впадали в обольщение вражие и повреждались. Поэтому многие из святых возбраняют доверять снам. Св. Иоанн Лествичник в 3-й степени говорит: «Верующий сновидениям во всем не искусен есть, а никакому сну не верующий любомудрым  почесться может». Впрочем, сей же святой делает различие снов и говорит, каким верить можно и каким верить не должно. «Бесы, - пишет он, - нередко в ангела светла и в лицо мучеников преобразуются и показуют нам в сновидении, будто они к нам приходят; а когда пробуждаемся, то исполняют нас радостию и возношением; и сие да будет тебе знамением прелести. Ибо Ангелы показуют нам во сне муки, и суд, и осуждение, а пробуждшихся исполняют страха  и сетования. Когда мы во сне верить бесам станем, то уже и бдящим нам ругатися будут. Тем только верь снам, кои о муке и о суде тебе предвозвещают; а если в отчаяние приводят, то знай, что и оные от бесов суть» (Отд. 28).

   А ближайший ученик Симеона Нового Богослова, смиренный Никита Стифат, еще яснее и определеннее пишет о сновидениях. Он во 2-й сотнице, в главах 60-й, 61-й, 62-й 63-й говорит: «Один из сновидений суть простые сны, другие – зрения, иные откровения. Признак простых снов такой, что они не пребывают в мечтательности ума неизменными, но имеют мечтание смущенное и часто изменяющееся из одного предмета в другой; от таковых мечтаний не бывает никакой пользы, и самое то мечтание по возбуждении от сна погибает, почему тщательные и должны это презирать».

   Признак зрений таков, что они, во-первых, бывают неизменны и не преобразуются от одного в другое, но остаются напечатленными в уме в продолжении многих лет и не забываются. Во-вторых, они показывают событие или исход вещей будущих и, от умиления и страшных видений, бывают виновны душевной пользы, и зрящего, по причине страшного неизменного видения зримых, приводят в трепет и сетование; и потому видения таких зрений за великую веешь должно вменять тщательным.

   Простые сны бывают людям обыкновенным, подверженным чревоугодию и другим страстям; по причине мрачности ума их, воображаются и наигрываются им разные сновидения от бесов. Зрения бывают людям тщательным и очищающим свои душевные чувства; люди эти через зримое в сновидении благодетельствуемы бывают к постижению вещей Божественных и к большому духовному восхождению. Откровения бывают людям совершенным и действуемым от Божественнаго Духа; такие люди долгим и крайним воздержанием и подвигами и трудами по Бозе достигли степени пророков Церкви Божией, как говорит Господь через Моисея: Аще будет в вас пророк Господень, в видении ему познаюся,и вуо сне возглаголю ему (Числ. XII, 6). И через пророка Иоиля (II, 28): «И будет по сих и излию от Духа Моего на всяку плоть, и прорекут сынове ваша и дщери ваши, и старцы ваши сония узрят; и юноши ваши видения увидят». (Добротолюбие, VII, 2). На основании слов смиренного Никиты, означенное сонное видение можно отнести к числу зрений.

   Обширная пещера, слабо освященная одною лампадою, может означать настоящее положение нашей Церкви, в которой свет веры едва светится, а мрак неверия, дерзко-хульного вольнодумства и нового язычества, превосходящего делами своими древнее язычество, всюду распространяется, всюду проникает1.

 

   1 Заметь, читатель, что обличительные слова эти сказаны великим Старцем в 1866-м году: дивись долготерпению Божию, но бойся им злоупотреблять, ибо Бог поругаем не бывает. 

 

Истину эту подтверждают слышанные слова: «Мы переживаем страшное время». Живой святитель и покойный протоиерей, в облачении молящиеся вместе пред иконою Божией Матери, дают разуметь, что прочее виденное духовенство было двояко: видно, достойные пастыри, живые и отшедшие ко Господу, взираяй на бедственное состояние нашей Церкви, и те и другие, умоляют Царицу Небесную, да распрострет Она Всевышний Покров Свой над бедствующей Церковью нашею, и да защитит, и да сохранит слабых, но имеющих благое произволение ко спасению. Оба стоящие у входа в пещеру, которые дрожали от страха и войти не смели, может быть, означают людей, с живым участием, со скорбью и даже со страхом взирающие на печальные события настоящего времени в отношении веры и нравственности, но не прибегающих к Царице Небесной и не молящихся Ей о Покрове и помощи, подобно молившимся в пещере.

   Слова – «мы доживаем седьмое лето» - Могут означать время последнее, близкое ко времени антихриста, когда верные чада Единой Святой Церкви должны будут укрываться в пещерах, и только всесильные молитвы Божией Матери могут тогда укрыть их от преследований слуг антихриста. Настоящему времени особенно приличны слова апостольские: Дети, последняя година есть. И якоже слышасте, яко антихрист грядет. И ныне антихристи мнози быша: от сегоразумеваем, яко последний час есть (I Ин. II, 18). В настоящее время некоторые уже добровольно принимают печать антихриста на челе и на десной руке, потому что, ради светских приличий и мирских выгод, стыдятся ограждать себя крестным знамением; и сперва поступают так в обществе ради стыда и ради человекоугодия, а потом от обычая не полагают на себя крестного знамения и дома перед вкушением пищи и пития и в других случаях, чем сотворяют радость велию врагам душевным, для которых они, будучи неограждены силою Креста и молитвы, делаются игралищем и посмешищем.

   Седьмое число в церковной числительности великое имеет значение. Срок времени исчисляется семидневными неделями. Православная Церковь содержится и руководствуется правилами седми Вселенских Соборов. Седмь Таинств и седмь дарований Святаго Духа в нашей Церкви. Откровение Божие явлено было седми Асийским Церквам. Книга судеб Божиих, виденная в Откровении св. Апостолом Иоанном Богословом, запечатана седмью печатями. Седмь фиал гнева Божия, изливаемых на нечестивых, и проч. …Все это седмеричное исчисление относится к настоящему веку и с окончанием оного должно окончиться. Век же будущий в Церкви означается осьмым числом. Шестой псалом в псалтыри имеет надписание такое: «Псалом Давида в конец в песнех, о осьмом», - по толкованию, - о осьмом дне, то есть о дне всеобщего воскресения и грядущего Страшного Суда Божия, боясь которого, пророк молит во умилении сердца Бога о оставлении грехов: «Господи, да не яростию Твоею обличиши мене, ниже гневом Твоим накажеши мене» и проч. Неделя Антипасхи, или св. Фомы, в Цветной Триоди называется неделею о осьмом, то есть вечном и нескончаемом дне, который уже не будет прерываться темнотою ночей. Нощи не будет тамо («тамо» - в Небесном Иерусалиме), говорится в Откровении (XXII, 5).

   Блажен, кто сподобится наслаждаться блаженством блаженного и нескончаемого дня сего, еже буди всем нам получити благостию и милосердием и человеколюбием Единородного Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа, Ему же подобает слава и держава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцем и Пресвятым, Благим и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь».       

 

 

 

ГЛАВА VIII

 

Еще знаменательное сновидение и письмо о нем в Оптину Пустынь гр. А.П. Толстого. – Толкование сновидения старцем Амвросием Оптинским.

 

   За десять лет до злодейского умерщвления Царя-Освободителя Александра II, 7 Июля 1871-го года в Оптиной Пустыни от того же графа Александра Петровича Толстого*

 

   * Гр. А.П. Толстой при жизни отличался редким благочестием и был в постоянном духовном общении со старцами Оптиной Пустыни.

 

было получено письмо с описанием такого сновидения:

   «Как будто нахожусь в своем доме и стою в прихожей; далее – комната, в которой на простенке между окон находится икона Бога Саваофа в большом размере, издающая ослепительный свет, так что из другой комнаты (то есть прихожей) нельзя было смотреть на нее. Затем еще далее комната, в которой находится протоиерей Матвей Александрович (Константиновский) и митрополит (уже покойный) Филарет; и эта комната вся наполнена книгами: по стенам от потолка до пола книги; на длинных столах грудами книги… И мне непременно нужно пройти в эту комнату, но меня удерживает страх, как пройти через такой поражающий свет. Но необходимость принуждает преодолеть, страх и я с ужасом, закрыв лицо рукою, перехожу первую комнату и, войдя в следующую, вижу протоиерея Матвея Александровича в переднем углу. Он читает книгу. А ближе к двери стоит Митрополит, одетый в простую черную рясу; на голове скуфейка; в руках разогнутая книга; и головой показывает мне, чтобы и я нашел подобную книгу и развернул ее. В то же время Митрополит, поворачивая листы своей книги, говорит:

   - Рим. Троя. Египет. Россия. Библия.

   Вижу, что в моей книге крупными буквами написано: «Библия».

   Тут сделался шум, и я проснулся в большом страхе. Много думал, - что бы все это значило?.. Мне сон этот кажется грозным, и лучше бы ничего не видать. Нельзя ли опытных в духовной жизни спросить о значении этого сновидения?  Самому мне внутренний голос объясняет сон, но объяснение такое ужасное, что не хотелось бы согласиться с ним».    

 

 

 

Объяснение старцем Амвросием

этого сновидения

 

   «Кому показано было это замечательное сонное видение и кто слышал тогда многозначительные слова, тому, по всей вероятности, и внушено было через Ангела-Хранителя объяснение виденного и слышанного, как и сам он сознается, что ему внутренний голос объяснял значение сна. Впрочем, и мы, как вопрошенные, скажем свое мнение, как о сем думаем.

   Видение ослепительного света от иконы Господа Саваофа, и в следующей затем комнате виденное множество книг, и стоящие там с книгами покойные – митрополит Филарет и протоиерей Матвей Александрович, и произнесенные одним из них слова – «Рим, Троя, Египет, Россия, Библия» - могут иметь такое значение.

   Во-первых, все касающееся до сотворения мира, судьбы народов и спасения людей Господь Вседержитель открыл избранным святым мужам, пророкам и апостолам, просветив их светом Своего Божественного познания, а ими все это передано людям и написано в Библии, то есть в книгах Ветхого и Нового Заветов.

   Во-вторых, множество других виденных там книг может означать то, что все сказанное в Библии, прикровенно и неясно, объяснено другим избранным от Бога святыми мужами, - пастырями и учителями Единой Соборной Апостольской Православной Церкви.

   В-третьих, что митрополит Филарет и протоиерей Матвей Александрович видены были с книгами в руках, может означать то, что они в продолжение своей жизни поучались о судьбах человечества не из простых книг человеческих, в которых нередко встречаются мнения неправильные, вводящие в заблуждение, а из книг библейских, и сказанное в Библии, прикровенно и неясно, толковали не по своему разумению, а как объяснено в книгах мужей Богодухновенных и просвещенных свыше светом Божественного познания. К сему они побуждали и видевшего, чтобы и он на всё искал объяснения не в простых книгах человеческих, а в книгах святых и Богодухновенных Отцев Православной Церкви.

   В-четвертых, что протоиерей Матвей Александрович стоял в переднем углу, который обычно признается молитвенным, может означать, что сказанным образом он не только поучался, но и молился о вразумлении свыше.

   В-пятых, слова: Рим, Троя, Египет, могут иметь следующее значение. Рим во время Рождества Христова был столицею вселенной и, с возникновением патриаршеств, имел первенство чести, но за властолюбие и уклонение от истины впоследствии подвергся отвержению и уничижению. Древняя Троя и Древний Египет замечательны тем, что за гордость и нечестие наказаны – первая разорением, а второй различными казнями и, наконец, потоплением фараона с воинством в Чермном море. В христианские же времена, в странах, где находилась Троя, основаны были две христианские патриархии – Антиохийская и Константинопольская, которые долгое время процветали, украшая Православную Церковь благочестием и правыми догматами; но впоследствии, по неведомым судьбам Божиим, подверглись владычеству варваров – магометан и доселе несут это тяжкое рабство, стесняющее свободу христианского благочестия и правоверия. А в Египте, вместо древнего нечестия, в первые времена христианства такое процветало благочестие, что пустыни его населялись десятками тысяч монашествующих, не говоря уже о численности и множестве благочестивых мирян, от которых они происходили. Но потом, по причине распущенности нравов, и в этой стране последовало такое оскудение в христианском благочестии, что в некоторое время в Александрии патриарх оставался только с одним пресвитером.

   В-шестых, после трех знаменательных имен – «Рим, Троя, Египет» - помянуто имя и России, которая в настоящее время хотя и считается государством православным и самостоятельным, но уже элементы иноземного иноверия и неблагочестия проникли и внедряются и у нас, угрожая тем же, чему подверглись вышесказанные страны. Это может означать, что если и в России, ради презрения заповедей Божиих и ради других причин, оскудеет благочестие, тогда уже неминуемо должно последовать конечное исполнение того, что сказано в конце Библии, то есть в Апокалипсисе св. Иоанна Богослова.

   Справедливо видевший это сновидение замечает, что объяснение, которое ему внушает внутренний голос, ужасно. Страшно будет Второе пришествие Христово и ужасен Суд всего мiра, но не без великих ужасов будет пред тем и владычество антихриста, как сказано в Апокалипсисе: И в тыя дни взыщут человецы смерти, и не обрящут ея и вожделеют умрети, и убежит от них смерть (Апок. IX, 6). Приидет же антихрист во времена безначалия, как говорит Апостол, дондеже держай от среды взят будет (2 Фес. II, 7), то есть, когда не будет предержащей власти».

 

 

 

ГЛАВА IX

 

Прозорливость святых. –

Преп. Серафим Саровский о конце мiра и об антихристе. –

Старец Глинской пустыни схиархимандрит Илиодор и его видение «звезд». –

«Бдите и молитеся». –

Слова о. Иоанна Кронштадтского. –

Знаменательные слова старца Амвросия Оптинского, сказанные им в 1882-м или 1883-м году. –

Слова митрополита Филарета Московского архимандриту Антонию.

 

   Зреть судьбы Божии времен ненародившихся, говорить о будущем, как о настоящем, предуказывать грядущие события как гнева, так и милости Божией не может никто даже из гениальных людей; но для праведника, для Божьего угодника, облагодатствованного Духом Святым, завеса над будущим рукой Всеведущего приоткрывается в мерах, допускаемых Божественным Промыслом для пользы человеческой души и для целей вечного ее спасения во Христе Иисусе Господе нашем. Тогда к духовным очам святого прозорливца безвидно приближается перспектива вечности и отдаленнейшее грядущее зрится ими, как настоящее.

   Таким прозорливцем чина пророческого был преподобный Серафим, чудотворец Саровский.

   Не обошел и он, угодник Божий, сказанием своим о тайне антихриста и кончины мира. Вот что было им сказано одной из близких ему по духу Дивеевских первонасельниц – монахинь*:

 

   * См. Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря.

 

   - Вот, матушка, когда у нас (в Дивееве) будет собор, тогда Московский колокол Иван Великий сам к нам придет*.

 

   * Последнее перед прославлением расследование о чудесах и св. мощах Преподобного было Высочайше возложено на Московского митрополита.

 

Когда его повесят да в первый раз ударят в него, и он загудит, - и батюшка изобразил это голосом… - тогда мы с вами проснемся… О, во, матушки вы мои, какая будет радость! Среди лета запоют Пасху…*

 

   * «Пасху» - пасхальный канон пели паломники-богомольцы во все дни Саровских торжеств, хотя они происходили после праздника Вознесения Христова, когда по церковному уставу пасхальные песнопения уже не поются. Достойно замечания, что пение «Пасхи» происходило только при открытии св. мощей преп. Серафима; ни при каких однородных торжествах, бывших после того в Православной Церкви, пения пасхального канона не отмечалось.

 

А народу-то, народу-то со всех сторон!..

   Помолчав немного, продолжал Батюшка:

   - Но эта радость будет на самое короткое время. Что далее-то, матушка, будет: такая скорбь, чего от начала мира не было…*

 

   * Ср.: Евангелие Мк. XIII, 19.

 

   И светлое лицо Батюшки вдруг изменилось, померкло и приняло скорбное выражение; спустя головку, он поник долу, и слезы струями потекли по щекам его.

   Еще говорил Преподобный:

   - Когда век-то кончится, сначала антихрист станет с храмов Божиих кресты снимать и все монастыри разорит; а к вашему (Дивееву) подойдет-подойдет, а Канавка-то и станет от земли до неба: ему к вам и нельзя взойти-то, нигде не допустит Канавка. Так прочь и уйдет*.

 

   * В Дивеевском женском монастыре, основанном преп. Серафимом, при жизни еще его и по его указанию была сестрами обители выкопана глубокая канава, окружающая в монастыре то место, на котором, по заповеди Преподобного, должны подвизаться одни только девицы. Место это было, по видению Преподобного, обойдено «стопочками Самой Царицы Небесной», и где прошли пречистые Ея стопочки, там и выкопана канавка, которой не переступить поэтому и самому антихристу.

 

   - Я, убогий Серафим, - так еще сказывал Преподобный своим Дивеевским «сиротам», - мог бы обогатить вас, но это не полезно вам. Я мог бы и золу превратить в золото, но не хочу. У вас многое не умножится, а малое не умалится. В последнее время у вас будет изобилие во всем, но тогда уже будет и конец всему.

   И еще так говорил Преподобный:

   - И какая радость-то будет!.. Но мы не доживем, и я не доживу, как собор-то у вас пятиглавый будет. Только и ты матушка не узришь, как это совершится. Какая великая радость-то будет! Среди лета запоют Пасху, радость моя!.. Приедет к нам Царь и вся фамилия. Дивеево-то Лавра будет, Веретьяново – город, и Арзамас – губерния»*

 

   * Вертьяново – соседнее с Дивеевым село. Тем из православных, кто помнит Саровско-Дивеевские торжества в Июле 1903-го года, вполне должно быть ясным исполнение предсказаний Преподобного: многолюдством и духовным значением Дивееву быть истинно Лаврой, Вертьянову – городом и Арзамасу – губернией.

 

   После слов этих заплакал Преподобный и сказал:

   - Но тогда жизнь будет краткая: Ангелы едва будут успевать брать души. А кто в обители моей будет жить, всех не оставлю, кто даже помогать ей будет, и те мук избавлены будут. Канавка же вам будет стеною до небес, и когда придет антихрист, не возможет он перейти ея: она за вас вопиет ко господу, и стеною до небес встанет, и не впустит его. А колокол-то Московский, который стоит на земле у колокольни Ивана Великого, он сам к вам придет и так загудит, что вы пробудитесь и вся вселенная услышит и удивится.

   Таковы предсказания преподобного Серафима о конце мира, о временах его и сроках, о судьбе Дивеева и об антихристе. Суди читатель, насколько исполнились они!..

   На юге России еще в наши дни, такие скудные верою и благочестием, процветала недавно (дай ей, Боже, процветать и теперь!), духовно окормляя своими старцами Христово словесное стадо, святая Глинская пустынь. Подвигом добрым подвизались в ней великие сокровенные, но верным ведомые рабы Божии, старцы-подвижники, и в хвалебном их числе, как солнце среди луны и звезд, сиял духовным разумом, добродетелью и прозорливостью духовидец, схиархимандрит Илиодор, почивший о Господе 28 Июня 1879-го года.

   Господу угодно было поставить меня в непосредственное общение с двумя ближайшими учениками и сотаинниками этого великого старца: духовником Глинской пустыни старцем-иеромонахом Домном и игуменом Иассоном, составителем жития своего великого наставника, схиархимандрита Илиодора. От них я получил драгоценнейшее сообщение о бывшем о. Илиодору видении пророческого значения, которое было явлено Старцу в молодых еще летах, когда они был еще только иеродиаконом и носил имя Иоанникия. Было это в конце царствования Александра I Благословенного*.

 

   * Рассказ этот в прежних изданиях настоящей книги приведен был в несколько иной редакции. Причина тому – цензурные условия того времени. Ныне он печатается впервые без пропусков.

 

   «Однажды поздно вечером, - сказывал своим ученикам великий старец, - я сидел в своей келии один. Читая послания Св. Апостола Павла, я остановился на второй главе Второго послания к Солунянам, на стихах 2-10 и т.д., где говорится о явлении миру человека греха и сына погибели – антихриста. На этих страшных известиях Св. Апостола я остановился и погрузился в размышление, рассуждая о том каково же будет действие Сатаны, по коему этот ужасный человек даже в храме Божием возсядет, выдав себя за Бога и требуя себе Божеского поклонения. Какой же, думал я, будет этот ужасный человек, и какое будет то страшное время для живущих на земле. При этом, естественно, пришло желание не видеть того ужаса, а посему в уме остановилась основная мысль обращения к Богу в таких словах: «Господи, не дай мне видеть то страшное время». – В эту минуту я почувствовал, что кто-то сзади меня положил мне свою руку на правое плечо и сказал: «Ты сам увидишь отчасти». Почувствовав прикосновение и услышав голос, я осмотрелся вокруг себя, но никого не оказалось, и дверь кельи внутри была заперта на крючок. Осмотрелся я еще, чтобы убедиться, но никого нет. Я удивился и стал рассуждать, чтобы это значило и кто тот невидимый, что говорит и отвечает на мои мысли и слова. Неужели же я, действительно, хотя и отчасти да увижу то страшное время, и как скоро оно будет? Долго я рассуждал и размышлял в недоумении и страхе, переходя от одного рассуждения к другому. Наконец, положившись на волю Божию, я совершил свое вечернее правило и, помолившись Богу, прилег отдохнуть и, забывшись тонким сном*, я увидел такое видение.

 

   * Состояние между сном и бодрствованием, весьма известно лицам, проводящим духовную жизнь.

 

   Ночь. Я стою на каком-то возвышении. Вокруг меня много громадных построек, какие бывают в больших городах. Надо мною небесный свод, весь усеянный ярко горящими звездами, как бывает в чистую безлунную ночь. И вижу: как восходит от востока некий звездный круг громадного размера, составленный из ярких звезд различной величины. В середине круга написано большими буквами имя: Александр. Взошел этот круг с востока из-за горизонта, прошел величественно и медленно по небосводу и скрылся на западе. Смотря на красоту и движение круга, я размышлял в себе, говоря: какая великая и славная Православная вера! Православный Царь – вот имя его так славно и величественно на небесах!.. Проводив круг глазами, пока не скрылся на западе, я обратил свой взор на восток и вижу: выходит из-за горизонта второй звездный круг, такой же величественный как и первый, но только в середине имя его иное: Николай. И внутренний голос возвестил мне, что после Государя Александра Iго приемником его престола будет Николай. И мне было то в удивление, ибо я знал, что наследником Государя был не Николай, а Константин Павлович. Прошел и этот круг столь же величественно по небу и скрылся на западе. И вновь взглянул я на восток и вижу: выходит из-за горизонта третий круг, мерою значительно меньше двух первых. Звезды его были цвета крови и в середине его было написано кровавыми буквами: Александр. Круг этот быстро промчался по небесному своду и скрылся на западе. И внутренний голос возвестил мне, что после Николая царем будет Александр, и что дни его будут сокращены: убит будет Царь рукою освобожденного им раба среди белого дня, на стогнах верноподданной ему столицы… После я вновь увидел звездный круг, восходящий с востока. В середине его было написано имя Александр. Круг этот, составленный из звезд, подобно первым, также быстро пронесся по небесному своду и скрылся на западе. И было мне возвещено внутренним голосом, что дни и этого царя будут сокращены. И когда я вновь обратил свой взгляд на восток, то увидел на нем слабо и бледно очерченное имя: Николай, но уже без звездного ореола. Имя продвигалось как бы скачками, и вошло в темное облако, откуда были видны в беспорядке отдельные его буквы… За сим наступила тьма, и всё стало разрушаться подобно карточным домикам, как бы при кончине мира. Ужас объял меня, несмотря на то, что я стоял на возвышении, не связанным с разрушающимся миром».

   Таков рассказ старца схиархимандрита Илиодора. Заключая его, Старец говорил своим ученикам:

   Бдите и молитеся, чадцы. Неции от вас смерти не узрят и будут восхищены в сретение Господа на воздусе*.

 

   * 1 Сол. IV, 17. Некоторые из учеников старца Илиодора живы еще и доселе. Старцы Домн и Иассон уже отошли ко Господу.

 

   Напомнить ли нам еще не отзвучавшие в сердцах многих слушателей грозные слова великого молитвенника Земли Русской, отца Иоанна Кронштадтского?.. Вот они:

   «…По-видимому, скоро наступит день Второго пришествия Христова, ибо наступило предсказанное в Писании отступление от веры, хотя еще не открылся человек греха, сын погибели (Слово на 3-ю неделю Великого поста, 5 Марта 1907-го г.).

   «…Снова ли приходить на землю Христу? Нет, - полно глумиться над Богом, полно попирать Его святые законы! Он скоро придет, но придет судить мир и воздать каждому по делам… Может быть, скоро услышим грозную весть: «Се Жених грядет в полунощи» (Слово на Благовещение того же года).

   Пишущему эти строки батюшка отец Иоанн лично говорил при последнем свидании, 14 Июля 1906-го года в Николо-Бабаевском монастыре:

   - Если не будет покаяния у русских людей, - конец мира близок!

 

 

   Для верных чад Святой Православной Церкви довольно будет и тех свидетельств из уст праведников, которые мною были приведены выше, чтобы убедить их в том, насколько опасно и страшно время, которое мы переживаем, в каком покаянии и трезвении должны все мы проводить теперь дни свои, чтобы иметь чресла свои препоясана и светильники горящи. Только их и имеет в виду этот малый, но с великою любовью составленный труд мой. О, если бы он мог уловить в церковное лоно и тех из стоящих вне церковной  ограды, в ком еще не совсем погас святой огонь искания чистой истины!..

   Но прежде чем отойти нам от святыни Богодухновенных речей великих подвижников Православной веры, я приведу здесь слышанное мною о святой Пустыни от одного из сотаинников великого Оптинского старца Амвросия такое сказание:

   - Что-то около 1882-го или 1883-го года* – точно года не упомню, - так сказывал мне этот батюшкин современник**, - был я у Старца с ответными письмами для отправки их многочисленным духовным его детям и почитателям.

 

   * По преданию, содержимому от св. Отец Православною Церковью, антихристу надлежит явиться в мiр в возрасте «лет тридцати», подобно Господу, в этом же возрасте исшедшему на проповедь (Лк. III, 23). Выражение «лет тридцати» может соответствовать возрасту от 30 до 35 лет.

 

   ** Схиархимандрит Агапит. Скончался на покое в Оптиной Пустыне.

 

Вдруг Старец взглянул на меня. – Ныне, - говорит отец Амвросий, - настоящий антихрист народился в мир! – И, увидев мое недоумение и испуг, Старец вновь повторил ту же фразу*.

 

   * От одной духовной дочери старца Амвросия я слышал следующее: «Было это в 1887-м году. Пришли мы к Старцу на общее благословение. Старец вышел и, прежде чем начать благословлять, сказал, обращаясь ко всем присутствующим: “настоящий антихрист ныне родился в мip”. Сказано это было с особой силой».

 

   О смысле и значении фразы этой суди сам, Боголюбивый читатель!.. Таков голос о переживаемых нами временах и сроках православный пастырей и учителей деятельного подвижнического христианства. Мы не ошибемся, - кажется нам, - если скажем, что голос этот исшел от всего того, что может быть наименовано истинною солью Православной Христовой Церкви, той солью, которая еще «не обуяла» и не выкинута вон «на попрание людям». Не грозный ли это набат во все церковные колокола, зовущий к покаянию, бьющий страшную тревогу ввиду надвинувшейся уже на Россию и с нею весь мир величайшей «скорби, какой не бывало от века, и не будет?..»

   Чтобы положить печать конечной истинности на свидетельство праведных прозорливцев, которое приведено нами выше, мы дополним его словами величайшего церковного авторитета Русской Церкви, митрополита Московского Филарета.

   «1867-го года 1 Октября, - так сказывал архимандрит Антоний, наместник Троице-Сергиевой Лавры, за полтора месяца до кончины великого Московского святителя Филарета, был у него с докладом…

   - Видно, я скоро умру, - сказал мне Святитель, - в уме моем чувствую просвещение… Боюсь самообольщения. Вижу я страшную тучу, идущую от Запада на Церковь и на Россию; но чем она разрешится, не вижу…*

 

   * Архимандрит Антоний был духовником митрополита Филарета и личным его другом и сотаинником. Слова эти извлечены из записок игумении Евгении Озеровой (Московского Страстного Монастыря).

 

   В конце 70-х годов прошлого столетия, десять лет спустя по кончине Святителя, «разрешение» тучи дано было видеть старцам – Амвросию Оптинскому, Илиодору Глинскому и Иоанну Кронштадтскому. У нас имеются свидетельства, что зрение это было дано и многим другим праведникам; но по слову Божию, довлеет нам этих трех современных нам свидетелей, чтобы подтвердилось и слово наше на пользу и укрепление веры возлюбленных братий наших по вере Христовой.                 

 

  

 

 

ГЛАВА Х

 

Немецкий богослов Карстен о современном состоянии Христианского мира. –

В.С. Соловьев о кончине мира и об антихристе. –

В.Л. Величко о В.С. Соловьеве.

 

   Теперь, как видели мы, голос Православия – истинный глагол Божий – стал голосом и западных Церквей. Особняком как лишенная таинств Апостольской Церкви еще держится Лютерова ересь, но и в ней вопрос об антихристе становится, по-видимому, в разряд вопросов, наиболее жгучих и современных.

   Известный немецкий богослов Карстен в книге своей «Последние вещи»* пишет так: «Я не верю в продолжительность существования настоящего мира: я верю и знаю, что конец всех вещей ближе к нам, чем мы думаем.

 

   * Karsten. Die letzten Dinge. Hamburg. 1885. S. 142-145.

 

 Мы обманываемся. Время рационализма есть предваряющее конец, и хотя христианское ведение признает область рационализма побежденной, но вместе с тем вера не обладает никакою силою, которая бы управляла жизнью и просвещала ее. Через мир проходит дух лицемерия и лжи, дух отпадения от Бога, от веры в Бога Живаго; только плоть имеет цену для людей; и мамона, и промышленные силы, как рычаги и орудия плоти, они только и суть божки, пред которыми последнее время и преклоняется, и молится, и от которого ожидается все спасение свое в будущем. Теперь Евангелие стараются согласить со всеми силами зла. Отсюда христианство с человеческими расчетами в отношении ко всем областям христианского мирского осуждения и мирской оценки во всех положениях веры, христианство самомнения и отсутствия любви; с другой стороны – христианство неверия, при всей кажущейся славе имени Иисуса, язвами Которого мы исцелились. Таково христианство настоящего времени. Черты такого христианства замечаются во всех состояниях, во всех порядках, во все отношениях христианского общества. Правда, и теперь еще существуют верующие, всю жизнь проводящие в послушании Господу, но они являются как бы единичными явлениями на земле и по большей части остаются не признанными современным христианством и осмеянными. Сообразно с этим плохим, омирщенным, деланным христианством распространяется в учении о ходе жизни очевиднейшее неверие и безбожие в сердцах, как это было во дни пред всемирным потопом. Что лишь иногда говорилось против верующих и против слов Бога Живаго в исправительных домах и тюрьмах, то теперь вовсеуслышание проповедуется в учебных книгах и на кафедрах, как произведения духовного роста и интеллектуального развития, сделавшись в народной массе современным евангелием. Ядовитая пропаганда не встречает часто препятствий в наружном, ослабевшем, модернизированном христианстве, не могущем поставить границ духовному опустошению. О, как бы я желал, чтобы осуждения мои оказались ложными и были опровергнуты!

   Но, Бог свидетель, таково действительно время, которое мы переживаем. Нужно только без предвзятой мысли всмотреться во все то, на что современный мир возлагает надежды, чем думает обеспечить свою будущность, чтобы знать, как широко силы зла распространили область своей деятельности. Позор Христианского мира заключается ныне в том, что он в общественной жизни уклонился и не только в то положение, из которого его извел Господь, но впал в еще худшее и притом сознательно и с энергией, заслуживающей лучшей участи. Как в обществе, так и в Церкви плоть поставлена выше всего. Теперь восстановлен во всей силе культ мамоны, и мир христианский погряз в тине стремлений сокровищам и богатству мира сего».

   Ожидание близкого явления антихриста и кончины мира от предстоятелей Христовой Церкви перешло в умы и сердца наиболее чутких представителей мирской философской мысли, не порвавшей связи с Церковью, Глава коей Христос, без Которого не может человек творити ничесоже (Ин. XV, 5). Таким чутким представителем философского умозрения, сохранившим связь с Христианством, бесспорно, можно считать покойного Владимира Сергеевича Соловьева, имя которого как философа известно не в одной только России, но и во всем образованном мире. В высокой степени знаменательно, что завершительный момент его творческой деятельности вознес его до высот эсхатологического* прозрения, чрезвычайно ярко выразившегося в его предсмертном творении «Три разговора».

 

  *  Эсхатологией называется богословское учение о кончине мира.

 

Главный предмет, о котором трактует это творение – всемирно объединяющая власть антихриста, выросшая на столкновении и смешении исторических добра и зла, царящих над массой человечества. Какое значение придавал почивший мыслитель этому своему творению, видно из заключительных слов предисловия к нему. «Разнообразные недостатки, - так пишет он в заключение своего труда, - и в этом исправленном изложении достаточно мне чувствительны, но ощутителен и не так уже далекий образ бедной смерти, тихо советующий не откладывать печатания этой книжки на неопределенные и не обеспеченные сроки. Если мне дано будет время для новых трудов, то и для усовершенствования прежних. А нет – указание на предстоящий исторический исход нравственной борьбы* сделано мною в достаточно ясных, хотя и кратких чертах, и я выпускаю теперь этот малый труд с благодарным чувством исполненного нравственного долга».

 

* Добра и зла, явление антихриста и конец мира.

 

   До какой степени почивший философ, при всей его громадной учености и дивной ясности из ряда вон выходящего ума, был объят идеей и предчувствием близости царства антихриста, это с редкой силой и живостью изображено другом его, Василием Львовичем Величко*, в его монографии «Владимир Соловьев. Жизнь и творения».

 

  * Пережившим Соловьева не более как года на два или на три. Достойно внимания, что и Соловьев, и Величко умерли в молодых еще годах и полном расцвете физических и духовных сил. Таинственна и загадочна была эта смерть.

 

   Вот что он пишет:

   Приблизительно за месяц до смерти, во второй половине Июня 1900-го года, сидя вечером у меня, Соловьев вдруг отвел меня в сторону и высказал, что в последнее время он охвачен особенно напряженным религиозным настроением, и что ему хотелось бы при этом помолиться не в одиночестве, а присутствовать с другими людьми на богослужении. Я ему ответил, конечно, что надо радоваться этому приливу высокого чувства и пойти в церковь. Ответ его мне показался странным в ту минуту.

   - Боюсь, что я вынес бы из здешней церкви некоторую нежелательную неудовлетворенность. Мне было бы даже странно видеть беспрепятственный, торжественный чин Богослужения. Я чую близость времен, когда христиане будут опять собираться на молитву в катакомбах, потому что вера будет гонима, - быть может, менее резким способом, чем в нероновские дни*, но более тонким и жестоким: ложью, насмешкой, подделками, - да и мало еще чем…

 

  * В этом Соловьев ошибался: стоит только припомнить, что в Барселоне (в Испании) творили ученики и слуги масона Ферреро, когда ему удалось устроить в 1909-м году забастовку и бунт в этой несчастной провинции. Не меньшими злодействами против исповедников Христовой веры отличалась и так называемая Португальская Революция 1910-го года.

 

Разве ты не видишь, кто надвигается? Я вижу, давно вижу…

   Голос у него дрожал, в глазах видна была глубокая скорбь; исхудалое лицо и руки в черных перчатках (он тогда еще не совсем вылечился от нервной экземы) – все это производило тяжелое впечатление. Я тогда приписал болезни его последние слова. Потом я вспомнил, что слышал их далеко не в первый раз и слышал в такие минуты, когда не могло быть речи ни о малейшем нездоровье, ни о каком бы то ни было нервном подъеме.

   Еще лет восемь тому назад* он говорил о предстоящем пришествии антихриста, - сперва коллективного, а затем воплощенного в отдельном  лице, с тем же научным спокойствием, с каким геолог говорил бы о смене формацией, или метеоролог о неизбежных климатических переменах.

 

* В 1893-1894-м годах.

 

Он об этом не только говорил, но и писал, причем сперва у него проскальзывали указания на факты, которых он открыто еще не называл антихристовыми; затем он употреблял это слово как нарицательное для группы характерных явлений и наконец в известных «Трех разговорах» прямо уже  «Повесть об антихристе». Любопытно, что он однажды, прочитав приятелю в рукописи эту повесть, спросил его внезапно:

   - А как вы думаете, что будет мне за это?

   - От кого?

   - Да от заинтересованного лица. От самого!

   - Ну, это еще не так скоро

   - Скорее чем вы думаете.

   Приятель Соловьева, рассказавший мне это, и сам тоже немножко мистик, подобно всем верующим людям, добавил потом не без волнения:

   - А заметьте однако; через несколько месяцев после этого вопроса нашего Владимира Сергеевича не стало: точно кто вышиб этого крестоносца из седла.

    Для характеристики почившего писателя, - продолжает Л.В. Величко, - вопрос о конце мира представляет особый интерес. Уже несколько лет тому назад он высказывал мне глубокое убеждение в том, что последние времена близки. Главным признаком этого он считал современный фазис философской мысли, который будто бы мудрено сказать что-либо действительно новое. В остальном, - в головокружительном техническом прогрессе, наряду с успехами анархии и буржуазным очерствением человечества, - он усматривал признаки, предсказанные Апокалипсисом.

   Ему возражали, что Евангелие еще не принято всеми народами, а потому человечество, очевидно, не созрело до конца времен. Он отвечал, что усилием этого последнего, согласно Писанию, будет не принятие, а лишь проповедование Евангелия всем народам, - а это, мол, уже почти завершено, так как нет неизведанных уголков земного шара, где бы не побывали миссионеры… От одного известного геолога и почвоведа я слышал однажды и передал Владимиру Соловьеву возражение, что с точки зрения геологической, земля мол, не готова для предсказанной Писанием катастрофы. Почивший мыслитель расхохотался:

   - Мы – не рабы, а господа земли. Что годится для эволюциониста, то мне кажется пустяками. Представьте себе, что четверо почтенных людей играют в винт, а в это время начинается пожар в квартире; неужели они скажут: не время, рано еще, мы не кончили последней партии?... Для решения вопроса о кончине мира степень «зрелости» земной коры имеет не большего значения, чем партия винта.

   Владимир Сергеевич признавал мечты о всеобщем прогрессе и т.д. не безполезными с точки зрения подъема человеческой энергии, но сам то считал это вздором, противоречащим христианскому учению, которое находит, что мир «лежит во зле»…

   Мысль о близости всеобщего конца с каждым годом все более охватывала почившего мыслителя, высказывал он ее все более резко и нервно*.

  

   * Конец времен, - как-то раз говорил Соловьев В.Л.Величке, - ближе, чем думают многие, и утешить себя сложными расчетами, баловаться дальновидностью не приходится». Вл. Соловьев. Жизнь и творения. В.Л.Величко. Изд. 2-е. 1904 г., стр. 140.

 

   Наступающий конец мира веет мне в лицо каким-то явственным, хотя неуловимым дуновением, - как путник, приближающийся к морю, чувствует морской воздух прежде, чем увидит море», - так писал Соловьев в одном из писем своих к Величке еще за несколько лет до появления в печати его «Трех разговоров», вызвавших столбняк недоумения у большинства читающей публики, не знавшего да и теперь – увы – не знающего, какой огромный пролом в стене, скрывающей великую тайну беззакония, сделала небольшая по объему статья эта.      

 

 

 

 

ГЛАВА XI

 

Подготовка царства антихриста и кандидатов в лжемессии. –

Кришнамурти и Иисус-Матрейя.

 

   Насколько усиленно идет в миру подготовка царства антихриста, можно, между прочим, видеть на современной деятельности одного из крупных разветвлений широковетвистого масоно-еврейского дерева, «Теософского Общества», ныне совершенно открыто рекламирующего своих кандидатов в «боги» и «цари» для отступнического мира.

   С 1 Января 1911-го года теософами в лице председательницы их общества, разведенной жены методистского пастора и «подруги жизни» ныне умершего ирландского революционера Бредлоу, мистрис Анны Безант, учрежден «Орден Звезды Востока»*.

 

   * Знак этого ордена – магическая пентаграмма, пятиконечная звезда (о ней будет сказано ниже).

 

В члены этого ордена могут вступать все принимающие идею близкого второго пришествия мессии в физическом теле для тысячелетнего царствования на земле. Председателем этого ордена объявлен некий юноша индус, Кришнамурти (псевдоним – Альцион). Юноше этому в 1916-м году исполнился 21 год. Это – «христос» от теософии, то есть великий учитель, подобный Кришне или Будде, который придет на помощь человечеству.

   Если верить газетным сообщениям, то у теософов в Индии, где находится неподалеку от Мадраса их главная штаб-квартира, существует школа особого оккультного воспитания. Такая же школа будто бы имеется в Лондоне. В школах этих подготовляются с раннего возраста кандидаты в «саньяси», то есть пророки и учители вселенной. Описание мадрасской школы дано «Биржевыми Ведомостями» следующее:

   «Школа эта на местном наречии называется «Дандарат» и представляет собою длинное здание, с окнами, выходящими во внутренний двор. Все здание школы окружено высокой оградой и густым парком.

   Глубокая тишина, царящая здесь, нарушается лишь скрипом гравия под неторопливыми шагами учителей. В маленьких комнатках помещаются воспитанники. Это дети обоего пола, начиная с восьмилетнего возраста, привозимые сюда, в Мадрас, со всех концов мира. Тут же взрослые девушки и юноши. Они составляют одну семью, но в их негромких и редких словах, в их глазах незаметно ни любви, ни привязанности, ни радости при встрече, ни горя при разлуке.

   Эти чувства с первых же дней пребывания в школе искореняются всеми мерами воспитателями и учителями. Эти последние отчасти брамины, отчасти оккультисты новых формаций и гипнотизеры.

   Первым этапом обучения является привычка к воздержанию и равнодушие к холоду, голоду и неудобствам разного рода.

   В этом отношении достигаются изумительные результаты при помощи гипноза. Воспитатели внушают детям, что те очень сыты и что атмосфера накалена. Под гипнозом они держат детей до 14-15-летнего возраста, приучая их за этот период времени к бесстрашию и ясновидению.

   Первое достигается тем, что воспитанников заставляют идти по темным подземельям, полным то могильной тишины, то стонов, диких завываний и ужасного грохота. В узких проходах они обрываются и падают куда-то в бездну, на них опускается и прижимает к земле тяжелый свод, они идут среди раскаленных стен, с прорывающимся сквозь щели пламенем. Ночью к ним являются привидения, страшные призраки и дикие разъяренные звери.

   Когда нервная система подростков расшатана и болезненно напряжена, им дают различные напитки и применяют втирание летучих мазей, от которых происходит возбуждение и сильная тревога.

   Все чувства обостряются, нервы напрягаются до последней степени. Шепот кажется громом, мерцающая масляная лампа ослепляет, как солнце. Внимание становится таким совершенным, что всякое движение присутствующего, изменение выражения лица, мельчайшие обстоятельства события не ускользают от воспитанников, и они могут повторить все с необычайной точностью. Повторение и упражнение усиливают и изощряют эту впечатлительность и часто достаточно одной лишь обстановки, чтобы будущий медиум воспроизводил целые сцены и слова, возникающие в его мозгу, как отзвуки бывших ранее сеансов.

   Часто органы чувств до такой степени становятся восприимчивыми, что воспитанники видят излучения, идущие из головы упорно думающего человека, слышат рефлекторные движения звуковых органов, бессознательно фиксирующих звуками процесс мышления. Не трудно при таких обстоятельствах понять сущность ясновидения, как результат упорных упражнений, но, кроме того, возможны и злоупотребления: едва различимые движения голосовых связок будут услышаны тонким слухом воспитанника, который не замедлит воспользоваться «подсказом».

   Ученики школы ведут замкнутый образ жизни, мало двигаются и углубляются в одно какое-нибудь дело, которое их увлекает. Это необходимо для того, чтобы внимание воспитанников ничем не рассеивалось.

   Последними упражнениями в школе оккультистов считается «принятие духа».

   Этот мрачный обряд состоит в том, что воспитанник последних ступеней обучения присутствует при кончине людей, держит их за руки в то время, когда они умирают, а когда наступит момент последнего издыхания, он целует их в губы и принимает в себя их последний вздох.

   Обстановка и образ жизни в мадрасской школе вырабатывают истериков, каталептиков, припадочных разного вида и просто психически больных людей. Особо талантливые, то есть особо нервные, из оканчивающих эту школу остаются в ней в качестве воспитателей, среди которых немало удивительных людей. Одни из них вырабатывают в себе сильные электрические заряды, зажигающие лампочку накаливания, дающие крупные искры и даже окружающие светящимся ореолом их тела. Другие распространяют аромат цветов и видят в темноте; третьи слышат ход самых маленьких насекомых по стене дома. Такие явления кажутся маловероятными, но если обратиться к физиологии и патологии, такие факты наукой не только зарегистрированы, и воспроизводятся экспериментально. Есть оккультисты, безошибочно читающие мысли на лицах встречающихся людей и быстро анализирующие и синтезирующие их слова, движения и внешние признаки, безошибочно рассказывая им о ближайших событиях их жизни».

   Школа в Мадрасе содержится тайно, так как существуют предположения, что многие из воспитанников похищены европейскими и американскими оккультистами для увеличения числа адептов и жрецов «таинственной науки».

   Вот из такой-то школы, по всей вероятности, и вышел Кришнамурти, один из кандидатов в «христы» от Теософского Общества.

   Какая создается реклама этому кандидату*, видно из нижеследующего сообщения одного из главарей теософского движения, Лидбитера, сделанного им в лейб-органе «Ордена Звезды Востока» - «Dulletin de lOrde de lEtoile dOrient», в нумере от Января 1913-го года. Вот что сообщает Лидбитер:

   «В конце 1911-го года, в г. Бенаресе состоялся ежегодный конвент членов «Ордена Звезды Востока» в присутствии Кришнамурти.

 

   * Теперь, впрочем, теософы уверяют, что он только предшественник того «учителя», который грядет за ним.

 

   Во время этого конвента состоялось много вступлений в члены «Ордена Звезды Востока». Один из этих новых членов высказал мысль, что все были бы счастливы получить свои дипломы на звание члена ордена из рук самого главы ордена из рук самого главы ордена (то есть Кришнамурти). Мысль эта была принята восторженно. Прежние члены ордена вернули свои дипломы для того, чтобы также получить их снова из рук своего главы. В конце концов решено было, что все соберутся 28 Декабря в помещении индусской секции…»

   Когда в назначенный день все собрались, решено было, чтобы глава ордена (Кришнамурти) «остался стоять перед ними вместе с г. Таланом (национальный представитель от Индии). Члены ордена должны были дефилировать перед ними, передавая свои дипломы г. Талану, а этот, прочтя имя, отдавал их Альциону (то есть Кришнамурти), который и возвращал их собственникам».

   Сначала все совершалось в полном порядке – два или три первых члена уже получили свои дипломы, поклонились улыбаясь, и вернулись на свои места, как вдруг помещение, где все это происходило, - утверждает г. Литбитер, - наполнилось какою-то необычайною силою. Сила эта передалась, очевидно, через Альциона, так как подходивший к нему член ордена упал к его ногам, пораженный его чудодейственным могуществом. Я никогда не видал и не испытал ничего подобного, - пишет Лидбитер. – Напряжение было чрезвычайное и каждый из присутствующих, видимо, находился под этим воздействием.

   Непреодолимо думалось о порывистом ветре сошествия Святаго Духа в день Пятидесятницы.

   С этого момента каждый из присутствовавших в свою очередь падал ниц, обливаясь даже слезами. Зрелище было поразительное… Получаемая «благодать» была так очевидна, что все собрание горячо стремилось быть в ней участником. Те, у кого не было, дипломов снимали с себя свои знаки отличия, чтобы получить их из рук Кришнамурти.

   Он же, все стоя, тихо улыбаясь, с присущим ему спокойствием и простотою простирал свои руки в знак благословения над каждым, распростертым перед ним…»

   Такова эта статья г. Лидбитера, рекламирующего нового мессию.

   До чего горячо ведется эта реклама Кришнамурти за границей, мы можем судить по тому, что она стремится распространиться даже на детей. Так в одном парижском журнале, предназначенном собственно для детей, а именно в «Маленьком Теософе», в № 18 от 7 Июня 1913-го г., помещена, например, такая статья о Кришнамурти, которого видели на большом расстоянии в Генуе, бывшем в 1913 г., статья, в коей имеются следующие строки, обращенные к детям (см. стр. 11 и 12 журнала):

   «Милые друзья мои!

   Я хотел бы иметь возможность перенести на вас эти лучи как бы от солнца – лучи от улыбки Альциона (Кришнамурти), передать вам всю его красоту и главное его любовь, которая в нем светится, и передать тот необыкновенный душевный мир, который ощущаешь в его присутствии».

   Засим тот же корреспондент сообщает, что на этом собрании Кришнамурти раздавал всем цветы, и цветы эти с благовонием принимались его многочисленными поклонниками*.

 

   * М.В.Лодыженский. «Темная сила», 202-294 стр.

 

   Воистину, наше время является свидетелем того, о чем сказано в Откровении: Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в великой ярости, зная, что не много ему остается времени (Апок. XII, 12).

   В том же Теософском Обществе существует отделение его, именуемое «Белой Ложей». Надо полагать, что ложа эта состоит из членов, удостоившихся чести особого посвящения в тайны теософии, ибо в нем посвященным показывается ныне якобы в эфирном теле некто, именуемый Учитель учителей», Иисус-Матрейя. Его видит председательница Теософского Общества, Анни Безант, вероятно, и другие члены ложи. Непосвященным портрет этого «учителя» выдается за идеальную голову мужественной красоты.

   В брошюре Кудрявцева «Что такое теософия» приводится помещаемый < … > портрет этого «учителя».

   Такова работа врага рода человеческого в мире великого отступления, когда-то бывшем христианским.     

 

 

 

 

ГЛАВА XII

 

Чаяния современного еврейства. – «Он» или «не он»? –

«Жидовский Вифлеем». – «Что не понятно детям».

 

   Теперь попытаемся приоткрыть завесу, скрывающую за собою огромный конспиративно-таинственный мир надежд и ожиданий современного нам еврейства.

   Один весьма близкий мне по духу человек*, некогда занимавший довольно высокий пост в провинциальном органе важного министерства, однажды, задолго еще до начала переживаемой катастрофической всемирной войны, явно приближающей мир к предопределенному ему концу, поведал мне следующее.

 

   * Прохоров Федор Васильевич.

 

   - Было это, - сказывал он мне, - в 1903-м году. Я служил тогда в С.* и вскоре по прибытии своему к месту служения близко сошелся, как со своим духовным отцом, с кафедральным протоиереем, человеком высокой духовной настроенности.

 

   * Симферополе.

 

В те годы мысли и ожидания близости конца мира еще мало тревожили покой христиан православных, и тем удивительнее показался мне в то время рассказ о. протоиерея о местном раввине, сообщившем ему нечто о тайнах еврейского кагала, чего ни о. протоиерей, ни я до того времени не только не слыхивали но и не подозревали.

   К о. протоиерею пришел раз по какому-то делу местный общественный раввин; зашел потом и без особого дела. Завязалось нечто вроде знакомства – и стал после того раввин этот довольно часто заходить под разными предлогами на дом к протоиерею. Зайдет, поговорит, о том и сем и всякий раз сведет разговор на тему о христианских эсхатологических ожиданиях. Когда знакомство достаточно укрепилось, о. протоиерей обратился к раввину с вопросом, какую цель имеет он в виду, постоянно заводя собеседования с ним на тему, столь, казалось бы, чуждую еврейскому духу.

   - Цель та, - ответил раввин, - что мне желательно проверить чаяния нашего кагала по вашим христианским ожиданиям. Я не хочу пред вами таиться, да и не к чему, и буду говорить с вами откровенно. Дело видите ли, в том, что вашего Мессию Иисуса Христа народ наш не принял только потому, что старейшины наши и книжники уверили его, что сроки, указанные пророками Израиля для явления Мессии, еще не исполнились и потому Христос, как хулитель Бога и самозванец, должен быть казнен, что и было исполнено. Теперь сроки, указанные некогда Израилю его вождями, исполняются, и наш народ в волнении страстного ожидания «Утехи Израилевой». Волнение так велико, что нашему кагалу приходится держать перед народом нашим ответ, что называется, «не с коротким», ибо вы знаете жестоковыйность Израиля. И вот, перед кагалом встала теперь во весь рост нелегкая задача удержать в равновесии народные страсти, доколе не явится обетованный кагалом мессия. И он должен явиться тем или другим образом: Или явится сам, как мессия, или его подготовить и явить в этой роли должен наш кагал, и явить во что бы то ни стало, и притом в ближайшем будущем, если этого не произойдет, и мессии не дадут Израилю стражи его дома, народ наш выйдет из повиновения и тогда – конец народу еврейскому. Есть еще выход из положения – это признать Христа Мессией истинным и сознаться в своей роковой ошибке, но на это конечно, кагал ни за что и никогда не пойдет. Понимаете ли трагизм положения и народа нашего, и его руководителей? Вот та причина, почему я допытывался узнать от вас, как пастыря стада Христова, каковы ваши христианские чаяния, и совпадают ли они по времени с нашими ожиданиями и с вычислениями наших книжников и их толкованиями ветхозаветных пророчеств.

   В Сентябре 1911-го года, из источника весьма близкого по духовно-просветительной деятельности к Холмскому, ныне Волынскому, архиепископу Евлогию, принимавшему деятельное участие в судьбе гонимых прикарпатских славян, мне довелось получить следующую справку:

   «В австрийской Буковине, в 3-4 верстах от Черновиц, в местечке Сада-гура, живет некий великий раввин-чудотворец. Это звание перешло к нему наследственно. В настоящее время он еще совсем молодой человек. Чудеса он творит будто бы великие, исцеляет, предсказывает. Евреи из России и других стран устраивают к нему паломничество и чтут его, как бога».

   Лицо, давшее мне эту справку, рекомендовало мне за дальнейшими подробностями по этому вопросу обратиться к одному православному духовному лицу, живущему невдалеке от вышеуказанной местности*.

 

   * Священнику, о. Дионисию Кисель-Киселевскому. Этот иерей Божий в Августе 1914-го года, по доносу евреев, был расстрелян австрийцами.

 

Несмотря на живейший интерес, возбужденный во мне этим сообщением, я этого не сделал по той причине, что знал о перлюстрации русских писем на австрийской почте и боялся подвести то лицо под преследование власть имущих; но я был уверен, что рано или поздно, а мне доведется тем или иным путем получить нужные сведения для определения значения того Садагурского раввина, которого уже и теперь евреи «чтут, как бога».

   Не он ли кандидат в мессии, ожиданием которого, почти уже не скрываясь теперь от христианского мира, преисполнен рассеянный по всему миру Израиль? Не он ли тот антихрист, явления которого в близком будущем ждет всё, что еще осталось в христианстве не отступившего от веры и преданий своих отцов, что не мудрствует лукаво, что не погрязло в схоластике ложного лютеранствующего богословствования и что живет и дышит живо верою в Господа Иисуса Христа распятого и близ грядущего для Страшного Суда и воздаяния?

   Не он ли?..

   Уверенность моя меня не обманула: справку о Садагурском раввине я получил 25 Сентября 1911-го года, пять месяцев спустя, под Мартом 1912-го года, я уже записывал в своей записной книжке дословно следующее:

   «Просматривая «Домашнюю Беседу»* за 1865-й год, я в выпуске 39-м от 25 Сентября** нашел такую статью:

 

 

 

   * Еженедельный журнал, издавшийся В.И. Аскоченским с конца 50-х и кончая 1877-м годом прошлого столетия.

 

   ** Замечательное совпадение чисел одного и того же месяца Сентября на расстоянии 46 лет – 25 –е, день празднования Преподобного Сергия Радонежского, моего Ангела, в чьей обители ныне печатается моя книга.

 

 

Жидовский Вифлеем

 

   Сада-гура ничего более как небольшой еврейский городок, находящийся в Буковине, в недальнем расстоянии от Черновиц. Там встречаются только кафтаны, длинные пейсы и разгоряченные водкою лица. Несмотря на это, грязный городишка имеет для евреев притягательную силу, заключающуюся в семействе жида Изрольки, из племени которого, по мнению евреев, должен родиться их ложный мессия. Семейство Изроильки скопило в продолжение столетия несколько миллионов. Сада-гура сделался в настоящее время местом поклонения польских, русских, галицийских, молдавских и валахских евреев. Они вменяют себе в непременную обязанность посетить хоть раз в жизни родоначальника этого семейства и одарить его. самый скаредный купец открывает в своей мошне золотую монету и жертвует ее глубоко укоренившемуся суеверию.

   Сада-гура был прежде уединенный, ничтожный еврейский городишка, принадлежащий какому-то дворянину, озабоченному улучшением своих финансов и умножением доходов со своих винокуренных заводов. С тех пор как в 1825-м году глава семейства Изроильки поселился в Сада-гуре, дворянин разбогател, а посреди полуразрушенных домов торговцев и ростовщиков воздвиглся дворец, окруженный небольшим числом изящных домов, в которых живут зятья и дочери Изрольки; в них собрано все, что роскошь и великолепие могли придумать лучшего. В дворце находится серебряная комната, в которой расставлены всевозможные сосуды старых и новых фасонов, оцененные в несколько сот тысяч рублей. Жилые комнаты украшены великолепными турецкими коврами и тяжелыми шелковыми занавесами. Все эти роскошные вещи – приношения набожных евреев. В конце большого парка находится прекрасно устроенные оранжереи. Эти изобретения самой утонченной роскоши составляют посреди грязных лачужек Сада-гуры что-то похожее на волшебный замок. А владелец этих богатств, в руках которого сосредоточено столько сокровищ и одно лицезрение которого составляет для суеверных иудеев великое счастье, покупаемое богатыми денежными приношениями, - ничего более как олицетворенное тупоумие.

   Ребихе-Изролька – так называется этот человек – совершенный идиот. Под его седыми волосами не живет мыслящей разум, в груди его нет никакого чувства; ходит он не иначе как опираясь на проводника, не из слабости, а из животной безсознательности. Разговор его состоит из несвязных звуков, понятных одному его семейству и секретарю. Когда он показывается на улице, - что бывает обыкновенно известно за несколько часов, - все окошки, двери, улицы и площади наполняются людьми, которые лезут часто на деревья, на крыши, дерутся, давят друг друга, чтобы видеть своего идола. У Ребихе-Изроильки есть жена, дочери и сыновья. Дочери его выходят замуж почти детьми. Каждому из его зятьев, которые выбираются обыкновенно между самыми богатыми людьми, вменяется в обязанность поселиться на Сада-гуре и построить себе дом поблизости отцовского дворца. Дочери его ходят дома в бархате и шелку, ежедневные кафтаны его сыновей и зятьев шьются из самых дорогих материй. У маленьких детей есть няньки: француженки, англичанки, немки и, сверх того, гувернеры и гувернантки, как у каких-нибудь принцев. Множество секретарей ведут «дела» дома, состоящие большею частью из приема денежных приношений и других даров. Перед обедом Ребихе-Изроилька назначает аудиенции, то есть принимает, в присутствии своего секретаря, некоторых поклонников. Не произнося сам ни звука, он дозволяет им посмотреть на себя и принимает обычное приношение, состоящее уж никак не менее как из десяти английских гульденов. Иногда Ребихе-Изроилька катается. Прежде за его каретой следовала другая карета с музыкантами, которые во время катанья играли лучшие пьесы, но в настоящее время это уже не делается, вероятно, по настоянию правительства. Такова статья «Домашней Беседы» от 25 сентября 1865-го года.

   Но о Садагурском раввине-чудотворце тем дело еще не кончилось. В Марте 1914-го года мне впервые пришлось познакомиться в Петрограде с одним дальним родственником, который на мой вопрос: где жил? – ответил:

   - В австрийской Буковине, в Черновцах.

   Я даже вскрикнул от изумления и неожиданности.

   - Что с вами? – спросил он удивленно, - что вас так поразило?

   - Сада-гуру, - воскликнул я, - знаете?

   - Конечно, знаю, - ответил он, Сада-гура весь был мне виден как на ладони с террасы моего черновицкого дома. Но что вас в нем так заинтересовало? уж не Садагурский ли вундер* – раввин?..

 

   6*Чудо.

 

Да, там действительно, живет этот еврейский чудотворец. И, представьте, вера евреев в него так сильна, что они на него смотрят, как на какого-то бога… Я этого раввина – фамилия его Фридман, родом из Ружины – знал лично и даже раз был приглашен к нему на обед, что почитается из ряду вон выходящею честью.

   Фридман – «человек мира!» и имя-то какое, - подумалось мне, - подходящее для того, кто, как антихрист, попытается на первых порах дать мир всему миру!

   - А каких он лет? – спрашиваю.

   - Я уехал из Черновиц в 1904-м году… Тогда ему лет шестьдесят было.

   - Не тот!* – вырвалось у меня невольно.

 

  * Антихристу, по преданию св. Отец, будет около 30-ти лет, когда он явится миру.

 

   - Как не тот? – с живостью возразил мне мой собеседник, - совершенно тот! – вундер-раввин, который почему-то так вас интересует.

   - А сын, - спрашиваю, - у него есть?

   - Есть, и он такой же, как отец, чудотворец и так же боготворим жидами. Ведь в роду этих Фридманов вундер-раввинство переходит приемственно от отца к сыну по наследству.

   - А сыну сколько лет?

   - В 1904-м году ему было лет девятнадцать.

   - Девятнадцать в 1904-м году, стало быть, тридцать ему исполнится в 1915-м году.

   Не он ли? не в 1915-м году предстоит ему явиться, если только Фридман из Сада-гуры действительно он? Явление его будет, по свидетельству св. Отец, подобно явлению Спасителя, исшедшего на проповедь «лет тридцати» (Лк. III, 23). «Лет тридцати» может означать – от тридцати лет и моложе и старше несколькими годами, вернее – старше, то есть между тридцатью и тридцатью пятью годами, если так и Фридман – он, то 1915-й год и к нему ближайшие годы должны стать роковыми для человечества.

   Так подумалось мне, подумалось не без трепетно.

   От собеседника моего большего я не добился: для него Садагурский раввин был только свидетельством еврейского суеверия, данью невежеству темной и фанатичной еврейской черни. Впрочем, от него я узнал еще одну подробность, касающуюся этих наследственных «чудотворцев», - это то, что жен своих они должны брать только одного определенного еврейского рода и что род этот живет у нас в России, где-то на Волыни. Итак, 1915-й год – год совершеннолетия, по еврейскому закону, «человеку мира» из Сада-гуры, что близ Черновиц в австрийской Буковине.

   Каково же было удивление мое, когда, разбирая свои записи, я под Декабрем 1912-го года нашел в них следующую заметку: «25 Декабря 1912-го года в «Новом Времени» была помещена статья Меньшикова «Что непонятно детям», и в ней дословно было напечатано следующее:

   «Политика начинает быть страшнее рождественской сказки. Даже «Русский Инвалид», знаменитый ролью фигового листа, скрывающего от общества все военные опасности, - даже он угрожает неизбежной войной. Правда, война предстоит через два года, и не у нас, а между Англией и Германией, но как справедливо намекает газета, война с Англией у немцев означает нынче не одну Англию.

   Какие же доказательства того, что англо-германская, а стало быть, и всесветная бойня поднимется в 1915-м году?,* – спрашивает Меньшиков и отвечает: - Их очень много.

 

* Она, как известно, началась на полгода раньше.

 

Все сроки вооружений у держав Тройственного союза вполне определенно подгоняются теперь к 1915-му году, - говорит наша военная газета. Особенно это касается военно-морских вооружений, сроки которых сокращены. Один из самых серьезных специально военных журналов Англии «Нэвель энд Милитэри Рекорд» категорически высказал, что «кризис в нашей истории наступит в 1915-м году». «Такое, - говорит «Русский Инвалид», - решительное и прямолинейное заявление вообще мало подходит к тону всегда осторожного и чересчур сдержанного журнала, и для того чтобы побудить его к откровенности, должна была быть вполне основательная причина… Времени остается мало, - с жаром говорит названное военно-морское издание, - очень мало… Медлить нельзя, ибо надвигается кризис истории, который ясный английский ум высчитал с точностью астрономического феномена».

   Статья Меньшикова кончается словами: «Итак, 1915-й год».

   Он или не он будет Фридман из Сада-гуры*, будет ли им лжехристос от теософов или еще кто из той же масоно-еврейской шайки – все это неважно, как неважен для бодрствующего христианина и срок, указанный для «кризиса истории ясным английским умом» и г. Меньшиковым; когда наступит одному Богу в точности известный час, и мы доживем до него, тогда только мы будем знать точно и личность антихриста, и число имени его, и определенные ему миру сроки.

 

   * Городок этот теперь, говорят, совершенно разрушен действием нашей артиллерии при взятии Черновиц, разрушен и дворец «вундер-раввина». Не сбежал ли он в Египет, чтобы подделаться под Писание: из Египта воззвал Я Сына Моего (Ос. 11, 1).

 

До тех же пор для нашего христианского внимания и наблюдения неизмеримо важно одно, это – разумение смысла и значения переживаемого момента жизни Вселенской Христовой Церкви, важно, что «близ есть, при дверех». Побелели нивы – близится жатва. Времена исполняются.  

   

 

 

 

 

 

 

 

ЧАСТЬ II

 

«СБОРИЩЕ САТАНИНСКОЕ»

 

«…Говорят о себе, что они иудеи,

но не суть таковы, а лгут».

 

(Апок. III, 9.)

 

 

« …Которые (Иудеи) убили и Господа Иисуса и Его пророков, и вас изгнали, и Богу не угождают, а всем человекам противятся; которые препятствуют нам говорить язычникам, чтобы спаслись, и через это всегда наполняют меру грехов своих; но приближается на них гнев до конца».

 

(I Сол. II, 15-16.)

 

 

 

ГЛАВА I

 

Мировое предчувствие явления антихриста и конца мира.  

Мировое предчувствие воплощения Бога Слова.  

В.С. Соловьев об образе пришествия антихриста.  

Франмасонство, или масоно-еврейство.  

Его определение.

 

   Не без намерения и не случайно всю первую часть своей книги я посвятил сопоставлению учения Св. Православной Церкви и св. Отцев и прозрения святых подвижников с исследованиями современных нам христианских философов и богословов, уделив попутно некоторое место и моим личным мыслям и наблюдениям, как бы малозначительны они ни были. В этом сопоставлении соединились, как в фокусе зажигательного стекла, мысли, чувства и предчувствия собирательного христианского духа, начиная от высших его представителей и носителей и кончая такими рядовыми единицами, как моя человеческая немощь.

   Какое согласие – почти тождество – взглядов и уверенности в ожидании близости роковой развязки многовекового узла мировой истории человечества, прелюбодейного и грешного, лежащего во зле и лжи и упорно противящегося добру истине!..

   Явление антихриста, Второе славное Пришествие Господа для Суда над живыми и мертвыми и конец мира не должны и не могут совершаться без надлежащего о сем предварения человечества от Святаго Духа. Скрытые веками тайны мира как бы ни были они глубоки, откроются по слову Господню: Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано (Мф. XIX, 26). Все должно быть открыто. На все только – свое время, всему свои сроки. Церковь ветхозаветного Израиля, как общество едино- и правоверующих, была предварена от Духа о воплощении Мессии Истиннаго с такою убедительностью и силою в сердцах сынов и дщерей Богоизбранного народа, что, по свидетельству историка еврейского народа Иосифа Флавия, стоном стонала вся страна Прииорданская от призывных воплей ожидавших пришествия «Утехи Израилевой». И не только народ Божий, но и языческий мир не был в то же время чужд мессианских ожиданий.

   «В то время, - так пишет А.П. Лопухин в своей «Библейской истории Нового Завета», - политическая угнетенность в силу естественной реакции, до небывалой степени пробуждает в народе надежду на великое и скорое избавление. В другие времена подобные надежды ограничивались узкими пределами Иудеи, а теперь оне выходили далеко за ее пределы и волновали весь мир. Оне совпадали с невольным чувством, которым в то время проникнуты были народы всех стран, что наличное состояние вещей не могло продолжаться более. Царство зла по всему миру достигло своей вершины… Финансовое разорение по всей Империи… Собственность потеряла почти всякую ценность… Повсюду свершались банкротства… Капиталисты успели за счет бедных людей накопить огромные богатства. Промышленность пала по всему миру. Многие из богачей, с другой стороны, низведены были до нищенского состояния, и общая бедность народов становилась все более и более невыносимой… Над всем тяготело безобразие шпионство, так что забыты были всякие формы законного судопроизводства. Целые массы людей, как виноватых, так и невиновных, погибали в римских тюрьмах – погибали мужчины, женщины и дети, тела которых просто выбрасывались в Тибр… Никто не мог считать себя безопасным от гнусных доносчиков. Наступило царство террора. Легальность убийств и бессердечные конфискации усилились, безнравственность и порок царствовали безраздельно… Находясь под дурным управлением, Восток был глубоко волнуем тревожным предчувствием, что должны наступить перемены. Не только Иудея, но и окружающие страны находились в состоянии безпокойного ожидания. Так, вероятно, в тот самый год, когда раздался в пустыне голос Предтечи, египетские жрецы объявили, что они опять видели птицу, известную под названием Феникс (Tacit. Ann. VI, 28). Будучи первоначально мифологической эмблемой, Феникс, мало-помалу, стал считаться символом исторического круговорота жизни мира, и, по воззрению египтян, появлялся в известные промежутки, чтобы сжечь себя и опять восстать из своего пепла, в таинственное знамение окончания одного великого мирового периода и наступления другого. Он появляется при Сезострисе, при Амазисе и при Птоломее, третьем царе Македонской династии. Появление его теперь казалось необычайным, так как в промежутки его возвращения раньше определялись в 1460 и 500 лет, а со времени Птоломея прошло только 250 лет. Между тем священная коллегия жрецов в Риме подтвердила то, что было заявлено египетскими жрецами. По их вычислениям также начался последний период, именно мiровой месяц Аполлона, после чего должна  была наступить кончина мира. Виргилий (в 70-19 г. Р.Х.) уже за поколение до рождения Христа написал свою знаменитую четвертую Экголу, в которой изобразил наступление Золотого века и определенно указал на то, что наступило время «Младенца» и «Девы», и «нового племени», с которым «железный век прекратится»:

 

Новых великих веков чреда зарождается ныне.

Вот уж и Дева грядет, грядет и Сатурново царство.

Новое племя уже с небес посылает горних.

Ты же Младенцу тому, с кем железный век прекратится,

С кем для мира всего взойдут времена золотые,

Чистая, ласкова буди, Люцина: твой Феб уже правит*.

 

 

      * Вл. Соловьев. Стихотворения.

 

   Эклога эта, как известно, содействовала обращению Константина Великого в Христианство и из Виргилия сделала почти святого в глазах средневековых западных христиан.

   На то же глубокое предчувствие в древнем мире о готовящейся великой перемене в состоянии человечества указывает и легенда о смерти великого бога Пана, которая по свидетельству Плутарха (Hlutarch. De dex.orac. 17), составилась в царствие Тиверия. «В то время, - рассказывалось в ней, - один корабль, отплывший из Корфу, по странной причине остановился, и кормчий, египтянин Тамнус, услышал со стороны Эхинадских островов громкий голос, который называл его по имени и велел ему, когда он прибудет в Палод, всем сообщить, что великий бог Пан умер. Египтянин сделал, как ему было сказано, но едва он распространил весть об этом по берегам, которые ему были указаны, как вдруг раздался великий вздох, и этот таинственный звук наполнил мореплавателей страхом» … Самое торжество одной (Римской) державы над всеми другими, помимо всего другого, подготовляло путь к новой вере Христа. Отчужденность враждебных между собою народов была сломлена, и в душе всех затеплилась смутная, но величественная идея общечеловеческого братства, хотя бы еще в виде подданства одному монарху»*.

 

  * Библейская история Нового Завета А.П.Лопухина. 1985. Гл. XI. С. 135-137.

 

   «Дух дышал, где хотел», и дыхание Его слышно было и в Богоизбранном народе, и в «языках, не ведущих закона», - и дыхание это предваряло род человеческий о приблизившемся к нему важнейшем моменте всей его земной жизни – Рождестве обетованного мiру Спасителя, единородного Сына Божия.

   Не могло остаться без такого же предварения и второе, по значению равное первому, событие грядущего Страшного Суда и кончины одряхлевшего в беззакониях старого мира. И мы показали, что сосуд Духа Святаго – Церковь Христова, вселенским своим голосом уже возвестила миру о приблизившейся грозе антихристова царства и последующего за ним «огненного крещения» и Второго страшного и славного Пришествия Христова.

   Но каким образом явится антихрист, как владыка вселенной, то ин, грядущий во имя свое, который, происходя от крови еврейской, из дома якобы Давидова, в свое время и притом уже близкое, явится одновременно и мессией Израиля, и обладателем всего христианского и не христианского мира?..

   «Заправилы общей политики, - так решает этот вопрос Владимир Соловьев, - принадлежавшие к могущественному братству франмасонов, чувствовали недостаток общей исполнительной власти. Достигнутое с таким трудом европейское единство каждую минуту готово было распасться. В союзном совете или всемирной управе (Comite permanent universel) не было единодушия, так как не все места удалось занять настоящими посвященными в дело масонами. Независимые члены управы вступали между собою в сепаративные соглашения, и дело грозило новою войною. Тогда «посвященные» решили учредить единоличную исполнительную власть с достаточным полномочием.

   Главным кандидатом был негласный член ордена «Грядущий человек»*.

 

* Вл. Соловьев. Т. VIII. С. 565.

 

   Но ответ этот, несмотря на кажущуюся его категоричность, не разрешает во всем объеме поставленных выше вопросов и не может ослабить недоумения: каким же образом, в виду несомненной, Церковью признанной близости «исполнения времен», совершается «тайна беззакония», которая была «в действии» еще во времена св. апостола Павла и которая в своем заключительном моменте должна завершиться приходом «иного во имя свое», «человека греха, сына погибели» - антихриста? Недоуменный вопрос этот осложняется еще и тем, что этот иной должен быть принят евреями, как силой концентрированно-всемирной, тогда как сила эта до сих пор находится «в рассеянии» и все еще именует себя «гонимым племенем»; что «грядущий человек» этот должен стать владыкой вселенной, подчинить себе весь мир, который еще и доселе разделен на могущественные государственные и национальные обособленности и который, по-видимому, сам стоит еще на такой высоте политической силы, что с ней по плечу тягаться какому-то неопределенному выходцу из международного «Гетто», именуемого Талмудистским Израилем».

   Прежде всего у учителя, непосвященного в тайны франмасонства, - вернее, масоно-еврейства, - должен явиться вопрос, что это за «братство», как его именует Вл. Соловьев, настолько могущественное, что из его среды выходят «заправилы общей политики», иначе, вершители судеб человечества?

   Вместо ответа по существу этого вопроса, я предлагаю желающим ознакомиться с ним в подробной разработке и правильном освещении, обратиться к обширнейшей антимасонской литературе, особенно развитой во Франции, где она возглавлена такими знатоками тайн масонства, как Монсиньор Деласю*, Копэн Альбанселли*, Эдуард Дрюмон* и другими.

 

  * Знакомым с французским языком горячо рекомендуем капитальный труд Монсиньор Делассю «Антихристианский заговор», из которого многое заимствуется для целей настоящей книги.

 

   ** «Тайная сила против Франции».

 

   *** «Жидовский вопрос».

 

В России литература эта представлена значительно слабее, но и в ней за последние годы появились серьезные попытки к освещению, данного вопроса в трудах Шмакова*, Селянинова**, графини Толь***, Бутми и проч.

 

   * «Международное правительство».

  

   **  «Тайная сила масонства».

 

   *** «Ночные братья».

 

Цель моей книги духовная, а не политическая, и подробное в ней ознакомление читателя с историей и сущностью масонства слишком отвлекло бы меня от главной моей задачи, предварения братии моей по вере о близости Страшного Суда Господня, и расширило бы безгранично мою работу без особой пользы для преследуемой ею цели. Пусть за меня ответят подробно моему читателю вышеуказанные борцы за правду, представители антимасонской деятельности. Для цели моего труда пока достаточно, если читатель, еще не знакомый с сущностью франмасонства (термин этот употребляю наравне с «масонством» и «масоно-еврейством»), примет от меня на веру нижеследующее его определение:

   1) Франмасонство есть тайное сообщество христиан-отступников вместе с язычниками, негласно руководимое тайными вождями еврейского народа (кагалом) и имеющие целью разрушение Церкви Христовой и монархической государственности, преимущественно же христианской, и поставление на их месте капища Сатаны и престола антихриста.

   2) Франмасонство есть анти-Церковь, или церковь Сатаны, в которой ему воздадут поклонение как Богу; преддверие церкви близ грядущего антихриста.

   3) Франмасонство есть «Вавилон, блудница великая, сидящая на водах многих» (Апок. XVII и XVIII гл.).

   4) Франмасонство есть «тайна беззакония» (2 Сол. II, 7).

   5) Франмасонство есть продолжение на земле начатого на небе бунта Сатаны против Бога.

   В дальнейшем развитии плана нашей книги сущность франмасонства имеет выясниться достаточно подробно. Но и с принятием на веру вышесказанного определения франмасонства читатель может все-таки остаться в недоумении относительно того пути, по которому должен пойти «грядущий человек», чтобы, взойдя на трон Давидов и возсев, как мессия Израилев, во святая святых Соломонова  храма, стать одновременно и царем, и «богом» всего остального разноязычного, разноплеменного и, главное, разноверного мира.

   Велика эта тайна. Раскрытие ее без воли Божией невозможно, если не наступили для того от века предопределенные сроки. Теперь эти сроки, по-видимому, наступили, ибо «тайна беззакония» «сборища сатанинского» раскрыта.

 

Времена созрели.

   И слышал я (Даниил), как муж в льняной одежде, находившийся под водами реки, подняв правую и левую руку к небу, клялся Живущим во веки, что к концу времени, времен и полувремени и по совершенном низложении силы народа святого, все это совершится. Я слышал это, но не понял и потому сказал: «господин мой! что же после этого будет?» И отвечал он: «иди, Даниил, ибо сокрыты и запечатаны слова сии до последнего времени. Многие очистятся, убелятся и переплавлены будут в искушении; нечестивые же будут поступать нечестиво, и не уразумеет сего никто из нечестивых, а мудрые уразумеют (Дан. XII, 7-10).

   Времена созрели!

   Не явился еще пока «человек греха, сын погибели», антихрист, лжемессия ослепленного до времени Израиля. Все прочее теперь уже ясно, начиная с тайн так называемого «еврейского вопроса», к раскрытию которых мы теперь и обратимся.

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА II

 

Еврейский вопрос.

Точка зрения на него Христовой Церкви.

 

   Приступая к раскрытию «тайны беззакония», с особой силой действующей в некогда Богоизбранном народе еврейском, мы считаем нужным бросить взгляд на так называемый еврейский вопрос. Но, прежде чем приступим к этой ответственной тяжелой задаче, нам необходимо вполне ясно и определенно установить общехристианскую и, следовательно, нашу точку зрения на этот камень преткновения и соблазна в ряду других так называемых «проклятых» вопросов, чтобы оградить себя и цели, преследуемые нашей книгой, от нарекания и обвинения в человеконенавистничестве и антисемитском фанатизме.

   Из всей огромной литературы предмета, что довелось нам в искании истины изучить и переработать, внимание наше более всего привлек уже знакомый читателю труд доктора богословия и прелата-каноника епархии Камбрэ, монсиньора Делассю. При общеизвестном масоно-еврейском засилье во Франции мире, как в этой несчастной стране, не развита так антимасонская и антисемитская литература; но с точки зрения христианских идеалов и чаяний один только Делассю взглянул на этот жгучий современный вопрос с той высоты, с какой только можно его охватить во всей полноте его объема.

   «Еврейский вопрос в наши дни, - так пишет Делассю*, - поставлен теперь на первую очередь и привлекает к себе с особой силой все умы, неравнодушные к судьбам своего отечества, внимательно следящие за тем, что совершается в мире.

 

   * Делассю. Антихристианский заговор. Ч. III. 1111-1128 (французское издание «La Conjuration antichretienne»).

 

Важность этого вопроса возрастает за последнее десятилетие, можно сказать, не по дням, а по часам. Изучением его заняты богословы, и философы, и историки, и политические деятели, и экономисты, и даже общество. Сколько уже появилось трудов, доказывающих всю важность задачи, поставленной еврейством мiру. Особенно же много стало появляться таких исследований с тех пор, как Эдуард Дрюмон в замечательном труде своем «La France juve» («Ожидовленная Франция») направил в эту сторону общественное внимание своими разоблачениями французского всемирного еврейства.

   Что же представляет собою еврейство?

    «В детстве моем, - пишет известный французский критик Жюль Леметр, - я знаком был с евреями только по литературным произведениям и склонен был окружать их некоторым поэтическим ореолом. Мне они казались живописными, и чувства мои к ним были те же, что и к италианским «rifferari»* или к цыганам…

 

   * Бродячие музыканты, играющие на волынке.

 

Я знал, что их когда-то подвергали гонению, и это меня приводило в умиление. Я был убежден в том, что в этом именно заключается объяснение и оправдание их наиболее заметных пороков. Несравненный труд Дрюмона «La France juive» переубедил меня, но не вполне. Мне виделся в нем некий свет, чудесно проникающий в темные закоулки вопроса, я видел в нем удивительное прозрение историка, но все же в труде этом мне чудилось некоторое преувеличение, некая тенденциозность. В то время, сказать правду, у меня были кое-какие дружеские отношения в еврейском мире, и когда мне в моих фельетонах приходилось говорить об Израиле по поводу театральной пьесы или романа, я это делал с чрезвычайной осторожностью, подчеркивая свое беспристрастие. Впрочем, я был искренен: я боялся быть несправедливым».

   Таково несколько лет тому назад было настроение умов большинства французов. Теперь это стало совершенно иным. Тот же академик Жюль Леметр пишет теперь так: «Евреи – не все, конечно, а большинство – те, по крайней мере из них, которые стоят на виду у всех, те, словом, которые делают Шум – все они открыто за эти десять лет стали соучастниками, более того – вдохновителями и господами самого подлого и обидного для нас режима, который побудил с особой силой низменные страсти и в то же время обманным образом не дал им удовлетворения, того режима, который почти отнял оружие у национальной обороны и предал гонению французскую Церковь. Дух масонства, как известно, есть дух чисто еврейский. Яснее ясного, что еврейский дух, внушающий в своей сущности ненависть к Церкви, прививающий нам варварскую утопию коллективизма и интернационализма, не сулит нам ничего, кроме гибели.

   «Страшный народ! – восклицает Жюль Леметр, - загадки истории! Около двух тысяч лет, как у него не стало отечества, но что-то в нем есть, что не дает ему усыновиться другому народу и с ним слиться, как со своим собственным. Это начинает, наконец, возбуждать тревогу, это делает евреев помехой во всех отечествах».

   «Что касается, в частности, - продолжает Делассю, - Франции, то Эдуард Дрюмон только и делает в последние пятнадцать лет, что обращает внимание своих многочисленных читателей на разлагающие влияние этой расы, чуждой и земле нашей, и нашей вере, и нашему языку, нашим традициям и, несмотря на это, ставшей среди нас наиболее влиятельной. Власть над нами теперь в руках этой расы, и этою властью, которую мы допустили вырвать у нас из рук, она пользуется только для нашего развращения, для разрушения взаимной нашей связи друг с другом и с нашими предками, словом, для того, чтобы нас всех разъединить и в ближайшем будущем стереть Францию с лица земли.

   Утверждая это, мы повторяем только слова самого еврейства. В наше время наиболее ярким его представителем в нашей стране является Бернар Лазар. Он был душей дела Дрейфуса, и ему в награду за это дело гражданские и военные власти воздвигли в Ниме памятник. Этот господин написал книгу под заглавием «Антисемитизм, его история и причины его возникновения». В этой книге самоопределение еврея выражается в таких словах: «Я – еврей и, следовательно, разрушитель и паразит. Как таковой, еврей нападает на все народы, которые ему оказывают гостеприимство, и все свои усилия направляет на их дезорганизацию всеми способами, какими только может располагать. Когда христианство в конце Средних веков вновь открыло ему свою дверь, еврей создал протестантизм. Когда протестантизм, показалось ему, начал приходить в известный порядок и становиться менее фанатичным, тогда еврей устроил масонство. Когда Король Франции даровал еврею права, он в благодарность за равноправие снял с короля голову. французская нация присоединилась к великодушию своего короля в отношении к еврею, еврей ответил ей разгромом всего, что составляет сущность нации. Европа, в подражание Франции, поступила с евреем с таким же великодушием, тогда еврей стал выкачивать деньги из Европы и сеять во всех народах социальную революцию. Франция, наконец, представила себе, что еврея можно обезоружить, доверив ему свое богатство, управление, народное образование, магистратуру, армию, торговлю, даже народные развлечения: еврейство ответило на это полной ликвидацией своей благодетельницы».

   Таковое естественное и роковое назначение еврейства в мире, по признанию одного из наиболее выдающихся евреев.

   Значит ли это, что мы желаем навлечь на евреев ненависть христиан? Избави, Боже! Для нас современный еврей не есть отпрыск Иуды, а только верный последователь фарисейства и диких противообщественных преданий Талмуда. Он не еврей, а жид, сектант-талмудист, но при всем том нам надо всегда помнить, что собою некогда представляли евреи, и чем они еще будут, по слову Священного Писания.

   Еще в зачатии своем будучи предъизбран Богом для великого предназначения, которому он при самых тяжелых условиях сохранил верность, жестоковыйный народ еврейский в течение двух тысяч лет, в самом центре языческого  идолослужения, пребыл упованием и честью народов, хранителем наследия Божественных обетований, исповедником Бога истинного, блюстителем веры, правды, поклонения Отцу иже на небесех, в духе и истине и благодати ожидания Спасителя мира. От самого Бога еврейский народ получил свой непорочный закон, уже заключавший в себе семя того совершенства, которое имело раскрываться в Евангельском благовести. Патриархи его, его пророки и великие цари были верными вестниками небесных откровений; их пророческое слово и пример поддерживали на должной высоте уровень веры и добродетели, чтобы он, спустившись ниже, не допустил неблагочестию и развращению ввергнуть человечество в бездну проклятия и смерти; Авраам, Исаак, Иаков, Иосиф, Моисей, Давид, Соломон и другие были прообразами Обетованного Мессии, Предвечного Слова Божия, имевшего воплотиться и вочеловечиться в Сыне того же еврейского народа, избранного для наивысшей славы, какою только мог Бог увенчать человечество.

   И Приснодеве Марии, совершеннейшему Созданию Божию, Чистейшей, Святейшей и Честнейшей горних Воинств, Непорочной Матери Божией надлежало также произрасти от корня Иессеева, и в Ней должны были прославиться и Деворра и Юдифь, Эсфирь и Сарра, Ревекка и Рахиль, и Анна, мать Самуилова, воспетые и прославленные Божественным Писанием, как провозвестницы и прообразы того высочайшего и невообразимого совершенства святости, которому было предназначено преклонить небеса и в девическое чрево Свое принять Слово Божие.

   Это необходимо знать и помнить тем писателям, которые могли бы заслужить полное наше одобрение, если бы только в обличениях своих не преступали меры и не возносили хулы на имена, прославленные и Церковью и Самим Духом Святым, как достойные нашего преклонения.

   До дней Господа нашего Иисуса Христа еврейский народ пребывал в истине. Народ Божий, как семя Авраамово, был увенчан и освящен святостью Христовой. Соединив его с Собою неразрывными узами Своего вочеловечения, Господь тем самым поставил его в предмет почитания и признательности всем народам и племенам земным до скончания века.

   Но между новым и древним Израилем богоубийство ископало пропасть, которую заполнить может только милосердие Божие, когда будет совершено дело Правосудия. Тем не менее, и здесь необходимо иметь в виду, что истинное семя Авраамово, покорное и верное духу закона, познало время его исполнения: истинные и благие Израильтяне, чьих сердец не коснулся обман, пришли к Тому, Кого ожидали отцы их в своих упованиях и молитвах. Этот Израили исшел из Храма, когда завеса его разодралась надвое, когда кафедра Синагоги превратилась в место проповедания погибельного лжеучения, исполненного ненависти и лжи, а не закона Моисеева. Апостолы, ученики, новообращенные в день Пятидесятницы и все те, кто впоследствии вступил в ограду Доброго Пастыря – вот, кто были истинными чадами Авраама, отца верных. Они-то, во главе со Святыми Первоверховными Апостолами Петром и Павлом, и были основанием Церкви, краеугольным камнем Дома Божия, которому суждено было заключить в себе весь мир. Они - отцы наши по вере, и мы от них ведем свое происхождение не по плоти и крови, а по духу, привившись верою, по милосердию Божию, к доброй маслине, корень которой в сердце Самого Господа Иисуса Христа. Таким образом, для отпавших евреев Авраам, Моисей и Давид – то же, что для них и Святые Апостолы Петр и Павел, Андрей, Иаков, Иоанн и прочие Святые Апостолы, не ближе, чем Приснодева Мария и Св. Обручник: они наши, а не их.

   Голгофа расколола еврейский народ надвое: с одной стороны, ученики Господа и все христиане, откликнувшиеся на зов их и составившие с ним одно Тело Христово – Церковь, а с другой – палачи, богоубийцы, на чью голову, по их же призыву, пала кровь Праведника, обрекая их проклятию до тех пор, пока будет длиться их противление.

   Но и в проклятой Богом части древнего Израиля, в современном еврейском народе, видимо обособленном от всех прочих народов и пребывающем под проклятием и гневом Божиим, сохраняется все та же его прежняя сила упругой стойкости, эластичной и легкой, но непокорной и пламенной; он и теперь все тот же, каким его сделало богоубийство и праведное возмездие за его безмерное преступление: он – не умирающая добыча в когтях вечно грызущей его и озлобляющей ненависти, понуждающей его без отдыху и сроку бороться из всех сил и всяким оружием против Спасителя, Которого он распял, против человеческого рода, который ему омерзителен, но более всего – против Церкви, унаследовавшей вместо него благословение, которым он пренебрег и от которого отрекся.

   Отступив давно  от Моисеева закона, жид не принял Евангелия. Он хранит Библию вопреки своей воли, чтобы осуществилось через него промыслительное милосердие Божие, доверившее ему хранение священных книг Ветхого Завета в целях непререкаемого удовлетворения их истинности. Но не в Библии черпает он закон свой и веру, а в Талмуде, возводящем в закон ненависть, самую бешеную, самую предательскую, самую непримиримую. Талмуд и Евангелие – это такие же противоположности, как преисподняя и небо, как Сатана и Господь наш Иисус Христос. Восемнадцать уже веков прошло с тех пор, как народ этот, наиболее упорный и неподатливый из всех народов, живет и дышит этой ненавистью. Ненависть эта, скрывая себя под разной личиной, присосалась с настойчивой ловкостью ко всем бунтам человеческого разума против Бога, Христа Его и против Церкви. Иудаизм проник в самое Церковь со дней ее основания, с целью внести в нее смущение, разделение и ересь. Это было делом Симона Волхва, гностиков, Манеса, последователей их подражателей. И в последние времена жид во всех ересях является их покровителем, если не вдохновителем. И чем ближе кто стоит к изучению жидовской деятельности, тем яснее видит, что этот народ замешан решительно во всем том, что является противлением Духу Божию. В средние века жид предает христиан магометанам, несмотря на то, что как в Испании, так и на Востоке мусульманство относится к нему с одинаковым презрением. Он и с Альбигойцами против католиков, и с протестантами, и со свободомыслящими, и с якобинцами, и с социалистами, и с франмасонами, и с нигилистами; подобно коршуну на поле битвы, сражаются другие, а он летит после резни на готовые трупы. И тем не менее Церковь всегда являлась для жида охраной от чрезмерного, хотя и законного, негодования обманутых им, ограбленных и изменнически преданных им народов. Церковь знала и знает все, что непосредственно против нее и против чад ее замышляет жид-каббалист, жид-чернокнижник, жид-ростовщик, шпион и предатель, но она не забыла его древней славы и ждет обетованного этому народу обращения, почитая в нем, не взирая ни на что, обломка народа избранного, народа Божия. Но, как мать осторожная и бдительная, Церковь для верующих чад своих установила по отношению к жидам правило, по которому, при условии сохранения им жизни и безопасности, запрещалось иметь с ними общение. И не будь пренебрегаем этот мудрый закон современными правительствами, не существовало бы и еврейского вопроса, не возник бы и вопрос социальный, а если и возник, то с разрешением его легко можно было бы справиться; не было бы ни Дрейфуса, ни прочих жидов, роковых для государств своими преступлениями.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           

 

 

 

ГЛАВА III

 

Жидовский закон с дней разсеяния еврейского

народа и до наших дней.  Талмуд.

 

   «От дней земной жизни Господа нашего Иисуса Христа и до наших дней, - пишет Делассю, - истинным и единственным источником ортодоксальной правды и права для жида является не Моисеев закон, а Талмуд. Один из известнейших жидовских писателей, Зингер, подтверждает это такими словами: «всякий, кому мнится, что он по Библии знаком с нашей религией, находится в полнейшем заблуждении: религиозная жизнь еврея, начиная от первого его вздоха и до последнего издыхания, регламентируется творениями еврейского гения, создавшего все огромное здание талмудистского законодательства». Таким образом, по свидетельству самих же жидов, глубоко ошибаются те, кто принимает Ветхий Завет за свод религиозных законоположений для современного нам жида. Свод его законов это – Талмуд, который, по выражению Чиарини, только для того и создан, чтобы, якобы, якобы, во имя Вечносущаго, затемнить здравый смысл и развратить сердца его последователей».

   В журнале «Еврейский Мир»* так о Талмуде пишет великий раввин Тренель, директор раввинской семинарии: «у Талмуда во все времена бывали и злобные хулители, и страстные апологеты.

 

* Univers Israёlite (август 1866, XII, с. 568-570).

 

Он служит в течение двух тысяч лет и теперь продолжает служить для израильтян предметом священного почитания, как свод законов их религии».

   Но что такое Талмуд?

   Талмуд есть сборник, начатый неким Иудой-раввином приблизительно 150 лет спустя после смерти и воскресения Господа нашего Иисуса Христа, продолженный другими раввинами и оконченный только лишь в конце V- го века. Сущность Талмуда открыта нам ученым раввином, Драхом, обратившимся и крещеным в христианскую веру. Вот что пишет Драх о Талмуде:

   «Я буду говорить о Талмуде, как лицо по положению своему много лет его преподававшее и объясняющее учение его после долголетнего и специального изучения его под руководством знаменитейших современных ученых Израиля… Говорить о нем я буду с ясным знанием трактуемого предмета с полным беспристрастием… Покажу его со стороны, достойной одобрения, и с той, которая заслуживает осуждения… Талмуд, по раввино-еврейской терминологии, означает «учение» - доктрина. Талмуд, в тесном смысле слова, есть общий свод всего жидовского религиозно-нравственного учения, над созданием которого в различные эпохи трудились наиболее авторитетные ученые Израиля – это полный свод гражданских и религиозных законов синагоги. Объект Талмуда – толкование Моисеева закона сообразно с духом устного предания.

   Если, - пишет далее Драх, добросовестному читателю Талмуда часто приходится с прискорбием останавливаться перед странными уклонениями от здравого смысла, отлученного от истинной веры; если чувство стыдливости много раз принуждаемо бывает скрыть лицо свое от мерзостей раввинского цинизма; если Церковь приходит в возмущение от безумных и отвратительных клевет, распускаемых богохульною ненавистью фарисеев о всех предметах Ея религиозного поклонения, - то христианскому богослову найдется что почерпнуть в нем из области драгоценных преданий и сведений, свет на многое из темных текстов Ветхого Завета, могущих убедить противников веры как в святости, так и в древности христианских догматов».

   У Талмуда существует две редакции – Иерусалимская и Вавилонская; последняя издана в целях исправления недостатков первой. По словам Ахилла Лорана, члена общества востоковедения, наиболее глубокого из современных исследователей и знатока еврейского вопроса, Вавилонская редакция Талмуда представляет собою единственный по своей полноте и последовательности, сборник, состоящий, по крайней мере, из 12-ти томов в полный размер печатного листа. Это полное собрание законоположений религии современных евреев, совершенно отличное от законодательства евреев ветхозаветных. В этом сборнике заключены все их верования, и в нем сокрыты все тайные причины, которые непрестанно восстанавливают человечество против рассеянных остатков Израиля. Из Талмуда и его комментариев вытекают и все химеры каббалы, опасные заблуждения магии, вызывание «добрых» и «злых» духов – вся, словом, та огромная куча нравственных извращений, которая исходит из религиозной системы древней Халдеи и Персии… Комментарии к закону уничтожают самый закон теми принципами злейшей ненависти, которые заключены в них и направлены против всех людей, не принадлежащих к составу тех, кого Талмуд именует народом Божиим*.

 

   * Laurent Relations des affaires de Syrie. Т. II. Рр. 352-253.

 

   Таким образом, Талмуд представляет собою не что иное, как источник самых противообщественных нравов, как вдохновитель самой необузданной ненависти евреев к христианам.

   Тот же Драх сообщает, что с тех пор как в Европе начало распространяться среди ученых знание древнееврейского языка, еврейские типографии, из осторожности, стали выпускать в Талмуде места, содержащие в себе духовно нравственные мерзости и те отвратительные советы, которые направлены против христианской веры. Ради этой предосторожности, в новых изданиях Талмуда оставляются пробелы, заполняемые раввинским уездным преподавателем. Иногда эти пробелы заполняются раввинами от руки, «что, - говорит Драх, - случилось и с находящимся в моих руках экземпляром Талмуда».

   Главная цель Талмуда заключается в том, чтобы привить евреям веру в превосходство над всем человечеством своей расы, предназначенной якобы для господства над всем миром и предоставить им всякие средства к достижению этого господства.

   Вот что по этому поводу в 1786-м году писал в своей книге Мерсье*: «Здравомыслящие политики не сумели предвидеть всех тех дурных последствий, которые мог произвести внезапный взрыв в народе (еврейском), многочисленном и непоколебимо упорном в своих убеждениях, идеология, которого жестокостью своею и фанатичностью всегда отличалась от всех народов, ибо таков был закон его, от создания мира даровавший ему пышные обетования владычества над всей землей на том, де, основании, что все остальное человечество было только его узурпатором.

 

   * Sebastien Vercier (Себастиан Мерсье) был одним из виднейших представителей ложной философии XVIII века и впоследствии членом Конвента. В 1771-м году он издал странную по своему содержанию т названную книгу, озаглавленную «2240-й год, или сон, если только он в действительности кому-либо привиделся». В книге этой отчетливо были изображены все события, которые имели совершиться только лишь 18 лет спустя после его издания… В книге этой, между прочим, было дано указание и на будушие пробуждения Японии и восприятие ею начал европейской жизни. Автор рисует с почти фотографической верностью современных нам японцев, видит их одетыми по последней парижской моде, описывает и войска их, обученные чужеземными инструкторами, конституцию, созданную по образцу «Духа законов» и юстицию, основанную на трактатах Беккариа о преступлении и наказании. В той же книге Мерсье по какому-то особому вдохновению говорит о том, чем станет в грядущем еврейское могущество, имевшее зачаться в недрах французской революции.

 

   Евреи, - продолжает Мерсье, - смотрят на себя, как на народ, существовавший ранее христиан и созданный для владычества над ними. Ему предстоит некогда соединиться под одним вождем. Этот вождь будет, якобы, творить великие чудеса, и чудеса эти, поразив воображение, заставят еврейский народ принять самые невероятные и великие решения. К тому времени численность этого народа достигнет приблизительно 12-ти миллионов человек и, будучи поддержаны сородичами своими на Востоке, в Африке, в Китае и даже во внутренней Америке, они произведут на весь остальной мир сильнейший натиск».

   Это брожение и взрывы еврейской мощи, предчувствованные Мерсье в 1786-м году, мы видим теперь в полном развитии. Целый уже век, с помощью революций жиды работают с удвоенной энергией для достижения идеала их расы, захватывая для этого в свои руки все живые силы народов, имевших неосторожность допустить их, как равных, в свое общение на христианских началах, тогда как само жидовство не признает иной морали, кроме талмудистской.

   Таким-то способом и достигли жиды во Франции не только господства, но даже тирании над нею во всех областях: политической, административной, банковской и финансовой, промышленной и коммерческой, в прессе и в общественном мнении.

   «Религиозный закон правоверного жида исполнен ненависти ко всему нежидовскому миру и требует полной обособленности от него, и тем не менее, - говорит Гужено-де-Муссо*, - жид не сбежит от вас, ибо он живет вами; око его пожирает вас всего без остатка, ибо кража, ростовщичество, грабеж – все это права его над вами, дарованные ему его религией: ведь всякий нежид в его глазах просто животное, не способное пользоваться правами собственности, и для жида собственность этого животного есть воровство.

 

  * Гужено-де-Муссо, известный французский писатель XIX века, яркий представитель обличительной антимасоно-еврейской литературы.  

 

В законе жида нет закона, повелевающего уважать чужую собственность, даже самоё жизнь неверного, т.е. не-жида. Каково бы ни было ваше к нему отношение – дружеское или враждебное, - он все равно присоседится к вам, но ближним вашим не станет, как бы вы ему не благодетельствовали, и считать вас себе подобным не будет никогда».
   Одним словом, противообщественное учение последователей Талмуда есть смерть христианской цивилизации.

 

 

 

Мораль Талмуда*

 

  * Епископ Саратовский и Царицынский Алексий. Мораль Талмуда. «Прибавления к Церковным Ведомостям». 1914, № 44, С. 2025-2030.

 

   Талмуд делит все человечество на две части: евреев и не-евреев, последних он называет гоями (goi, мн. goim). Всякий необрезанный есть иноплеменник, а иноплеменник и язычник – одно и то же. Христиане, как это мы увидим, составляют предмет исключительной  ненависти евреев. Только одни евреи произошли от Бога, все прочие произошли от диавола. – «Евреи более  приятны Богу, чем ангелы», так что тот, кто оскорбляет действием (бьет по щеке еврея) оскорбляет величие Божие, а посему гой, который ударит еврея, должен умереть. Насколько люди выше животных, настолько евреи выше всех остальных людей. Эти последние суть семя животное, так что «если бы не было евреев, то на земле не было бы никакого благословения: ни солнечных лучей, ни дождя, и люди не могли бы существовать». Все раввины согласны между собою в том, что не-иудеи имеют чисто животную природу. Рабби Моисей бен Нахман (Nacman), рабби  Раши (Raschi), рабби Абраванель (Abravanel), рабби Жаклю (Jalkut) и другие сравнивают гоев то с собаками, то с ослами, то, наконец, со свиньями. «Один народ еврейский достоин вечной жизни, а все другие народы подобны ослам», - говорит рабби Абраванель. «Вы иудеи, совсем другие люди, но прочие люди не суть люди, потому что души их происходят от духа нечистого, тогда как души иудеев происходят от духа Святаго Бога», - убеждает своих соотечественников рабби Менахем. Также рассуждает и рабби Жаклю, который говорит: «Одни евреи имеют право называться людьми, а гои, которые происходят от духа нечистого, должны называться свиньями».

   Этот взгляд евреев на иноплеменников хорошо иллюстрирует следующий рассказ. Знаменитый раввин бен Сира (Ben-Sira) находился в плену Вавилонском и пользовался большой дружбой Навуходоносора. Царь оказывал ему всевозможное внимание и однажды предложил ему жениться на его дочери. Бен сира сказал царю: «Знай, царь, что я дитя человеческое, а не животное». Дочь царя, таким образом, с точки зрения Талмуда, была не больше как собачонка, и брак с нею мог бы унизить еврея.

   На этом главном различии между не-евреем и евреем, который один имеет достоинство человека, основывается вся мораль Талмуда.

   Фарисеи, которые были истолкователями Талмуда, не могли совершенно уничтожить заповеди, данные Моисеем своему народу, которые определяли отношения их к ближнему; но они истолковали эти заповеди так, что под ближним должно разуметь только еврея. Заповеди о любви, которые дал Моисей, Талмуд повелевает исполнять тогда, когда дело касается еврея, но они не должны исполняться по отношению к гою, жизнь которого ценится евреями, как жизнь собаки. – «Над ослами и собаками так не тяготеет гнев Божий, как ненависть Иеговы тяготеет над гоями».

   Та мысль, что Бог ненавидит гоев, оправдывает по Талмуду все жестокости евреев по отношению к гоям. И в самом деле, как любить тех, кого проклинает Бог? На этих основах Талмуд дает следующее предписание: «Вы не должны оказывать гоям никакой помощи. Запрещается иметь жалость к тем, которые не имеют разума. Не следует человеку праведному быть милосердным по отношению к человеку нечестивому. Вы будьте чисты с чистыми и жестоки с жестокими». Гои не могут не быть, по мнению Талмуда, незлыми, а посему «если они делают добро, если они подают милостыню, если они оказывают милосердие, то их тем более нужно проклинать и вменять им эти дела в грех, потому что они делают это ради тщеславия».

   Но так как опыт научил евреев, что нельзя так открыто порицать гоев, то поэтому Талмуд рекомендует евреям быть лицемерными по отношению к гоям: «Приветствуй гоя, чтобы быть с ним в мире и чтобы сделаться приятным ему и избежать распрей». Рабби Бахай присовокупляет: «Лицемерие позволительно в том смысле, чтобы иудей показывал себя вежливым по отношению к нечестивому гою, чтобы он почитал его и говорил ему: я вас люблю». Но тот же рабби Бахай поясняет, как это правило нужно применять – это позволяется в том случае, если еврей имеет нужду в гое, или есть основание опасаться, что гой ему может повредить – в противном случае это будет грехом. Для того, чтобы лучше обмануть гоя, еврей может посещать его больных, погребать его покойников, помогать бедным, но все это нужно делать для того, чтобы иметь мир с гоями и чтобы эти нечестивцы не делали зла евреям. Но этим не ограничиваются те общие указания, которыми должны руководствоваться евреи в своих отношениях к гоям. Можно привести целый ряд других предписаний Талмуда, касающихся того, как евреи должны относиться к жизни и имуществу гоя, - и через все эти предписания проходит то глубокое различие, которое полагает Талмуд между евреями и не-евреями. Касается ли, например, дело благ земли… Эти блага даны человеку, говорит  Св. Писание. Да, но человек – это только еврей, объясняет Талмуд. Итак, не-еврей не имеет права владеть этими благами, потому что он только животное, и как животное, спокойною совестью можно убить или выгнать из его жилища, так и гоя можно убить или изгнать и воспользоваться его имуществом: «Собственность не-еврея – это все одно, что потерянная вещь, истинный владелец ея еврей, который должен прежде других ею владеть».

   «Это вполне справедливо, - говорит рабби Альбо (Albo), - потому что Бог дал евреям власть над имуществом и жизнью всех людей». Посему, если гой украдет у еврея какую-нибудь самую малейшую вещь, то он повинен смерти, но еврею позволительно брать, сколько ему захочется из имущества гоя, потому что там, где написано: «Вы не должны делать зла вашему ближнему, не сказано, что вы не должны делать зла гою». Вот почему еврей, если он украдет что-нибудь у еврея, считается вором, но если он украдет у гоя, то это считается, что он взял принадлежащее ему. Рабби Аши (Aschi) говорит своему слуге: «Принеси мне этот виноград, который принадлежит гою, но не трогай того, который составляет собственность еврея». Эта верховная власть еврея над всем, что принадлежит гоям, простирается и на животных. Талмуд говорит, если бык еврея заколет быка гоя, то еврей свободен от суда, но если бык гоя заколет быка еврея, то гой должен заплатить еврею убыток, потому что Бог «измерил землю и предал гоев Израилю».

   Талмуд также дает советы евреям относительно тех средств, при помощи которых евреи могли бы достигнуть главной своей цели – окончательного материального подчинения себе гоев. Главные средства – это ростовщичество и обман. «Бог, - говорится в Талмуде, - повелел брать проценты с гоев и давать им деньги не иначе, как только за проценты, так что вместо того, чтобы оказывать им помощь, мы должны причинять им вред, если это нам полезно; но по отношению к евреям мы не должны так действовать». Знаменитый рабби Бахай говорит: «Жизнь гоя в твоих руках, о иудей, а тем более тебе принадлежит его золото». Благодаря этой доктрине о ростовщичестве, которая обязательна для евреев, как правило их религии, в их руках сосредотачивается громадное богатство. Иногда это ростовщичество достигало невероятных размеров. В сочинении: «LHistoire de la Reforme en Allemagne» Янсена (Janssen) приведены данные, доказывающие, что евреи брали по 300, 400 и даже 600 проц. в год. Помимо ростовщичества Талмуд предписывает евреям употреблять по отношению к не-евреям все способы обмана и воровства. Например, гой потерял какой-нибудь предмет или кошелек, еврей его нашел, и он не должен возвращать его гою, потому что написано: «Запрещается возвращать гою то, что он потерял; тот, кто возвратит гою то что он потерял, - не найдет милости у Бога». Рабби Раши рассуждает: «Возвратить гою то, что он потерял, это значит сравнить нечестивого с израильтянином, а это грешно». «Тот, кто возвращает не-иудею потерянную вещь, совершает грех, потому что он содействует могуществу нечестивого», - говорит Маймонид. Рабби Жерухам (Jerucham) прибавляет: «Если гой имеет свидетельство, доказывающее, что он дал взаймы деньги еврею и если гой потеряет это свидетельство, то еврей, который найдет его, не должен возвращать его гою, потому что обязательство его брата потеряло свою силу в тот момент, когда он нашел его. Если же еврей, который нашел вексель, пожелал бы возвратить его гою, то брат его должен запретить ему делать это, говоря: если ты желаешь святить имя Бога, то не делай этого».

   Это совет вполне согласуется с моралью Талмуда, потому что гой по Талмуду не имеет права собственности, которая принадлежит одним только евреям. Еврей, который берет взаймы деньги у гоя, получает только то, что ему принадлежит.

   Те же самые правила преподаются Талмудом и на счет торговли: «Позволительно, - говорит Талмуд, - брать проценты с гоя, а также обманывать его при продаже какой-нибудь вещи, но если вы что-нибудь продаете вашему ближнему, т.е. еврею, если вы что-нибудь покупаете у него, то вы не должны обманывать» Рабби Моисей (Moses) ясно говорит: «Если гой, рассчитываясь, ошибается в счете денег, пусть еврей скажет: я ничего не знаю. Но я не советую вводить гоя в ошибку, потому что он может сделать эту ошибку с намерением испытать еврея». После этого становится понятным то, что писал рабби Бренц (Brentz): если бы евреи путешествовали в продолжении целой недели и обманывали христиан направо и налево, то пусть в субботу они соберутся и воздадут славу Богу, говоря: «Нужно вырвать сердце у гоев и убить лучшего из христиан».

   Государственными законами евреи, по правилам Талмуда, должны пользоваться так, чтобы извлекать из них только выгоду для своего народа. На этот счет Талмуд выражается очень ясно: «Если еврей имеет судиться с не-евреем, то вы должны содействовать тому, чтобы тяжбу выиграл ваш брат, и вы должны сказать иноплеменнику: так желает наш закон. Если законы страны благоприятны евреям, то вы должны также содействовать тому, чтобы тяжбу выиграл ваш брат, и должны сказать иноплеменнику: того требует ваш закон. Но если не представится ни того, ни другого случая, то нужно иноплеменника опутать разными интригами так, чтобы еврей выиграл дело». Рабби Акиба, которому принадлежит это правило, присовокупляет, что при этом деле нужно быть осторожным и действовать так, чтобы евреи не были дискредитированы.   

 

 

II

 

   То же самое различие между иудеем-человеком и гоем-животным, которое дает право еврею распоряжаться имуществом гоя, дает ему также право жизни и смерти над этим последним (т.е. гоем). Рабби Маймонид говорит об этом так: «Сказано не убивай, но это означает, не убивай еврея, сына Израиля, но гои, еретики, не суть, не суть сыны Израиля». Итак, их можно убивать с покойной совестью, и это лучше делать тогда, когда не угрожает никакая опасность ответственности: «Нужно убивать самого почетного между идолопоклонниками». И еще: «Если вытягивают гоя из ямы, в которую он упал, то этим оказывают услугу идолопоклонству». Маймонид говорит: «Запрещается иметь милосердие к идолопоклоннику, когда он погибает в реке или в каком-нибудь другом месте, и если он тонет, то не должны спасать его».

   Подобным образом учат и все другие знаменитые толкователи Талмуда и особенно Абраванель. Этот последний повелевает ненавидеть, презирать и уничтожать всякого, кто не принадлежит к синагоге, или отлучен от нее.

   «Если еретик упадет в яму, - говорит он, - то не вытягивай его; если в яме есть лестница, то ты ее вытащи оттуда; если около ямы находится камень, то ты брось его туда»*.

 

   * Aboda Zara, fol. 26 b.

 

Наконец, в Талмуде имеется правило, которое по своей жестокости напоминает жестокость древних поклонников Молоха и которое в достаточной степени объясняет те ритуальные преступления евреев, которые так часто имели место в истории этого народа: «Тот, кто проливает кровь гоя, приносит жертву Богу»*.

 

   * Jalkut Simeoni, ad Pental. fol. 245 col. 3. lidderach Bamidebar rabba, p. 21.

   По поводу этих слов присяжный поверенный Зарудный, при защите еврея Бейлиса, обвинявшегося в ритуальном убийстве Андрюши Ющинского в Киеве, в своей речи 26-го Октября 1913 года сказал: «Фраза Талмуда: Лучшего из гоев умертви, - не имеет никакого значения. Обвиняют Бейлиса, приводят ряд свидетелей, что евреи суетились, доставали деньги, но к Бейлису это отношение не имеет. Евреи суетились тем сильнее, чем более они знали о ложности его обвинения. При всем моем почтении к еврейскому народу и при сознании его недостатков, если бы я знал, что евреи употребляют ритуальную кровь, я первый бы сказал, что евреи должны быть изгнаны из России». Председатель останавливает защитника («Нов. Вр.» № 13516).

 

   Убить гоя составляет такую большую заслугу, что если бы при этом произошла ошибка, и вместо гоя был бы убит еврей, то убийце это не вменяется в вину, так как по Талмуду одно желание убить гоя становится еврею в большую заслугу. «Тот, кто намереваясь убить животное, убивает нечаянно человека, или тот, кто, желая убить гоя, по ошибке убивает еврея, не должен подвергаться наказанию; но гой, который намеренно убивает еврея, так виновен, как если бы он уничтожил весь мир». Гой, который убивает другого гоя, должен считаться невиновным, потому что он через это убийство делается прозелитом еврейства. Но если бы он убил еврея, то должен умереть, хотя бы и принял обрезание.

   Подобно тому как имущество и жизнь гоя находится в полном распоряжении еврея, также в его распоряжении находится и семья гоя: его жена и дети. Моисей сказал: «Не пожелай жены ближнего твоего»; но жена ближнего – это жена еврея. Самые знаменитые толковники Талмуда – раввины Раши, Бахаи, Леви, Жерсон (Gerson) согласны между собой в том, что прелюбодеяния нет там, где нет брака, но так как гои – это только животные, то у них и не может быть брака, которое есть божественное установление.

   На этом основании раввин Маймонид учит: «Позволительно прелюбодейство с женою не-еврея». И Действительно, Талмуд заключает в себе множество рассказов, в которых в роли прелюбодеев выступают знаменитые раввины, например, Елиезер, Нахман, Акиба, Меир (Meir); Тарфон (Tarphon) и др. Чудовищно, Талмуд разрешает даже садизм: муж может сделать со своею женою все, что угодно, поступить с нею так, как поступают с куском мяса: изжарить, или сварить его, смотря по тому, что кому нравится. В талмуде сохранился рассказ, что к одному раввину пришла женщина и стала жаловаться ему на содомические действия над нею ее мужа: Дочь моя, сказал ей раввин, я не могу тебе нисколько помочь, потому что закон принес тебя в жертву твоему мужу». И замечательно, что это учение заключается не только в старых Талмудах, но находится в Варшавском издании Талмуда 1864 года. Наконец, Талмуд заключает в себе такие гнусные правила, которые мы не решаемся передать в русском переводе и приводим их в латинском тексте: Filia 3 annorum et diei unius, desponsatur per coitum; si autem infra 3 annos. sit, perinde est, ac si quis qigituminderet in oculum (i.e. non est reus laesae virginitatis, guia signaculum, sicut oculos tactu digitu ad momentum tantum lacrimatur*.

 

   * Трактат Nidda, fol. 47 b.

 

Далее, по мнению Талмуда, все христиане идолопоклонники, к которым нужно применять все те жестокие меры, какие применяются к идолопоклонникам. Христиане тем более виновны в идолопоклонстве, что они почитают за Бога нечестивого «иудея ренегата». Которого самая память должна быть уничтожена. Вот почему рабби Раши с гневом восклицает: «Нужно зарезать (egorger) самого лучшего между христианами». Его мысль вполне разделяет раввин Маймонид, этот орел синагоги, когда говорит: «Повелевается умерщвлять и бросать в ров изменников из среды еврейского народа и еретиков таких, как Иисус из Назарета, и Его последователей». В трактате Абода Цара (Aboda Zara) говорится, что каждый иудей имеет право устремиться на христиан и убивать их вооруженною рукою. Но в тех случаях, когда иудеи достигли бы политического могущества и взяли бы в свои руки все функции государственной жизни, они должны предать всех христиан смерти под каким-либо предлогом. Ради достижения этого могущества, Талмуд разрешает евреям клятвопреступления. В Талмуде имеется следующий рассказ: Рабби Иоханан (Iochanan) пользовался доверием одной дамы, которая доверила ему большой секрет под великой клятвой, что его никому не расскажет. – «Я не открою этого секрета и Богу Израиля», - ответил ей раввин. Дама ему поверила, но рабби Иоханан про себя прибавил: «Богу Израиля я не открою секрета, но народу Израильскому открою». Талмуд очень восхваляет эту изобретательность раввина. Раввин Акиба рекомендует евреям: когда они дают клятву не еврею, то про себя должны говорить: «Эта клятва не имеет значения» - и тогда их совесть будет спокойна. Но когда еврей совершит какое-нибудь большое преступление, а другой еврей будет привлечен в качестве свидетеля против него, то этот последний может дать ложную клятву, пользуясь указанной оговоркой про себя, чтобы оправдать своего брата. Вот пример еврейской клятвы: король из числа гоев требует от еврея, чтобы он поклялся, что он не уйдет из его страны, еврей должен сказать про себя: «Сегодня я не уйду». Король требует, чтобы еврей поклялся, что он никогда не убежит, еврей должен про себя сказать: да, но при таком-то условии, потом выбрать какое-нибудь невозможное условие, например, если король сегодня не будет кушать. Таким способом евреи могут нарушить всякую свою клятву и сохранять спокойствие совести.

   Мы привели целый ряд свидетельств из Талмуда, доказывающих ту злобу и ненависть, какими евреи проникнуты к гоям (не-евреям). Мы не входим в оценку этих свидетельств и не делаем из них тех или иных выводов. Пусть читатель сделает это сам, на основании приведенных нами данных талмудической морали.

   Таков Талмуд. Таков закон и такова вера евреев. И тем не менее, каковы бы ни были их закон и злодеяния, всякий добрый христианин в личной своей жизни обязан иметь по отношению к жидам хотя бы малейшую долю тех чувств, которые изображены Святым Апостолом Павлом в незабвенных словах Посланий к Римлянам (IX, 1-5; X, 1):

 

   «Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом, что великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть, Израильтян, которым принадлежит усыновление и слава, и заветы, и законоположение, и Богослужение, и обетования; их и Отцы, и от них Христос по плоти, Сущий над всеми Бог, благословенный во веки, аминь…»

   «Братия! желание моего сердца и молитвы к Богу об Израиле – во спасение».

 

 

 

 

ГЛАВА IV

 

Евреи в христианстве*

 

   * Заимствовано у Delassus. Conjuration antichretinne.

 

 

   Существование масонского антихристианского заговора ныне обнаружено во всех частях света. Вместе с этим вполне определенно установлено, что деятельность этого заговора обнаруживает удивительную планомерность и единство как в тактике, так зачастую и в единовременности применения ея в разных пунктах при нападении и нанесении противнику отдельных ударов. Этим ясно доказывается существование единого центрального управления и вместе единой, строго определенной цели, единого общего плана для ея достижения и могущественной организации для его выполнения.

   Организация эта – евреи, вернее – еврейский Кагал.

   Со времен Вольтера, энциклопедистов и франмасонов, пересаженных ими с английской почвы на французскую ниву, стало очевидным, что одновременно с ними во Францию проникают идеи, находящиеся в полнейшем противоречии с теми идеями, которые в течение многих веков проводились в жизнь – семейную, политическую и религиозную – Франции. Из Франции идеи эти с чудодейственной быстротой распространились среди народов одной с ней цивилизации. Чем можно объяснить это как не единством пропаганды и существованием некоей силы, распространенной повсеместно, нашествию которой сопротивлялись и французская культура, и дух европеизма, и бдительность духовной власти, и трудности международного взаимообщения.

   Ответ может быть дан только один:

   Сила эта – еврейство.

   Только его вмешательством и можно дать удовлетворительный ответ на поставленный вопрос, ибо никто иной, как только евреи были заинтересованы в распространении масонских идей, проповедующих равенство рас: ведь только одна их была повсюду отверженной, как враг рода человеческого. Одни евреи, и только они одни во всем мире, могли быть в этом заинтересованы, ибо только у них одних была возможность стать агентами всемирной масонской пропаганды, благодаря, с одной стороны, своему рассеянию между народами мира, а с другой – врожденной способности и давнему навыку к организации секретных группировок и управлению ими с использованием всей их силы. Еврейский след, смело можно утверждать, виден во всех масонских организациях, какое бы название они не носили, начиная с «Высокой Венты» начала прошлого века и кончая недавней памяти разными «Торговыми Палатами», расплодившимися в России как грибы после дождя, перед революцией 1917-го года. Все сообщества, носящие всемирный характер, в числе основателей своих и сотрудников считают непременно евреев и цель их одна подкоп под христианство и его догматы с целью смешения его с ложными религиями. все эти «Всемирные религиозные Союзы», «Всемирная Лига образования», «Христианские содружества молодежи» и во главе их – «Всемирный Израильский Союз» - все они происходили и происходят от еврейского корня. Еврейская нация, благодаря исключительным условиям своего существования в рассеянии и гонении среди других народов, и только она одна могла встать во главе великого антихристианского заговора, ибо она – скопище людей, ярых врагов Христа, и потомков тех, кто Его распял. Условия их рассеяния необходимо должны были выработать сообщество людей отлично дисциплинированных, управляемых вождями, повиновение которым возведено до степени религиозного поклонения и притом под покровом самой непроницаемой тайны. Благодаря такой организации, евреи в течении 19-ти веков могли поддерживать между собою с одного конца мiра до другого самое оживленное общение. Почти всемирная торговля их, ловкость и сдержанность их агентов отдавали в руки вождей еврейского народа самые разнообразные и верные средства к безпрепятственному проведению всех их приказаний в самых отдаленных странах света и достижению тем общности и настойчивости действий, направленных к одной общей цели. Предоставленное самому себе и без союза с еврейством масонство никогда бы не смогло совершить того, что ныне творится на глазах всего мiра. Ведь идеи, интересы, стремления различных народностей, обитателей обоих полушарий не совпадают; народы эти управляются или властями, или династиями различных направлений и стремлений. Если бы франмасонство было составлено только из лиц, принадлежащих к составу различных стран, то каждое из них имело бы образ мыслей своей среды, при этом не было бы мыслимо единство взглядов, общности и соответствия усилий к достижению цели, противной национальным традициям, вере и религии. Необходимо допустить, что франмасонство получает свое вдохновение извне и что импульс ему дается от веры и национальности заклятого их врага.

   Все объяснимо, но лишь при одном условии, что кадры франмасонства составляются из еврейства. Лица, составляющие эти кадры, находятся под внушением Тайной Власти их расы, служат проводником его в массы, и когда массы этим внушением достаточно уже подготовлены к послушанию, и проводят в жизнь директивы этой Власти.

   Особенно ярким показателем подчиненности франмасонства еврейству служит его символика, общая и тому и другому, символика принятая одинаково как в католических, так и протестантских странах, у язычников и в то же время у христиан всех толков и исповеданий.

   Еще свидетельство: в политическом франмасонстве всё направлено к достижению двоякой цели – к уничтожению международных границ и к отмене христианских догматов. Невозможно было бы понять, каким образом могла бы войти эта двойная разрушительная идея в христианские головы, если бы она не была внушена им извне. Наоборот, все становится понятным, если допустить здесь влияние еврейства. Идея эта – естественный плод двух великих страстей Израиля со дня его рассеяния: ненависти к Христу и Его делу, и стремление обратить в своих рабов весь человеческий род.

   С самых первых дней христианства евреи проявляли себя как самые ярые враги не только нашего Господа Иисуса Христа, но и всего христианского мира. никто иной, как те же евреи, были причиной первых гонений на христиан. Еще Тертуллиан писал: «Источник всех гонений – синагога». В 44-м году нашей эры император Агриппа передал синагоге с этой целью всю свою власть. Нерон был окружен рабами из евреев. Жена его, Поппея, была наполовину еврейка. Во всех гонениях, воздвигнутых против христиан, была видна рука евреев. Юлиан-Отступник вступил с ними же в союз в глухой и непрестанной борьбе, которую повел против христианства. «Вековая вражда их, - свидетельствует Григорий Великий, - указала Юлиану на них, как на союзников».

   После гонений евреи дали иное направление своей ненависти. Уже ранее иудаизм проник в Церковь, сакрально посеяв в них смуты, разделение и ересь. Таково было дело Симона Волхва, гностиков, Манеса, их последователей и подражателей. Это было делом всех ересиархов, хотя не все они были родом из евреев, но все они черпали свое вдохновение из того же еврейского источника. В этом отношении любопытно свидетельство самих евреев, как гарантия достоверности этого положения. Известный апологет еврейства и сам еврей, Бернар Лазар, в книге своей «Антисемитизм и его история» пишет так: «Союзниками того, что носит название Всеобщей революции человечества, начиная от Х-го до XV-го века, были рационалисты и философы евреи». У него же читаем следующее: «Евреи были прямыми родоначальниками деятелей эпохи Возрождения. Благодаря им же выработался дух сомнения и критического исследования. Платоники Флоренции, аристотелики Италии, немецкие гуманисты – всё это происходило от евреев». У того же автора находится такое драгоценное признание: «Реформация как в Германии, так и в Англии была тем историческим моментом, когда христианство вновь возродило себя (приобрело новую силу) в иудаизме». Тот же Бернар Лазар говорит в своей книге: «Дух еврея – дух революционный; сознательно или бессознательно он агент революции…». «Весьма известно, - говорит он же, - влияние в современном социализме…». Без сомнения, те же евреи были восприемниками от колыбели и франмасонства; следы еврея-каббалиста видны во всем масонском ритуале. Вполне доказано и то, что в годы, предшествовавшие французской революции, евреи в большом числе вступали в это сообщество, и сами являлись основателями многих тайных обществ.

   Есть журнал специфический еврейский: «Еврейский Мир». В № от 26-го Июля 1907 года (Univers Israilte, p. 575) написано следующее: «Во всех почти великих движениях и переменах образа мыслей можно встретить еврейскую руку, ярко выраженную и явную, или же глухую и прикровенную. Таким образом, еврейская история следует параллельно за всемирной историей, проникая в нее сквозь тысячи пор».

   В книге своей: «Иудаизм и иудаизация христианских народов» (Le Judaisme et la Judaisation des peoples chretiens. Cougenot des Mousseaut) Гужено-де-Муссо сообщает следующее: «Один из моих друзей, находящийся на службе у одной великой германской державы, редкий из числа протестантов, сохранивший верность своему Господу, писал нам в Декабре 1865 года: «После революционной вспышки 1848 года, мне пришлось войти в общение с одним евреем, который из чувства хвастливой кичливости выдал мне некоторые секреты тех тайных обществ, в которых он участвовал. Он за 8 или 10 дней вперед предупреждал меня обо всех революциях, которые должны были состояться в разных пунктах Европы. Этому еврею я обязан непоколебимым убеждением в том, что все эти так называемые великие движения угнетенных народностей и проч. придуманы не более как по (приказанию) индивидуумов, отдающих приказы тайным обществам всей Европы. Почва под нашими ногами всюду минирована.

   Подобные приказы могут быть представлены в значительном количестве, и все они свидетельствуют о том, что с самого начала христианской эры, еврей был и есть во всём – и великий революционер, и великий ересиарх. Он разрушитель ради разрушения, из чувства ненависти ко всему существующему, что не он, но не без надежды воздвигнуть на развалинах старого мiра храм своему богу, Иерусалим нового типа, сидящий между Востоком и Западом, чтобы самому возглавить эту двойную столицу Цезарей и Пап, т.е. Всемирную Республику и гуманитарную религию, где сам он будет верховным жрецом и политическим владыкой».

 

 

 

 

ГЛАВА V

 

Предельная цель еврейских стремлений.

Еврей по Талмуду.

 

   «Грядущее царство Мессии, - пишет Делассю, - было предвозвещено пророками в столь величественных образах и выражениях, что поверхностному взгляду, уже оплотянившегося ко времени Его пришествия Израиля, нетрудно было усмотреть в них идею всемирного владычества. Во дни земной жизни Спасителя пророчества эти толковались сообразно именно такому еврейскому представлению. Мессия должен быть земным царем и царствовать над всем миром. При его явлении враждебные ему царства должны будут восстать против него, но будут уничтожены силою оружия. В Торгумах* Ионафана на пророка Исаию читаем: «народы истреблены царем-мессией…».

 

   * Торгум – толкование и изложение халдейских парафраз в Ветхом Завете. Самые замечания принадлежат Иоанафану-Бен-Узиелю, Иосифу Слепому и др.

 

Следствием такой победоносной борьбы должно быть, по мнению евреев того времени, установление в Иерусалиме великого царства, основанного Самим Богом и предназначенного к господству над всем мiром. Св. Иероним (толкование на Иоиля: III гл., 8 ст.) упоминает об этих еврейских чаяниях, как ему современных. След этих еврейских ожиданий находится и у языческих писателей – у Тацита (Ист. V, 13) и у Светония (Веспас. IV).

   Разрушение Иерусалима и рассеяние по всему мiру не изменили еврейских чаяний. В XV-м веке Рёхлин говорит: «Евреи с нетерпением ожидают грома оружия, войн и разрушения царств. Надежда эта заключается в триумфе, подобному триумфу Моисея над Хананеями, как прелюдии к славному их возвращению в Иерусалим, восстановимом в древнем своем величии и блеске. Идеи эти – душа всех раввинских комментариев на пророков; они передаются по традиции из поколения в поколение и впитываются мозгами нации. Таким образом, евреи всех времен подготавливаются к этому событию, как конечному пределу всех стремлений еврейской расы.

   Вот что говорит в наши дни о людях своей расы уже цитированный выше еврей Бернар Лазар: «Народ энергичный, жизнеспособный, бесконечно гордый, почитающий себя выше остальных наций, народ еврейский пожелал стать державным. Вкус к господству был его инстинктом, ибо по своему происхождению, и по своей религии, и по своему избранничеству он во все времена считал себя поставленным выше всех. Чтобы проявить свой авторитет, у евреев не было выбора в средствах. Золото дало ему власть, в которой ему отказывали законы политические и религиозные, и оно было тем единственным средством, на которое они только и могли надеяться. Будучи держателями золота, они становились хозяевами своих господ, подчиняли их себе и в этом и заключался единственный выход и энергии их, и деятельности».

   Дух господства делал их во все времена ненавистными всем народам. «В среде своих непоколебимая верность, быстрая взаимопомощь, но враждебная ненависть в отношении ко всем людям», - так характеризует евреев римский историк Тацит.

   И Св. Апостол Павел в послании своем к Солуянам говорит также о них: «Убили и Господа Иисуса, и Его пророков, и нас изгнали, и Богу не угождают, и всем человекам противятся» (Сол. II, 15).

   Что же поставило жестоковыйный Израиль на этот человеконенавистнический путь? Какая сила ведет его столько веков все в том же направлении, отдавая ему в руки грядущее его временное господство над всем мiром и возбуждая в то же время против него ненависть всего покоряемого им рода человеческого? Сила эта – всё тот же Талмуд, извлечения из которого мы представили выше.   

 

 

 

 

ГЛАВА VI

 

Еврейское тайное правительство.

 

   В эпоху падения Иерусалима правительством для евреев являлся Великий Синедрион*.

 

   * Александр Селянинов. «Тайная сила масонства».

 

   Крещеный еврей, аббат Леман пишет: «В древней республике евреев не было ничего выше синедриона. Он составлял верховный совет. Учрежденный после возвращения из вавилонского плена (при Маккавеях, между 170 и 106 г. до Р.Х.), в виде как бы верховной палаты, синедрион в последние годы существования еврейского народа заменил собою монархию; власть его являлась весьма значительной, став одновременно религиозной, законодательной  и административной. Он толковал закон, судил крупные дела и имел внешнее наблюдение за администрацией. Членов в нем вместе с председательствующим было семьдесят один человек из представителей трех классов: священников, книжников или толкователей закона и старейшин народных, избранных среди начальников колен и семейств».

   Затем другой исследователь, аббат Шаботи, пишет:

   «Синедрион или верховный совет существовал у евреев до рассеяния и заседал в Иерусалиме. Это политическое, религиозное и судебное собрание ведало все важнейшие дела еврейства. Оно пополнялось само собою, т.е. само выбирало своих членов. Авторитет синедриона был громаден. Руководителем его, обыкновенно, являлся первосвященник. Синедрион служил последней судебной инстанцией и конфирмовал смертные приговоры. Члены его делились на три разряда: 1) Князья священства (Principas Socerdatum); этот общий разряд включал в себя не только первосвященника и его предшественников, но также и начальников двадцати четырех священнических семейств; 2) Книжники (Scribae Populi) или толкователи закона; они составляли многочисленную и могучую корпорацию; на их обязанности лежало главным образом, толкование закона Моисеева. При теократическом образе правления евреев религия и государственность были тесно между собой связаны, посему книжники были одновременно и юристами, и богословами. Почти все они принадлежали к секте фарисеев и пользовались большим доверием у народа. К синедриону принадлежали самые замечательные из них, как например, Никодим, Гемалиил и др. 3) Старейшины народные (Seniores Populi), избранные среди главнейших родоначальников. Они составляли чисто светский элемент синедриона».

   «Кроме Великого синедриона, - пишет образованный еврей Брафман, - в Иерусалиме существовали еще два судебных учреждения, одно – из двадцати трех членов, которое называлось Малым синедрионом, а другое из трех членов под названием Бет-дин (суд)».

   «Каждая еврейская провинция получала от главного центра Даиона (судью), который назначал себе двух старейшин (Зайкеним), и совместно с ним составлял местное судилище (Бет-дин). Кроме Бет-дина во главе каждой местной общины находился еще Комитет (впоследствии – Кагал), состоящий из семи парнесов (попечителей)».

   Последнее явное заседание синедриона произошло перед разрушением Иерусалима Титом.

   «После разрушения (в 70 г. по Р. Х.) Иерусалима Титом, - пишет аббат Шаботи, - началось первое великое расселение евреев по мiру. Второе произошло при Адриане после поражения Бар-Кохаби (в 1935 г. по Р. Х.), и с этого времени евреи окончательно были изгнаны из Иерусалима и из всей Палестины, и вся нация была рассеяна. Все те, кто при Тите избегли меча, пламени или плена, бежали в разные страны Европы и Азии. Иные направлялись в места, лежащие к югу и к западу от Иудеи, в разные части Римской империи, в Египет, Италию, Испанию. Они стали зваться евреями западными. Их непосредственный начальник жил в Палестине, в г. Яффе или в Тивериаде. Он носил титул патриарха иудейского. Патриарх пользовался большою властью над западными евреями: он вершил дела еврейской совести и дела политики еврейства, управлял синагогами, устанавливал налоги. Ему подчинены были особые должностные лица, называемые апостолами, которые разносили патриаршие приказания евреям наиболее отдаленных провинций и собирали подать.

   Патриархи иудейские все происходили из колена Левина. Их правление длилось около трехсот пятидесяти лет. В действительности же они имели второстепенное значение и были подчинены высшей, чем они верховной власти.

   Другая бежавшая из Палестины часть еврейского народа, после разрушения Иерусалима, направилась в страны, расположенные к северу и востоку от прародины: Сирию, Армению, Грузию, Вавилонию и Персию. По словам раввинов, сюда пошел цвет нации – большинство семей рода Давидова, и цвет этот утвердился, главным образом, в Вавилонии и в окрестных провинциях. Историки Грузии и Армении подтверждают эти сообщения еврейских раввинов, признаваясь, что еврейский элемент господствовал в Грузии с первых веков рассеяния Израиля, и что царский род Багратидов в Армении гордился своим происхождением от царей колена Иудова и в гербе своем имеет арфу Давида. Эти евреи, в отличие от тех, которые переселились на запад от Иерусалима, стали называться евреями восточными. Их предводители, ведущие свой род от царского рода Давида, приняли титул Князей пленения (Реш-Голута, Эшмалотархи или Эксилархи).

   Еврейские писатели утверждают, что Патриархи Иудеи были подручными у Князей пленения. Князья пленения располагали безграничным правом и верховной властью над всем рассеянным Израилем. По преданию, титул их был учрежден на место титула прежних царей, и они имели право распространять свою власть над евреями всего мiра.

   В продолжение многих веков Князья пленения жили в Вавилоне. Западными евреями они правили посредством Патриархов Иудеи, а восточными – непосредственно сами, причем это происходило открыто с III-го до XI-го века, благодаря сочувствию разных династий, которые по очереди господствовали в Вавилоне.

   Когда цвет еврейской нации и большинство фамилий, ведущих свой род от Царя-Пророка, бежал в Вавилонию после победы Тита, среди беглецов нашлись и собрались остатки синедриона. Во главе его был поставлен один из потомков Давида, избранный из среды книжников, который и получил вместе с титулом Князя пленения право и власть верховного правителя над всем рассеянным Израилем. Синедрион, ставший при нем верховным Советом, стал тогда маскироваться под именем школы, а члены его приняли именование учеников. С этих пор Князья пленения, обладатели верховной власти, всегда избирались из среды книжников, членов нового синедриона.

   Эта политическая и религиозная власть Князей пленения и синедриона утверждается и Талмудом, который, переводя и толкуя пророчество Иакова: «Не оскудеет Князь от Иуды и вождь от чресел его, жондеже приидет положенное ему и той во чаяние языков, - говорит:

 

   «Князья пленения держат скипетр Израиля;

   Потомки Гиллеля1 проповедуют веру народу».

 

   * Гиллель был одним из древних книжников; происходил из рода Давидова по женской линии. Он жил при Августе и Ироде Старшем.

 

   Эти утверждения Талмуда, которые были постоянно преподаваемы и толкуемы раввинами в последующих странствиях в каждом городе и в каждой стране образовали еврейскую совесть. Этой высшей власти повиновались все с глубочайшим уважением, точно подчинялись всем ее приказаниям и решениям, как исходящим от законной истинной духовной власти божественного происхождения, коей евреи обязаны повиноваться как Самому Богу.

   В XI-м веке восточные халифы, по словам раввинов, испугались могущества и смелости Князей пленения и объявили себя врагами евреев. Они закрыли их многочисленные процветавшие академии, рассеяли книжников и казнили Князя пленения Езекию в 1005-м году. Это гонение заставило восточных евреев покинуть почти все те страны, в которых они до того времени проживали; одни переселились в Аравию, другие же в большом числе ушли на запад и дошли до Франции и Испании. С их переселением и правительство их, сделавшееся с тех пор тайным, перенесено было с востока на запад, где многочисленные еврейские общины вступили в борьбу с христианством, ставшим их врагом по экономическим, религиозным, государственным и моральным причинам.

 

 

 

ГЛАВА VII

 

Два письма евреев г. Арля от 13 Шеват 1489-го года князя изгнания от 21-го Кислев того же года.  

Пражская речь.  

Всемирный Израильский Союз и его основатель «Мессианизм новых дней».

 

Первый документальный след этой отчаянной борьбы еврейства с христианством открылся во второй половине XV-го века, когда евреи были изгоняемы в Европе, между прочим, из Франции, Испании и Прованса*.

 

* А. Селянинов. Тайная сила масонства.

 

Прованс, где в особенности они были богаты и многочисленны, вновь подпал под власть Франции в 1487-м году.

«Члены городского совета Арля, - говорит аббат Шаботи со слов аббата Буи, - были осаждаемы жалобами жителей на обитавших в городе евреев по поводу их ростовщичества. В Арле произошли беспорядки… Больших трудов стоило успокоить народ, желавший побросать всех евреев в Рону. Король Карл узнал об этом и, желая приобрести любовь жителей Арля, эдиктом своим изгнал проклятое племя из города и из своих владений в 1493-м году. За четыре года до этого евреи, видя всеобщую к ним ненависть во Франции и постоянную угрозу изгнания, написали письмо константинопольским евреям, где в то время находилось верховное правительство всего еврейства, испрашивая совета, что им дальше делать. Копия этого письма точно снята со старой копии, находящейся в архивах одного из известнейших монастырей Прованса. Вот это письмо:

 

Письмо евреев Арля

к евреям Константинополя.

 

   Уважаемые евреи. Привет вам и почтение!

   Вам должно быть известно, что король французский, который вновь стал владельцем Прованса, заставляет нас либо насильно креститься, либо покинуть его владения. Христиане Арля, Экса и Марселя стремятся захватить наше добро, угрожают нашей жизни, громят наши синагоги и причиняют нам много бед. Все это нас повергает в недоумение, что предпринять во славу закона Моисеева. Посему просим вас указать нам, как поступить.

 

Табор, раввин евреев Арля.

13 Шеват, 1489 года»

 

   Константинопольские евреи вскоре дали ответ, но не на еврейском и не на провансальском языке, а на испанском; этот язык был весьма распространен в то время, так как король Рене и его предшественники были графами барселонскими, соседями испанцев.

 

Ответ евреев Константинополя

евреям Арля и Прованса.

 

   Возлюбленные братья в Моисее!

   Мы получили ваше письмо, в коем вы повествуете о своих тревогах и несчастьях. Узнав о них, мы прониклись такою же скорбью, как и вы. Совет великих сатрапов и раввинов таков: относительно того, что Король французский заставляет вас принимать крещение: принимайте его, раз вы не в силах поступать иначе, но при условии, чтобы закон Моисеев сохранился бы в сердцах ваших. Относительно того, что приказано отобрать ваше добро: сделайте детей ваших купцами, дабы они понемногу отобрали бы добро у христиан. Относительно того, что покушаются на вашу жизнь: сделайте детей ваших врачами и аптекарями, дабы они отнимали жизнь у христиан. Относительно того, что христиане разрушают ваши синагоги: сделайте детей ваших священниками и причетниками, дабы они разрушали церковь христиан. Относительно того, что вам причиняют многие другие огорчения: сделайте так, чтобы дети ваши были адвокатами и нотариусами, и чтобы они вмешивались в дела государства с целью подчинить христиан евреям, дабы вы могли стать господами над миром и мстить им.

   Не уклоняйтесь от сего данного вам приказания, и вы на опыте убедитесь, как из притесняемых, какими вы являетесь теперь, вы станете на вершине могущества.

 

В.С.С.В.Ф.Ф. Князь евреев Константинополя.

21 Кислев,1489 года».

 

   Эти письма явились первым документальным предостережением христианскому миру о грозящей ему опасности.

   В 1870-м году, в Вильне, вышла в свет книга «Кагал», принадлежавшая перу обратившегося в христианство еврея, Брафмана. Это издание мгновенно было раскуплено и уничтожено жидами, но след его остался в сборнике «Современник», издававшимся в Париже. В этом сборнике была помещена статья некоего Вольского, в основание которой, главным образом, и легла помянутая книга Брофмана, раскрывающая тайны внутренней организации и жизни евреев. В статье Вольского был приведен документ, извлеченный из английской книги сера Джона Редлифа, озаглавленной «Отчет о политических и исторических событиях последнего…». Документ этот – речь некоего великого раввина, произнесенная около первой половины XIX-го века в тайном собрании евреев. Эта речь известна в литературе предмета под названием «Пражская речь»* и мы ее приводим здесь во всей ее неприкосновенности, без всяких комментариев:

 

* Документ этот был опубликован в Лондоне в первой половине ХХI-го века, затем переведен на французский язык и перепечатан в издании «Святая Земля» (La Terre Sainte, Июль-Ноябрь 1881-го года).

 

   «Отцы наши завещали представителям Израиля единожды в столетие собираться на могиле Великого учителя Калеба, святого раввина Симеона-Бен-Иегуды, мудрость которого и знание передают в руки избранных каждого поколения власть над всей землей и над Израилем.

   Уже восемнадцать веков длится война Израиля с той силой, которая была обетована Аврааму, но восхищена у него Крестом. Поверженный во прах, уничтоженный своими врагами, под вечной угрозой смерти, гонения, всякого рода насилий, народ Израильский не изнемог и не пал, и если он рассеян по всей земле, так это потому, что вся земля должна принадлежать ему.

   Уже несколько веков прошло с тех пор, как наши мудрецы мужественно ведут упорную борьбу против Креста. Наш народ постепенно возвышается и могущество его увеличивается с каждым днем. Нам принадлежит тот бог, которого воздвиг нам Аарон в пустыне, тот золотой телец, который является единственным божеством настоящей эпохи.

   В тот день, когда мы станем единственными обладателями золота всей земли, в тот самый день вся истинная власть и могущество перейдут в наши руки, и тогда исполнятся все обетования, которые даны были Аврааму.

   Величайшая сила на земле есть золото: в нем могущество, награда, в нем орудие всякой мощи; только его одного и боится и жаждет человек, в нем вся тайна и глубина мудрости, управляющей миром. В нем – грядущее.

   Восемнадцать веков были достоянием наших врагов; век настоящий и грядущие века должны принадлежать и будут принадлежать, бесспорно нам, народу Израильскому.

   Уже десятый раз в течение тысячелетней непрестанной и жестокой борьбы с нашими врагами мы сходимся на этом кладбище, у могилы великого нашего учителя Калеба, святого раввина Симеона-Бен-Иегуды, мы, избранные от каждого поколения народа Израильского, дабы держать совет о том, каким способом извлечь наибольшую пользу для нашего дела из великих ошибок и грехов наших врагов, христиан. И всякий раз новый Синедрион призывал и проповедовал беспощадную борьбу с этими врагами, но ни в одном из предшествовавших столетий наши предки не были в состоянии собрать в свои руки столько золота, а с ним и могущества, как в ХIХ-м веке. Таким образом, мы можем себя поздравить – и это не будет смелой иллюзией – с близким достижением нашей цели, можем уверенно заглянуть в наше будущее.

   Все гонения, унижения темных и страдальческих времен, пережитых Израилем с героическим терпением, к счастью, уже прошли, благодаря прогрессу цивилизации у христиан. Прогресс этот для нас самый надежный щит, за которым нам можно было укрыться и действовать в целях быстрейшего преодоления того пути, который нам предстоял для достижения нашей конечной цели.

   Бросим взгляд на материальное положение настоящей эпохи и проанализируем источники тех средств, которыми овладели израильтяне с начала настоящего века с помощью хоть бы только одного сосредоточения в своих руках огромных капиталов, которыми они располагают в настоящее время. Благодаря одному этому, как в Париже, так в Лондоне и вене, в Берлине, в Амстердаме, в Гамбурге, в Риме, в Неаполе и прч., у всех – Ротшильды, словом, повсюду израильтяне стали хозяевами финансового положения в силу обладания несколькими миллиардами. И это только в центрах, не считая местностей второго и третьего разряда, где тоже только они являются держателями фондов, находящимся в обращении. Без сынов Израиля, без их непосредственного влияния не может совершиться ни одна финансовая операция, ни одна сколько-нибудь серьезная работа.

   В наши дни все императоры, все короли и царствующие принцы крови переобременены долгами, сделанными для содержания многочисленных постоянных войск, как поддержки их пошатнувшихся тронов. Биржа котирует и регулирует эти долги, а мы большею частью повсеместно хозяева биржи. Теперь для дальнейшего облегчения заключения займов нам необходимо приложить старание, чтобы стать хозяевами всех ценностей, взять в обеспечение нашего кредита эксплуатацию железных дорог наших должников, их рудников, их лесов, крупнейших их заводов и фабрик и прочего их недвижимого имущества, включая и управление их налогами.

   Сельское хозяйство всегда останется важнейшим источником богатства каждой страны. Владение крупными поместьями всегда будет доставлять почести и влияние их обладателю. Отсюда для нас вытекает необходимость усилий к тому, чтобы братья наши в Израиле совершали крупные земельные приобретения. С этой целью нам необходимо, елико возможно, способствовать дроблению крупной земельной собственности, чтобы она легче и скорее могла стать нашим достоянием.

   Под предлогом помощи рабочим классам необходимо возложить на крупных земельных собственников всю тяжесть налогов, а когда земли перейдут в наши руки, тогда весь труд христианского пролетариата станет для нас источником неизмеримых доходов.

   Бедность – есть рабство, сказал некий поэт. Пролетариат – покорнейший слуга спекуляции, а гнет и насилие суть нижайшие работы того духа, которым вдохновляется хитрость; а может ли кто отказать сынам Израиля в хитрости, осторожности и предусмотрительности?

   Народ наш тщеславен, горд, жаждет наслаждений. Где свет, там и тени, и не без разума наш Бог, избранному Своему народу даровал живучесть змеи, хитрость лисицы, глазомер сокола, память собаки, солидарность и крепость общественных связей, присущих бобру. Мы стонали в Вавилонском рабстве и вновь стали могущественны; наши храмы были разрушены, но мы на их месте воздвигли тысячи новых. Восемнадцать веков мы были рабами, но в настоящем веке мы поднялись и возвысились над всеми остальными народами.

   Тут было сказано, что многие из братий наших в Израиле обращаются в христианство и принимают крещение… Не все ли нам равно!.. Крещеные отлично могут служить нам и быть нашими пособниками в достижении новых горизонтов, доселе нам еще неведомых, ибо неофиты все-таки продолжают держаться за нас и, не взирая на крещение тела, дух их и душа остаются верными Израилю. Пройдет не более ста лет, и тогда уже сыны Израиля захотят стать, а христиане пожелают принадлежать к нашей святой вере, но Израиль в те дни отвергнет их с презрением.

   Так как христианская Церковь наш самый опасный враг, то мы должны настойчиво работать в целях уменьшения ее влияния. Посему нужно всячески прививать христианской мысли идеи свободомыслия, скептицизма, схизмы, возбуждать религиозные споры, плодящие сами собою разделения и секты в христианстве. Логика требует начать с дискредитирования предстоятелей этой религии. Поэтому объявим им открытую войну, возьмем под подозрение их набожность, частную их жизнь и насмешкой и клеветой мы вскоре добьемся того, что перестанут почитать и положение, и одеяние служителя церкви.

   Естественный враг Церкви – просвещение, как результат учения и разнообразной пропаганды в школах: постараемся поэтому приобрести влияние на молодых учеников. Идея прогресса следствием своим имеет равенство всех религий, а это, в свою очередь, влечет за собою отмену в школьных программах изучения и уроков Закона Божия. Израильтяне, частью по своей ловкости, частью по своим знаниям, без труда получат места и кафедры учителей и профессоров в христианских школах. Следствием этого будет то, что религиозное воспитание перейдет в недра семьи; но так как в большинстве семей нет времени этим заниматься, то и религиозность будет все более и более умаляться, пока окончательно не исчезнет.

   Каждая война, каждая революция, каждое политическое или религиозное потрясение приближают к нам тот момент, когда мы достигнем конечной цели всех наших стремлений.

   Торговля и спекуляция, как наиболее выгодные отрасли человеческой деятельности, никогда не должны выходить из рук Израиля. Необходимо раньше всего захватить в свои руки торговлю алкоголем, маслом, хлебом и вином: это нас поставит полными хозяевами над сельским хозяйством и вообще над всей сельской экономикой. Мы явимся для всех распределителями зернового хлеба. В случае же возникновения какого-либо неудовольствия на почве нужды и недоедания, мы всегда имеем возможность переложить ответственность за них с себя на правительство.

   Все общественные должности должны быть доступны израильтянам, и как только мы их займем, мы сможем втереться с помощью ловкости наших факторов и проникнуть в самый первоисточник истинной власти и влияния. Само собою разумеется, что здесь идет речь только о почетных должностях, с которыми соединяется власть и привилегии, ибо те, которые требуют знаний, труда и сопряжены с разного рода неприятностями, те могут и должны быть оставлены на долю христиан. Магистратура для нас есть институт первостепенной важности. Адвокатская деятельность более всего способствует развитию идей нашего прогресса и посвящает более всего в дела наших естественных врагов – христиан: наша деятельность в области адвокатуры скорее всего приведет их к ногам нашим. Почему бы не сделаться израильтянам министрами народного просвещения, раз они так часто бывают министрами финансов? Им, кроме того, нужно домогаться положения законодателей в виду необходимости отмены законов, направленных гоями против сынов Израиля, истинных и верных исполнителей святых законов Авраама. Впрочем, в этом пункте план наш близок уже к полнейшей реализации, ибо прогресс признал нас повсеместно равноправными с христианами. Теперь же нам настоятельно необходимо всякими средствами добиться менее сурового закона против банкротства. Это нам даст золота гораздо больше, чем его дала когда-то миру Калифорния.

   Израильский народ должен стремиться к той высшей степени власти, которая есть источник всякого почитания и почестей. Вернейшее к тому средство – наложить руку на все предприятия – промышленные, финансовые и коммерческие, принимая все меры к тому, чтобы не попасть в ловушку соблазна, могущего повлечь за собою уголовное преследование со стороны местной юстиции. Израиль должен внести в выбор такого рода предприимчивости осторожность и такт, столь свойственные его деловым способностям, граничащим с гениальностью.

   Мы не должны быть чужды ничему из того, что выделяет человека в обществе, как-то: философии, медицине, праву, музыке, политической экономии – словом, всем отраслям науки, искусства и литературы, где нам открыто широкое поле для применения и выявления наших дарований. Все призвания эти неразлучны со спекуляцией. Таким образом, какое-нибудь, например, хотя бы и посредственное музыкальное произведение должно подать благовидный предлог поднять на пьедестал и увенчать ореолом его израильского автора. Что же касается наук, медицины и философии, то и они должны входить в сферу нашего интеллектуального влияния. Доктор обычно посвящается в самые сокровенные тайники жизни и, как врач, держит в своих руках жизнь и здоровье наших смертельных врагов, христиан.

   Мы должны поощрять заключение брачных союзов между израильтянами и христианами, ибо народ Израильский не только не рискует потерять что-либо от такого сближения, но, наоборот, может только выиграть; малое прилитие нечистой крови богоизбранному племени не может ему повредить, тогда как наши дочери и сыновья доставят нам этими браками связи с важными влиятельными христианскими фамилиями. Справедливость требует того, чтобы взамен денег, которые даем, мы получали бы им равноценное в сфере влияния. Родство с христианами не вносит уклонения в намеченный нами путь; наоборот, с небольшой ловкостью, оно нас поставит в некотором роде вершителями их судеб. Было бы желательно, чтобы израильтяне воздерживались брать себе любовниц из среды женщин святой нашей религии, а выбирали бы себе их между христианскими девушками. Для нас было бы чрезвычайно важно, если бы церковное таинство брака можно было бы заменить заключением простого контракта перед какой-нибудь гражданской властью, ибо в этом случае христианские женщины массами перебежали бы в наш лагерь.

   Если золото есть главная сила мiра, то следующая по ней, бесспорно пресса. Но что может сделать вторая без первой? Так как нам невозможно осуществить все выше сказанное и предположенное без содействия печати, необходимо добиться того, чтобы наши стояли во главе всех ежедневных изданий во всех странах мiра. Золото, ловкость в выборе и употреблении средств для обезвреживания вредных нам дарований – все это в руках наших нас поставит хозяевами общественного мнения и господами над народными массами.

   Продвигаясь таким образом шаг за шагом в данном направлении с той настойчивостью, которая составляет нашу главную добродетель, мы столкнем христиан с их позиций и совершенно уничтожим их влияние. Мы продиктуем тогда миру, во что он должен веровать, что почитать и что проклинать. Кое-кто из отдельных личностей, быть может, и восстанет против нас и предаст нас анафеме, но невежественные массы покорно последуют за нами и встанут на нашу сторону. Ставши полными хозяевами прессы мы, по нашему желанию изменим понятия о чести, о добродетели, о благородстве и направим тогда первый удар в то, что было доселе святая святых человечества – в семью, довершив уже начавшееся ее разложение. Тогда нам представится полная возможность с корнем вырвать верования и самоё веру во всё то, что было до настоящего времени у христиан предметом их почитания. Разбудив страсти и обратив их в наше оружие, мы объявим тогда открытую войну всему, что еще осталось святого у человечества.

   Пусть каждый сын Израиля поймет, запечатлеет в своей памяти и проникнется всеми этими истинами. При этом условии могущество наше будет расти подобно гигантскому дереву, ветви которого будут обременены плодами, имя которым богатство, наслаждение, счастье, власть – и все это в награду и воздаяние за унижение, бывшее единственным жребием в течение многих веков народа Израильского. И когда кто-либо из наших начнет выдвигаться вперед из толпы, брат его во Израиле должен следовать за ним изблизи, чтобы в случае, если он поскользнется, помочь ему подняться с помощью прочив единоверцев.

   Если израильтянин попадет под суд той страны, в которой он живет, все его единоверцы должны придти ему на помощь, но при условии, если обвиняемый впал в преступление, не преступив, однако, святых законов Израиля.

   Народ наш консервативен: он верен своему культу и обычаям, унаследованным от предков; но в наших интересах мы должны показать себя на страже очередных социальных вопросов, особенно же тех, которые направлены к улучшению положения рабочих. Пусть это будет с нашей стороны лицемерием, но оно нам необходимо для того, чтобы забрать в свои руки это движение общественной мысли и управлять им по своему усмотрению. Слепота толпы, ее склонность предаваться пустому краснобайству чайных и пивных, - все это делает из нее нашу легкую добычу, орудие нашей популярности и доверия к нам черни. Нам нетрудно будет среди наших найти столько же притворства в красноречивом выражении высоких чувств, сколько находим подлинного красноречия в искреннем христианском энтузиазме.

   Необходимо, по мере возможности, иметь пролетариат на нашем иждивении в целях подчинения его тем, в чьем распоряжении находятся деньги. Таким способом мы поднимем на восстание массы, когда только мы это найдем для себя удобным. Мы подвигнем их на революции, на низвержение существующего у них строя, ведая, что каждая подобная катастрофа двигает вперед большими шагами наши сокровеннейшие интересы и приближает нас к единственной нашей цели: быть царями земли, как это было обетовано отцу нашему Аврааму»*.

 

* Делассю. Антихристианский заговор. Т. III, с. 1136-1148; французское издание.

 

   Такова «Пражская речь».

   После письма константинопольских евреев евреям Арля, это было второе предостережение христианскому миру.      

  

 

 

 

ГЛАВА VIII

 

Всемирный Израильский Союз

 

   Третьим предостережением явилось основание в Июле 1860-го года Всемирного Израильского Союза (Alliance Izraelite Universalle). Предупреждение это было основано не только на открытии тех или иных документов, которым, несмотря на их доказательную силу, все-таки можно было и не верить, но было дано воочию всему миру всенародным и торжественным актом открытия этого общества с обнародованной всему миру программой, вкратце выраженной в таких словах: «Уничтожение Религиозного заблуждения и фанатизма и соединение всего человеческого общества в союз тесно сплоченного и верного братства». Первое его общее собрание созвано было на 30-е Мая 1861-го года*.

 

* Замечательное и знаменательное совпадение с началом освободительного движения в России – с эмансипацией крестьян 19-го Февраля того же 1861-го года. В мире, где нет ничего случайного, совпадение это невольно бросается в глаза.

 

После этого собрания Всемирный Израильский Союз (по-еврейски: Хабура Меници Индрумим – Братство, пробуждающее дремлющих) разослал евреям всего мира следующий циркуляр: «Союз, который мы создали, не есть французский, английский, швейцарский, немецкий: он – иудейский, он всемирный. Не раньше иудей станет другом христианина или мусульманина, как в тот момент, когда свет иудейской веры, единственной религии разума, засияет повсюду среди других народов и стран, враждебных нашим правам и интересам. Мы, прежде всего, хотим быть и остаться евреями; национальность наша есть религия наших отцов, и мы не признаем никакой власти. Мы живем на чужбине и не можем заботиться об изменчивых вожделениях совершенно чуждых нам стран, пока наши собственные материальные и нравственные задачи находятся в опасности. Еврейское учение должно наполнять собою весь мир. Наше дело велико и священно, и успех обеспечен. Католицизм, наш исконный враг, лежит ниц, пораженный в голову. Сеть, раскидываемая Израилем поверх земного шара, будет расширяться с каждым днем, и величественные пророчества наших священных книг обратятся, наконец, к исполнению. Близится время, когда Иерусалим явится домом молитвы для всех народов и знамя еврейского единобожия взовьется на отдаленнейших берегах. Станем же пользоваться обстоятельствами. Могущество наше огромно. Научимся применять его к делу. Чего нам страшиться? Уже недалек тот день, когда все богатства земные перейдут в собственность детей Израиля. Христианские Церкви – помехи еврейскому делу, и необходимо в интересах еврейского дела не только их побороть, но и уничтожить».

   На одном из первых собраний «Союза» основатель его, еврейский Назѝ (пророк), князь иудейский Исаак Адольф Крёмье, он же Верховный Великий Магистр Шотландского масонского ритуала, Президент Всемирного Израильского Союза и глава французской демократии, произнес следующие многозначительные слова (были напечатаны в журнале «Arсhives Izraeltes», 1861 г.): «Мессианизм новых дней, подобно Иисусу, некогда воздвигшему свой авторитет над старыми богами и обретшему наиболее полное свое выражение в лоне Римской Церкви, должен явиться и получить свое развитие в наше время, и место града Цезарей и Пап займет Новый Иерусалим нового грядущего порядка».

   В последние годы своей жизни Кремьё открыто и вовсеуслышание говорит и возвещает наступление мессианского царства, эру столь давно ожидаемую, когда по чаяниям Израиля все народы подпадут под власть этого племени.

   Всемирный Израильский Союз управляется Центральным Комитетом, находящимся в Париже и состоящим из 60 членов. Его бесчисленные разветвления распространены по всему миру. Он с помощью сосредоточенного в его руках золота управляет всею, так называемою «большой» прессой Европы за весьма редкими исключениями, не попавшими в сферу его влияния. На его заседании 3-го февраля 1870-го года, перед Франко-Прусской войной, был предрешен, по свидетельству упомянутого знаменитого знатока жидовства Эдуарда Дрюмона, разгром Франции Пруссией. Кремьё неоднократно в речах на собраниях под своим председательством говорил, что Израильский Союз входит в общение с державами, и притом наиболее могущественными, как равный с равными, посылает им ноты, протесты, даже ультиматумы, которые принимаются царствующими со смиренною кротостью.

   «Чего он добивается, этот Союз? – вопрошает Делассю, у которого мы заимствуем эти строки, и дает такой ответ: он домогается осуществления Мессианизма новых дней, Иерусалимского нового порядка вещей, владычество которого должно распространиться на весь мiр от Востока его и до Запада на развалинах града Цезарей и Пап, т.е. всякого прежнего порядка как политического, так и религиозного».

   Что нужно подразумевать под «Мессианизмом новых дней?»

   «Это переработка (трансформация) иудаизма, который из нее создаст и установит одну общую для всего мира религию, а самый мир весь подчинит единому Согласию (Entente) из всех правительств». Таково объяснение «Мессианизма новых дней», данное «Израильскими Архивами» и «Израильским миром», «Archives Izraelites», LUnivers Izraelite»).

 

  

 

 

 

ГЛАВА IX

 

«Протоколы собраний Сионских мудрецов»

и первое их появление в печати. – Вероятное происхождение их.  

Теодор Герцль и сионистское движение.

 

   В 1900 году мне удалось получить в свое распоряжение одну рукопись, и этой относительно небольшой по величине тетради суждено было произвести в моем миросозерцании такой глубокий переворот, какой в душе человеческой может быть произведен только лишь воздействием Божьей силы, подобным чуду отверзения очей слепорожденному.

   «Да явятся на нем дела Божии».

   Рукопись эта была озаглавлена «Протоколы собраний  Сионских мудрецов» и передана мне ныне покойным чернским уездным предводителем дворянства, впоследствии ставропольским вице-губернатором, Алексием Николаевичем Сухотиным*.

 

   * Помяни, боголюбивый читатель, в молитвах своих о упокоении болярина Алексия.

 

Я тогда уже начал работать пером своим во славу Божию, а с Сухотиным был дружен, как с человеком моих взглядов и убеждений, «крайне-правых», как их теперь величают.. Передавая мне рукопись. Сухотин сказал:

   - Возьми ее себе в полное твое распоряжение, прочти, вдохновись и сделай из нее что-нибудь на пользу душе христианской, а то у меня она может пролежать даром: в политическом отношении она безполезна, ибо сделать по ней что-либо уже поздно, ну а в духовном – дело другое, она в твоих руках еще кое-какой плод, Бог даст, принесет.

   Попутно Сухотин сообщил мне, что он, в свою очередь, рукопись эту получил от одной дамы*, постоянно проживающей заграницей, что дама эта – чернская помещица (он называл, помнится, и фамилию, да я забыл) и что она добыла ее каким-то весьма таинственным путем.

 

* Елисаветы Шебельской-Борк – надписано над строкой, предположительно, рукою Е. Ю. Карцовой. – Ред.

 

Говорил Сухотин и о том, что один экземпляр этой рукописи эта дама передала по возвращении своем из-за границы Сипягину, бывшему в то время министром внутренних дел, и что Сипягина вслед убили… Он что-то и еще говорил мне в том же таинственном роде, но когда я впервые ознакомился с содержанием рукописи, то убедился, что сама она в своей страшной и жестокой, откровенной правде настолько свидетельствует о достоверности своего происхождения от «мудрецов Сионских», что не нуждается ни в каком ином свидетельстве о своем первоисточнике. Но был я тогда еще довольно молод, недостаточно знаком со словом Божиим, не находился еще в общении с подвижниками православного духа и потому первым делом попытался обратиться к сильным мира сего с целью предварения их «протоколами» о грядущей опасности.

   Одно высоко поставленное лицо, которое я думал заинтересовать своей рукописью и которое, казалось мне, могло бы влиять на ход событий в Русской Земле, ответило мне, что «славянство еще не сказало своего последнего слова, и потому, как бы ни были хитры и сильны мудрецы Сиона, усилиям их еще не скоро дано будет осуществиться, и, стало быть, нечего о них и беспокоиться».

   Другим, еще более высокопоставленным лицом, к которому я обратился с сионистскими протоколами, был Великий князь-мученик, Сергей Александрович. По рассмотрении их он повелел мне сказать через близкое ему лицо одно только слово:

   - Поздно!

   Были сделаны мною впоследствии и дальнейшие попытки довести мою рукопись до сведения кого следует, но и они не имели успеха.

   Так прошло время от 1900-го по Декабрь 1905-го года, когда наконец вышло 2-е издание моей книги «Великое в малом», и в ней впервые я обратился к читателю со словом об антихристе, как о «близкой политической возможности». В эту статью вошли и «Протоколы!

   Это, насколько мне известно, и было первым обнародованием тайны масоно-еврейского заговора против христианского мира по их первоисточнику, по приказанию самих вождей и руководителей этого заговора.

 На мiр, лежащий вне Церкви Христовой, обнародование этих протоколов произвело впечатление едва заметное, Повременная печать, в большинстве своих изданий находящаяся или в руках еврейских, или под их руководством и влиянием, постаралась замолчать их появление, обмолвившись о них мимоходом, как о дикой выдумке или сказке. Но в мире верующих христиан «Протоколы» сделали свое дело и создали моей книге успех, превзошедший всякое ожидание и распространивший ведение и разумение сокровенных тайн современности в весьма широком кругу христианской семьи.

   С тех пор книга моя с «Протоколами» выдерживает уже 5-е издание, но только теперь мне достоверно стало известным, по еврейским источникам, что эти «Протоколы» суть не что иное, как стратегический план завоевания мира под пяту богоборца-Израиля, выработанный вождями еврейского народа в течении многих веков его рассеяния и доложенный совету старейшин князем изгнания»*, Теодором Герцлем, во дни 1-го Сионистского конгресса, созванного им в Базеле в августе 1897 года.

 

   * «Князья изгнания» - экзилархи, эшмалотархи, Реш-Голуга: о них талмуд говорит: «Князья изгнания (они же «пленения») держат скипетр Израиля». Обычно «князья» эти тщательно укрываются от зрения гоев (всех не-евреев) и даже от «непосвященных» из самой среды Израиля. Теодор Герцль, например, до Базельского конгресса официально был только парижским корреспондентом влиятельной венской газеты «Нёие Фрейс Прессе», субсидируемой венским Ротшильдом.

   Каков был этот порыв, можно судить по нижеследующему отрывку их журнала «Еврейская Жизнь» (Август 1904-го года) – «Впечатления участника Базельского конгресса»: «Я сидел и горящими глазами смотрел на него (на Герцля). Я старался отгадать, что происходит теперь под этим лбом. И я увидел конгрессную залу в Базеле. Густая толпа делегатов в праздничных платьях, ломящаяся галерея, далее, возле трибуны, исполненные ожидания журналисты, наверху президиум и впереди Герцль с бумагой в руках. Я слышу, как он читает медленно, громко отчеканивая с замечательной силой важнейшие места. Гром бесконечных аплодисментов… А он стоит прямо, приветствуемый новыми взрывами аплодисментов и восклицаний, смотрит вперед и оглядывает толпу… и я вдруг почувствовал, что грудь моя разрывается…»

 

   Так называемое «сионистское» движение в среде интеллигенции и представителей еврейского народа, как устремление их к новому исходу в Землю обетованную, появилось не более 30-40 лет назад, но чисто-стихийный порыв ему был дан именно Герцлем, которому чаяния Талмудистского Израиля отводят место предтечи грядущего лжемессии, всемирного владыки якобы от семени Давидова.

   Каким образом документы эти, представляющие собою «святая святых» чаяний Израиля многовековую тайну вождей его, могли проникнуть в широкую публику «непосвященных» - это остается неизвестным и едва ли будет когда либо с точностью выяснено. Мне, как было сказано выше, они были доставлены в 1900-м году, а в 1901-м году, в циркуляре № 18 и других, разосланных сионистами от имени сионистского «Actions Comity», Герцль уже выражает жалобу на то, что «некоторые конфиденциальные сообщения, не взирая на предупреждение, не были сохранены в тайне, и получили нежелательное распространение».

   Если даже это и простое совпадение, то и оно не лишено значительности и важности. Но мне не видится в факте этом того, что как случайность разумеется под совпадением: это – перст Божий, коснувшийся завесы, скрывавшей вековую тайну, и начертавший на стене храма христиан всего мiра огненными буквами библейские слова: Мене. Текел. Упарсин.

   Думаю, что это убеждение мое разделят и все братия мои по вере Христовой. Недаром же 1-й Базельский конгресс, неимоверно окрыливший надежды еврейства рассеяния, вознес на небывалую до того времени высоту в среде еврейского народа имя его вдохновителя; недаром такое широкое распространение в христианском обществе получили «Протоколы».

   Мудрено ли было впечатлительным сынам «гонимого» племени при таком «окрылении» проговориться и выдать тайну? Даже сам Герцль, по уверению его горячих последователей, не был чужд «болтливости» и принужден был оправдываться перед своими соумышленниками. По поводу такого обвинения, предъявленного ему в излишней откровенности одной его Лондонской речи, сказанной под свежим впечатлением отрадных известий, полученных им об отношении Вильгельма II к сионизму, Герцль принес свое оправдание в таких словах:

   «Бывают моменты, - говорил он, - когда узнаешь новый факт, благоприятное обстоятельство, событие, о котором еще невозможно сообщить именно из осторожности, потому что не желаешь воспламенять энтузиазм, а хочешь держать движение в рамках осмотрительности и постепенного преуспеяния. Но вы найдете вполне понятным, если не в политическом, то в человеческом смысле, что можно находиться под непосредственным впечатлением такого нового факта, как оно и было тогда со мной. Некоторые из находящихся здесь знают, о чем я говорю. Если в такой момент, когда внезапно приобретаешь убеждение, что признанное сумасбродным сионистское движение вполне признано в мире реальных политических фактов, чего не мог бы отрицать и злейший враг, если бы мы вздумали им обо всем рассказать; если – говорю я – в такой момент радостного удовлетворения и вырываются слова: «я никогда еще не говорил вам так определенно, как сейчас, что я верю в осуществление наших планов и даже в столь близком будущем, что до него еще доживут люди моих лет»*, - то это не такое уж беспочвенное обещание и не грозит вызвать вредный энтузиазм.

 

   * Герцлю в это время (около 1900 года) было с небольшим 40 лет.

 

Слова, сказанные мною в Лондоне, к счастью, пали на плодородную почву и немножко подогрели усердие наших друзей, которое, пожалуй, не держалось бы долго на должной высоте, на основании одних только речей, одних математических  выкладок. Не знаю, согрешил ли я таким образом против движения, против разумностей нашей агитации»*.

 

* Стенографические протоколы 3-го Сионистского конгресса, с.80-81.

 

   Если на радостях не мог воздержаться от излишней болтливости сам «князь изгнания», то можно ли было уверенно рассчитывать на полное соблюдение тайны со стороны хотя бы и одного только из его подручных?

   Таково более чем вероятное объяснение раскрытия в наши дни от века сокрытой «тайны беззакония»; такова причина появления ниже публикуемых «Протоколов Сионских мудрецов».

   По словам Герцля, «конфиденциальные сообщения по важнейшим делам были даны им трем уважаемым лицам, а именно полковнику Гольдсмиту, сэру Самуэлю Монтегю и почтенному г. Зингеру».

   Из этих трех «уважаемых» евреев, сэр Самуэль Монтегю ныне министр военных снабжений нашей союзницы Англии*, «почтенного» г. Зингера знают в каждой русской деревне, где только есть проданная с рассрочкой платежа зингеровская швейная машина.

 

   * Сер Самуэль Монтегю назначен английским министром военных снабжений после трагически-загадочной смерти лорда Китчинера. Сообщая об этом назначении, газета «Еврейская Жизнь» в № 27 от 10 Июля 1916-го года пишет так: «Эдвин Самуэль Монтегю назначен министром военных снабжений. Еврейский министр далеко не новость в странах, где культурность не есть удел только незначительного и невлиятельного меньшинства. Еврей-министр встречается в Англии и во Франции, в Италии и в С. –Амер. Соед. Штатах… Но Монтегю – не просто министр мирного времени, а министр военных снабжений в эпоху самой трагической войны. Он сделался министром в стране в то время, когда в одной из союзных стран еврей служит лишь объектом бесправия. Не совсем это укладывается в гармонию союзных взаимоотношений. А вдруг придется этому самому Монтегю приехать в Россию для совещания? Что тогда будет? Ведь он иностранный еврей, следовательно, не субъект права, а объект политического участка. Как же с ним поступить? Превратить его в объект?.. Англия поморщится. Считать его субъектом? Но что на это скажет «Союз Русского Народа»? Ведь если Монтегю мог бы быть даже полезен России, то ведь имеется знаменитое изречение Императрицы Елисаветы о нежелании интересной прибыли от врагов Христовых…»

   Кончается статья такими словами:

   «Культурная государственность должна неизбежно признать в еврее полноправного гражданина. Это – рок истории. Этой судьбы не избежать и России».

   Этот № «Еврейской Жизни» имеет подпись: «Дозволено Московской военной цензурой».  

 

   Только один полковник Гольдсмит пока еще пребывает для русских людей неизвестным…

   Теперь перейдем к «Протоколам».    

 

 

 

 

 

 

ПРОТОКОЛЫ СОБРАНИЙ

СИОНСКИХ МУДРЕЦОВ

 

 

ПРОТОКОЛ № 1

 

 

   …Отложив фразерство, будем говорить о значении каждой мысли, сравнениями и выводами осветим обстоятельства.

   Итак, я формулирую нашу систему с нашей и гоевской* точек зрения.

 

   * Гои – христиане и вообще все не-евреи.

 

   Надо заметить, что люди с дурными инстинктами многочисленнее добрых, поэтому лучшие результаты в управлении ими достигаются насилием и устрашением, а не академическими рассуждениями. Каждый человек стремится ко власти, каждому хотелось бы сделаться диктатором, если бы только он мог, но при этом редкий не был бы готов жертвовать благами всех ради достижения благ своих.

 

 

Право – в силе.

 

   Что сдерживало хищных животных, которых зовут людьми? Что ими руководило до сего времени?

   В начале общественного строя они подчинялись грубой и слепой силе, потом – закону, который есть та же сила, только замаскированная. Вывожу заключение, что по закону естества право – в силе.

 

Свобода – идея. Либерализм.

 

   Политическая свобода есть идея, а не факт. Эту идею надо уметь применять, когда является нужным идейной приманкой привлечь народные силы к своей партии, если таковая задумала сломить другую, у власти находящуюся. Задача эта облегчается, если противник сам заразится идеей свободы, так называемым либерализмом, и ради идеи поступится своею мощью. Тут-то и проявится торжество нашей теории: распущенные бразды правления тотчас же по закону бытия подхватываются и подбираются новой рукой, потому что слепая сила народа дня не может пробыть без руководителя, и новая власть лишь заступает место старой, ослабевшей от либерализма.

 

Золото. Вера. Самоуправление.

 

   В наше время заместительницей либералов-правителей явилась власть золота. Было время, правила вера. Идея свободы неосуществима, потому что никто не умеет пользоваться ею в меру. Стоит только народу на некоторое время предоставить самоуправление, как оно превращается в распущенность. С этого момента возникают междоусобицы, скоро переходящие в социальные битвы, в которых государства горят и значение их превращается в пепел.

 

Деспотизм капитала.

 

   Истощается ли государство в собственных конвульсиях, или же внутренние распри отдают его во власть внешним врагам, во всяком случае оно может считаться безвозвратно погибшим: оно в нашей власти. Деспотизм капитала, который весь в наших руках, протягивает ему соломинку, за которую государству приходится держаться поневоле, в противном случае оно катится в пропасть.

 

Внутренний враг.

 

Того, который от либеральной души сказал бы, что рассуждения такого рода безнравственны, я спрошу: если у каждого государства  два врага и если по отношению к внешнему врагу ему дозволено и не почитается безнравственным употреблять всякие меры борьбы, как например, не ознакомлять врага с планами или нападениями защиты, нападать на него ночью или неравным числом людей, то почему же такие меры в отношении худшего врага, нарушителя общественного строя и благоденствия, можно назвать недозволенными и безнравственными?

 

Толпа. Анархия.

 

   Может ли здравый логический ум надеяться успешно руководить толпами при помощи разумных увещеваний или уговоров при возможности противоречия, хотя бы и бессмысленного, но которое может показаться поверхностно разумеющему народу более приятным? Руководясь исключительно мелкими страстями, повериями, обычаями, традициями и сантиментальными теориями, люди в толпе и люди толпы поддаются партийному расколу, мешающему всякому соглашению даже на почве вполне разумного увещевания. Всякое решение толпы зависит от случайного или подстроенного большинства, которое, по неведению политических тайн, произносит абсурдное решение, кладущее зародыш анархии в управлении.

 

Политика и мораль.

 

   Политика не имеет ничего общего с моралью. Правитель, руководящийся моралью, неполитичен, а потому непрочен на своем престоле. Кто хочет править, должен прибегать к хитрости, и к лицемерию. Великие народные качества – откровенность и честность – суть пороки в политике, потому что они свергают с престолов лучше и вернее сильнейшего врага. Эти качества должны быть атрибутами гоевских царств, мы же отнюдь не должны руководствоваться ими.

 

Право сильного.

 

   Наше право – в силе. Слово «право» есть отвлеченная и ничем не доказанная мысль. Слово это означает не более, как дайте мне то, чего я хочу, чтобы я тем самым получил доказательство, что я сильнее вас.

   Где начинается право? Где оно кончается?

   В государстве, в котором плохая организация власти, безличие законов и правителя, обезличенных размножившимися от либерализма правами, я черпаю новое право – броситься по праву сильного и разнести все существующие порядки и установления, наложить руки на законы, перестроить все учреждения и сделаться владыкою тех, которые предоставили нам права своей силы, отказавшись от них добровольно, либерально…

 

Необоримость масоно-еврейской власти.

 

   Наша власть при современном шатании всех властей будет необоримее всякой другой, потому что она будет незримой до тех пор, пока не укрепится настолько, что ее уже никакая хитрость не подточит.

 

Цель оправдывает средства.

 

   Из временного зла, которое мы вынуждены теперь совершать, произойдет добро непоколебимого правления, которое восстановит правильный ход механизма народного бытия, нарушенного либерализмом. Результат оправдывает средства. Обратим же внимание в наших планах не столько на доброе и нравственное, сколько на нужное и полезное.

   Перед нами план, в котором стратегически изложена линия, от которой нам отступать нельзя без риска видеть разрушение многовековых работ.

 

Толпа – слепец.

 

   Чтобы выработать целесообразные действия, надо принять во внимание подлость, неустойчивость, непостоянство толпы, ее неспособность понимать и уважать условия собственной жизни, собственного благополучия. Надо понять, что мощь толпы слепая, неразумная, не рассуждающая, прислушивающаяся направо и налево. Слепой не может водить слепых без того, чтобы их не довести до пропасти, следовательно, члены толпы, выскочки из народа, хотя бы и гениально умные, но в политике не разумеющие, не могут выступать в качестве руководителей толпы без того, чтобы не погубить всей нации.

 

Политическая азбука

 

   Только с детства подготовляемое к самодержавию лицо может видеть слова, составляемые по политическим буквам.

 

Партийные раздоры.

 

   Народ, предоставленный самому себе, то есть выскочкам из его среды, саморазрушается партийными раздорами, возбуждаемыми погонею за властью и почестями и происходящими от этого беспорядками. Возможно ли народным массам спокойно, без соревнования рассудить, управиться с делами страны, которые не могут смешиваться с личными интересами? Могут ли они защищаться от внешних врагов? Это немыслимо, ибо план, разбитый на несколько частей, сколько голов в толпе, теряет цельность, а потому становится непонятным и неисполнимым.

 

Наиболее целесообразный образ правления – Самодержавие.

 

   Только у Самодержавного лица планы могут выработаться обширно-ясными, в порядке, распределяющем всё в механизме государственной машины, из чего надо заключить, что целесообразное для пользы страны управление должно сосредоточиться в руках одного ответственного лица. Без абсолютного деспотизма не может существовать цивилизация, проводимая не массами, а руководителем их, кто бы он ни был. Толпа – варвар, проявляющий свое варварство при каждом случае. Как только толпа захватывает в свои руки свободу, она ее вскоре превращает в анархию, которая сама по себе есть высшая степень варварства.

 

Спирт. Классицизм. Разврат.

 

   Взгляните на наспиртованных животных, одурманенных вином, право на безмерное употребление которого дано вместе со свободой. Не допускать же нам и нашим дойти до того же… Народы гоев одурманены спиртными напитками, а молодежь их одурела от классицизма и раннего разврата, на который ее подбивала наша агентура – гувернеры, лакеи, гувернантки в -  богатых домах, приказчики и проч., наши женщины – в местах гоевских увеселений. К числу этих последних я причисляю и так называемых «дам из общества», добровольных последовательниц их по разврату и роскоши.

 

Принцип и правила еврейско-масонского правительства.

 

   Наш пароль – сила и лицемерие. Только сила побеждает в делах политических, особенно если она скрыта в талантах, необходимых государственным людям. Насилие должно быть принципом, а хитрость и лицемерие – правилом для правительств, которые не желают сложить свою корону к ногам агентов какой-либо новой силы. Это зло есть единственное средство добраться до цели, добра. Поэтому мы не должны останавливаться перед подкупом, обманом и предательством, когда они должны послужить к достижению нашей цели. В политике надо уметь брать чужую собственность без колебаний, если ею мы добьемся покорности и власти.

 

Террор.

 

   Наше государство, шествуя путем мирного завоевания, имеет право заменить ужасы войны менее заметными и более целесообразными казнями, которыми надо поддерживать террор, располагающий к слепому послушанию. Справедливая, но неумолимая строгость есть величайший фактор государственной силы: не только ради выгоды, но и во имя долга, ради победы нам надо держаться программы насилия и лицемерия. Доктрина расчета настолько же сильна, насколько и средства, ею употребляемые. Поэтому не столько самыми средствами, сколько доктриной строгости мы восторжествуем и закрепостим все правительства своему сверхправительству*. Достаточно, чтобы знали, что мы неумолимы, чтобы прекратились слушания.

 

   * См. Шмаков А. С. Международное тайное правительство. Москва, 1912 г.

 

Свобода, равенство Братство.

 

   Еще в древние времена мы среди народа впервые крикнули слова «свобода, равенство, братство», слова, столь много раз повторенные с тех пор бессознательными попугаями, отовсюду налетевшими на эти приманки, с которыми они унесли благосостояние мира, истинную свободу личности, прежде так огражденную от давления толпы.

 

Принцип династического правления.

 

   Якобы умные, интеллигентные гои не разобрались в отвлеченности произнесенных слов, не заметили противоречия их значения и несоответствия их между собою, не увидели, что в природе нет равенства, не может быть свободы, что сама природа установила неравенство умов, характеров и способностей, равно и подвластность ее законам, не рассудили, что толпа – сила слепая, что выскочки, избранные из нее для управления, в отношении политики такие же слепцы, как и она сама, что посвященный, хотя бы и дурак, да может править, а не посвященный, будь он даже гений, ничего не поймет в политике – все это гоями было упущено из виду; а между тем на этом зиждилось династическое правление: отец передавал сыну значение хода политических дел так, чтобы никто его не ведал, кроме членов династии, и не мог бы выведать его тайны управляемому народу. Со временем смысл династической передачи истинного положения дел политики был утрачен, что послужило к успеху нашего дела.

 

Уничтожение привилегий гоевской аристократии.

 

   Во всех концах мира слова «свобода, равенство, братство» становили в наши ряды через наших слепых агентов целые легионы, которые с восторгом несли наши знамена. Между тем эти слова были червяками, которые подтачивали благосостояние гоев, уничтожая всюду мир, спокойствие, солидарность, разрушая все основы их государств.

 

Новая аристократия.

 

   Вы увидите впоследствии, что это послужило к нашему торжеству: это нам дало возможность, между прочим, добиться важнейшего козыря в наши руки – уничтожение привилегий, иначе говоря, самой сущности аристократии гоев, которая была единственной против нас защитой народов и стран. На развалинах природной и родовой аристократии мы поставили аристократию нашей интеллигенции во главе всего, денежной. Ценз этой новой аристократии мы установили в богатстве, от нас зависимом, и в науке, двигаемой нашими мудрецами.

 

Психологический расчет.

 

   Наше торжество облегчилось еще тем, что в сношениях с нужными нам людьми мы всегда действовали на самые чувствительные струны человеческого ума – на расчет, на алчность, на ненасытность материальных потребностей человека; а каждая из перечисленных человеческих слабостей, взятая в отдельности, способна убить инициативу, отдавая волю людей в распоряжение покупателя их деятельности.

 

Абстракция свободы.

 

   Абстракция свободы дала возможность убедить толпы, что правительство не что иное, как управляющий собственника страны – народа и что его можно сменять, как изношенные перчатки.

 

Сменяемость народных представителей.

 

   Сменяемость представителей народа отдавала их в наше распоряжение и как бы нашему назначению.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 2

 

 

Экономические войны – основание еврейского преобладания.

 

   Нам необходимо, чтобы войны, по возможности, не давали территориальных выгод: это перенесет войну на экономическую почву, в которой нации в нашей помощи усмотрят силу нашего преобладания, а такое положение вещей отдаст обе стороны в распоряжение нашей интернациональной агентуры, обладающей миллионами глаз, взоров, не прегражденных никакими границами. Тогда наши международные права сотрут народные в собственном смысле права и будут править народами так же, как гражданское право государств правит отношениями своих подданных между собою.

 

Показная администрация и тайные «советники».

 

   Администраторы, выбираемые нами из публики в зависимости от их рабских способностей, не будут лицами, приготовленными для управления, и потому они легко сделаются пешками в нашей игре, в руках наших ученых и гениальных советчиков, специалистов, воспитанных с раннего детства для управления делами всего мира. Как вам известно, эти специалисты наши черпали для управления нужные сведения из наших политических планов, из опытов истории, из наблюдений над каждым текущим моментом. Гои не руководствуются практикой беспристрастных исторических наблюдений, а теоретической рутиной, без всякого критического отношения к ее результатам. Поэтому нам нечего с ними считаться – пусть они себе до времени веселятся или живут надеждами на новые увеселения или воспоминаниях о пережитых. Пусть для них играет главнейшую роль то, что мы внушили им признавать за веления науки (теории). Для этой цели мы постоянно, путем нашей прессы, возбуждаем слепое доверие к ним. Интеллигенты гоев будут кичиться знаниями и без логической их проверки проведут в действие все почерпнутые из науки сведения, скомбинированные нашими агентами с целью воспитания умов в нужном для нас направлении.

 

Успехи разрушительных учений.

 

   Вы не думайте, что утверждения наши голословны: обратите внимание на подстроенные нами успехи дарвинизма, марксизма, ницшеизма. Растлевающее значение для гоевских умов этих направлений нам-то, по крайней мере, должно быть очевидно.

 

Приспособляемость к политике

 

   Нам необходимо считаться с современными мыслями, характерами, тенденциями народов, чтобы не делать промахов в политике и в управлении административными делами. Торжество нашей системы, части механизма которой можно располагать разно, смотря по темпераменту народов, встречаемых нами на пути, не может иметь успеха, если практическое ее применение не будет основываться на итогах прошлого в связи с настоящим.

 

Роль прессы.

 

   В руках современных государств имеется великая сила, создающая движение мысли в народе – это пресса. Роль прессы – указывать якобы необходимые требования, передавать жалобы народного голоса, выражать и создавать неудовольствия. В прессе воплощается торжество свободоговорения. Но государства не умели воспользоваться этой силой, и она очутилась в наших руках. Через нее мы добились влияния, сами оставаясь в тени; благодаря ей мы собрали в свои руки золото, не взирая на то что нам его приходилось брать из потоков крови и слез…

 

Стоимость золота и ценность еврейской жертвы.

 

   Но мы откупились, жертвами многими из нашего народа. Каждая жертва  с нашей стороны стоит тысячи гоев перед Богом.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 3

 

 

Символический Змий и его значение.

 

   Сегодня могу вам сообщить, что наша цель уже в нескольких шагах от нас. Остается небольшое пространство, и весь пройденный нами путь готов уже сомкнуть свой цикл Символического Змия, каковым мы изображаем наш народ. Когда этот круг сомкнется, все европейские государства будут им замкнуты, как крепкими тисками.

 

Неустойчивость конституционных весов.

Террор во дворцах.

 

   Современные конституционные весы скоро опрокинутся, потому что мы их установили не с точностью, для того чтобы они не переставали колебаться, пока не перетрется их держатель. Гои предполагали, что они его достаточно крепко сковывали и всё ожидали, что весы придут в равновесие. Но держатель – Царствующие – заслонены своими представителями, которые дурят, увлекаясь своей бесконтрольной и безответственной властью. Властью же этой они обязаны навеянному во дворцы террору. Не имея доступа к своему народу, в самую его среду, Царствующие уже не могут сговориться с ним и укрепиться против властолюбцев. Разделенная нами зрячая царская сила и слепая сила народа потеряли всякое значение, ибо отдельно, как слепец без палки, они немощны.

 

Власть и честолюбие.

 

   Чтобы пробудить властолюбцев к злоупотреблению властью, мы противопоставили друг другу все силы, развив их либеральные тенденции к независимости. Мы в этом направлении возбудили всякую предприимчивость, мы вооружили все партии, мы поставили власть мишенью для всех амбиций. Из государств мы сделали арены, на которых разыгрываются смуты… Еще немного, - и беспорядки, банкротства появятся всюду…

 

Парламентские говорильни. Памфлеты.

Злоупотребление властью.

 

   Неистощимые говоруны превратили в ораторские состязания заседания парламентов и административных собраний. Смелые журналисты, бесцеремонные памфлетисты ежедневно нападают на административный персонал. Злоупотребления властью окончательно подготовят все учреждения к падению, и все полетит вверх ногами под ударами обезумевшей толпы.

 

Экономическое рабство. «Правда народа».

 

   Народы прикованы к тяжелому труду бедностью сильнее, чем их приковывало рабство и крепостное право: от них так или иначе могли освободиться, могли с ними считаться, а от нужды они не оторвутся. Мы включили в конституции такие права, которые для масс являются фиктивными, а не действительными правами. Все эти так называемые «права народа» могут существовать только в идее, никогда на практике не осуществимой. Что для пролетария-труженика, согнутого в дугу над тяжелым трудом, придавленного своей участью, получение говорунами права болтать, журналистами – права  писать всякую чепуху наряду с делом, раз пролетариат не имеет иной выгоды от конституции, кроме тех жалких крох, которые мы им бросаем с нашего стола за подачу ими голосов в пользу наших предписаний и ставленников наших, наших агентов?.. Республиканские права для бедняка – горькая ирония, ибо необходимость чуть не поденного труда не дает им настоящего пользования ими, но зато отнимет у них гарантию постоянного и верного заработка, ставя его в зависимость от стачек хозяев или товарищей.

 

Кулачество и аристократия.

 

   Народ под нашим руководством уничтожил аристократию, которая была его естественной защитой и кормилицей ради собственных выгод, неразрывно связанных с народным благосостоянием*. Теперь же, с уничтожением аристократии, он попал под гнет кулачества – разжившихся пройдох, насевших на рабочих безжалостным ярмом.

 

   * «Новое Время» в № 13332-м от 25 Апреля 1913-го года, в статье Меньшикова «Поспешите с защитой», сообщает следующее: «…Не только в Англии, где роль лордов сведена теперь к величине близкой к нулю, - но и в других странах, где еще держатся верхние палаты, значение последних постепенно никнет. Общая эволюция идет в сторону однопалатного парламента» … И далее: «…Русские помещики общим хором жалуются, что дворянская культура в России исчезает, и местами с поразительной быстротой. Можете проехать десять, двадцать, тридцать верст и не встретить ни одной, даже захудалой дворянской усадьбы, или встретите десятки брошенных, проданных, сданных в аренду кулакам.

   Если взять старинные карты и межевые планы, то вы удивитесь, до какой степени много было еще 60-70 лет назад дворянских гнезд. На планах повсюду еще значатся черные квадратики с надписью: «господ. дом», но в действительности их давно уже нет, господских домов, а с ними отошло в предание и старое господство культурного класса.

   Ко мне довольно часто заезжают провинциалы, бывающие в Петербурге, помещики и общественные деятели. Если им верить, - а почему бы отказать им в доверии? – пугачевщина 1905-1906 годов не прекратилась вовсе. Она затихла, она приняла другие, менее шумные формы, но продолжает свое разрушительное дело. Крестьяне не ходят, правда, как прежде целыми толпами и с караванами конных подвод, чтобы грабить помещичьи усадьбы и жечь их. Но поджоги идут все-таки непрерывно – то дом подожгут, то гумно, сарай, то амбар, то скирды и одонья хлеба. Продолжаются самые возмутительные, самые нелепые потравы. Становится невозможным завести огород или плодовый сад, ибо овощи и фрукты непременно будут расхищены еще в завязи. мало сказать, - расхищены, -растения, иногда очень дорогие, выписанные из дальних стран, вырывают с корнем, ломают, рубят. Даже простые декоративные растения беспощадно истребляются. Племенной скот увечится иногда самым безжалостным способом. Сельскохозяйственные машины портятся и пр. и пр. Чувствуется не отчаяние нищеты, не жадность разбойника, а какое-то сладострастие вандалов, уничтожающих культуру, только потому что она культура. Деревенские старики, родившиеся «при господах», еще хранят оттенок уважения и к чужой собственности, и к чужому культурному труду, но хулиганствующая молодежь впадает явно в тот опасный психоз, который побуждает варваров разрушать всякую цивилизацию. Ничуть не помогают самые добрые, самые великодушные отношения к крестьянам со стороны помещика. На барина-благодетеля чаще всего смотрят как на дурака, простотой которого пользоваться будто бы сам Бог велел. Жестокие первобытные нравы вытесняют не только культурных людей из русской деревни, но и тех крестьян, которые еще не потеряли образ человеческий. Громадный отлив рабочих сил в отхожие промыслы, в переселение, в эмиграцию, объясняется главным образом тем, что в одичалой деревне трудно становится сохранить нынче результаты своего труда, свое спокойствие и саму жизнь.

 

Армия масоно-еврейства.

 

   Мы явимся якобы спасителями рабочего от этого гнета, когда предложим ему вступить в ряды нашего войска – социалистов, анархистов, коммунаров, которым мы всегда оказываем поддержку из якобы братского правила общечеловеческой солидарности нашего социального масонства. Аристократия, пользовавшаяся по праву трудом рабочих, была заинтересована в том, чтобы рабочие были сыты, здоровы и крепки.

 

Вырождение гоев.

 

   Мы же заинтересованы в обратном – в вырождении гоев. Наша власть в хроническом недоедании и слабости рабочего, потому что всем этим он закрепощается нашей воле, а в своих властях он не найдет ни сил, ни энергии для противодействия ей. Голод создает права капитала на рабочего вернее, чем аристократии давала это право законная Царская власть.

 

Голод и право капитала.

 

   Нуждою и происходящею от нее завистливою ненавистью мы двигаем толпами и их руками стираем тех, кто нам мешает на пути нашем.

 

Толпа и коронация «всемирного владыки».

 

   Когда придет время нашему всемирному владыке короноваться, то те же руки сметут все, могущее сему быть препятствием.

 

Основной предмет программы будущих масонских

народных школ.

 

   Гои отвыкли думать без наших научных советов. Поэтому они не видят настоятельной необходимости в том, чего мы, когда наступит наше царство, будем неукоснительно придерживаться, а именно: что в народных школах надо преподавать единую истинную науку, первую из всех – науку о строе человеческой жизни, социального быта, требующего разделения труда, а следовательно, разделения людей на классы и сословия. Необходимо, чтобы знали все, что равенства быть не может вследствие различия назначения деятельности, что не могут одинаково отвечать перед законом тот, который своим поступком компрометирует целое сословие, и тот, который не затрагивает им никого, кроме своей чести.

 

Тайна науки социального строя.

 

   Правильная  наука  социального строя, в тайны которой мы не допускаем гоев, показала бы всем, что место и труд должны сохраняться в определенном кругу, чтобы не быть источником человеческих мук от несоответствия воспитания с работой. При изучении этой науки народы станут добровольно повиноваться властям и распределенному ими строю в государстве. При теперешнем же состоянии науки и нами созданном ее направлении, народ, слепо верящий печатному слову, питает во внушенных ему заблуждениях, в неведении своем, вражду ко всем сословиям, которые он считает выше себя, ибо не понимает значения каждого сословия.

 

Общий экономический кризис.

 

   Указанная вражда еще более увеличивается на почве экономического кризиса, который остановит биржевые сделки и ход промышленности, создав всеми доступными нам подпольными путями с помощью золота, которое все в наших руках, общий экономический кризис, мы бросаем на улицу целые толпы рабочих одновременно во всех странах Европы. Эти толпы с наслаждением бросятся проливать кровь тех, кому они в простоте своего поведения завидуют с детства и чьи имущества им можно будет тогда грабить.

 

Безопасность «наших».

 

   Наших они не тронут, потому что момент падения нам будет известен и нами будут приняты меры к ограждению своих.

 

Деспотизм масонства царство разума.

 

   Мы убедили, что прогресс приведет всех гоев к царству разума. Наш деспотизм и будет таковым, ибо он сумеет разумными строгостями замирить все волнения, вытравить либерализм из всех учреждений.

 

Утрата руководителя.

Масонство и «великая» французская революция.

 

   Когда народ увидел, что ему во имя свободы делают всякие уступки и послабления, он вообразил себе, что он владыка и ринулся во власть, но, конечно, как всякий слепец, наткнулся на массу препятствий; бросился искать руководителя, не догадался вернуться к прежнему и сложил свои полномочия у наших ног. Вспомните французскую революцию, которой мы дали имя «великой»: тайны ее подготовления нам хорошо известны, ибо она вся – дело рук наших.

  

Царь-деспот Сионской крови. Причина неуязвимости масонства.

 

   С тех пор мы водим народ от одного разочарования к другому для того, чтобы он и от нас отказался в пользу того Царя-деспота Сионской крови, которого мы готовим для мира.

   В настоящее время мы как международная сила неуязвимы, потому что при нападении на нас одних, нас поддерживают другие государства. Неистощимая подлость гоевских народов, ползающих перед силой, безжалостных к слабости, беспощадных к поступкам и снисходительных к преступлениям, не желающих выносить противоречий свободного строя, терпеливых до мученичества перед насилием смелого деспотизма – вот что способствует нашей независимости. От современных премьеров-диктаторов они терпят и выносят такие злоупотребления, за меньшее из которых они обезглавили бы двадцать королей.

 

Роль тайных масонских агентов.

 

   Чем же объяснить такое явление, такую непоследовательность народных масс в отношении своем к событиям, казалось бы, одного порядка?

   Объясняется это явление тем, что диктаторы эти шепчут народу через своих агентов, что они злоупотреблениями теми наносят ущерб государствам для высшей цели – достижения блага народов, их международного братства, солидарности и равноправия. Конечно, им не говорят, что такое соединение должно совершиться только под державой нашей.

   И вот народ осуждает правых и оправдывает виновных, все более и более убеждаясь, что он может творить все, чего ни пожелает. Благодаря такому положению вещей, народ разрушает всякую устойчивость и создает беспорядки на каждом шагу.

 

Свобода.

 

    Слово «свобода» выставляет людские общества на борьбу против всякой власти, даже Божеской и природной. Вот почему при нашем воцарении мы должны будем это слово исключить из человеческого лексикона, как принцип животной силы, превращающей толпы в кровожадных зверей.

   Правда, звери эти засыпают всякий раз, как напьются крови, и в это время их легко заковать в цепи. Но, если им не дать крови, они не спят и борются.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 4

 

 

Стадии республики.

 

Всякая республика проходит несколько стадий. Первая из них заключена в первых днях безумствования слепца, мятущегося направо и налево; вторая – в демагогии, от которой родится анархия, приводящая неизбежно к деспотизму, но уже не законному открытому, а потому ответственному, а к невидимому и неведомому и тем не менее чувствительному деспотизму какой бы то ни было тайной организации, тем бесцеремоннее действующей, что она действует прикрыто, за спиной разных агентов, смена которых не только не вредит, но воспособляет тайной силе, избавляющейся, благодаря этой смене, от необходимости тратить свои средства на вознаграждение долгосрочно прослуживших.

 

Внешнее масонство.

 

   Кто и что может свергнуть незримую силу? А сила наша именно такова. Внешнее масонство служит слепым прикрытием ей и ее целям, но план действий этой силы, даже самое ее местопребывание, для народа всегда останется неизвестным

 

Свобода и вера.

 

   Но и свобода могла бы быть безвредной и просуществовать в государственном обиходе без ущерба для благоденствия народов, если бы она держалась на принципах веры в Бога, на братстве человечества, вне мысли о равенстве, которому противоречат сами законы творения, установившие подвластность. При такой вере народ был бы управляем опекой приходов и шел бы смиренно и кротко под рукой своего духовного пастыря, повинуясь Божьему распределению на земле. Вот почему нам необходимо подорвать веру, вырвать из ума гоев самый принцип Божества и духа и заменить всё арифметическими расчетами и материальными потребностями.

 

Международная торгово-промышленная конкуренция.

Роль спекуляции.

 

   Чтобы умы гоев не успевали думать и замечать, надо их отвлечь на промышленность и торговлю. Таким образом, все нации будут искать своей выгоды и в борьбе за нее не заметят своего общего врага. Но для того, чтобы свобода окончательно разложила и разорила гоевские общества, надо промышленность поставить на спекулятивную почву: это послужит тому, что отнятое промышленностью от земли не удержится в руках и перейдет к спекуляции, то есть в наши кассы.

 

Культ золота.

 

   Напряженная борьба за превосходство, толчки в экономической жизни создадут, да и создали уже, разочарованные, холодные и бессердечные общества. Эти общества получат полное отвращение к высшей политике и к религии. Руководителем их будет не только расчет, то есть золото, к которому они будут иметь настоящий культ, за те материальные наслаждения, которые оно может дать. Тогда-то не для служения добру, даже не ради богатства, а из одной ненависти к привилегированным низшие классы гоев пойдут за нами против наших конкурентов на власть, интеллигентов-гоев.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 5-й

 

 

Создание усиленной централизации управления.

 

   Какую форму административного правления можно дать обществам, в которых подкупность проникла всюду, где богатства достигают только ловкими сюрпризами полумошеннических проделок, где царствует распущенность, где нравственность поддерживается карательными мерами и суровыми законами, а не добровольно воспринятыми принципами, где чувства к родине и к религии затерты космополитическими убеждениями? Какую форму правления дать этим обществам, как не ту деспотическую, которую я вам опишу далее? Мы создадим усиленную централизацию управления, чтобы все общественные силы забрать в руки. Мы урегулируем механически все действия политической жизни наших подданных новыми законами. Законы эти отберут одно за другим все послабления и вольности, которые были допущены гоями, и наше царство ознаменуется таким величественным деспотизмом, что он будет в состоянии во всякое время и во всяком месте прихлопнуть противодействующих и недовольных гоев.

   Нам скажут, что тот деспотизм, о котором я говорю, не согласуется с современным прогрессом, но я вам докажу обратное.

 

Пути захвата власти масонством.

 

   В те времена, когда народы глядели на Царствовавших, как на чистое проявление Божьей Воли, они безропотно покорялись самодержавию Царей, но с того дня, как мы им внушили мысль о собственных правах, они стали считать Царствующих лиц простыми смертными. Помазание Божественным избранием ниспало с головы Царей в глазах народа, а когда мы у него отняли веру в Бога, то мощь власти была выброшена на улицу в место публичной собственности и захвачена нами.

   Кроме того, искусство управлять массами и лицами посредством ловко подстроенной теории и фразеологии, правилами общежития и всякими другими уловками, в которых гои ничего не смыслят, принадлежит также к специальностям нашего административного ума, воспитанного на анализе, наблюдении, на таких тонкостях соображений, в которых у нас нет соперников, как нет и в составлении планов политического действия и солидарности. Одни иезуиты могли бы в этом с нами сравняться, но мы их сумели дискредитировать в глазах бессмысленной толпы как организацию явную, сами со своей тайной организацией оставшись в тени. Впрочем, не все ли равно для мiра, кто будет его владыкой – глава ли католичества или наш деспот Сионской крови?! Нам-то, избранному народу, это далеко не все равно.

 

Причина невозможности соглашений между государствами.

 

   Временно с нами могли бы справиться всемирная коалиция гоев; но с этой стороны мы обеспечены теми глубокими корнями разлада между ними, которых уже вырвать нельзя. Мы противопоставили друг другу личный и национальные расчеты гоев, религиозные и племенные ненависти, выращенные нами в их сердцах в продолжении двадцати веков. Благодаря всему этому, ни одно государство не встретит ниоткуда поддержки своей протянутой руке, ибо каждый должен думать, что соглашение против нас невыгодно ему самому. Мы слишком сильны – с нами приходится считаться. Державы даже небольшого частного соглашения не могут составить без того, чтобы к нему не были причастны тайно* мы.

 

   * Теперь уже не тайно, а явно. Кто открыто стоит во главе европейских правительств? Евреи: в Австрии премьер Эренталь; в Германии – Бетман Гольвег; в Италии – Луццати и мэр Рима, Натан, - все евреи. Даже у нас в России еврей Слиозберг состоит юрисконсультом Министерства вн. дел.

 

Предызбранничество евреев.

 

   Per Me reges regnant – «через Меня царствуют Цари». А пророками нам сказано, что мы избраны Самим Богом на царство над всею землею. Бог нас наградил гением, чтобы мы могли справиться со своею задачею. Будь гений у противного лагеря, он бы еще поборолся с нами, но пришелец не стоит старого обывателя: борьба была бы между нами беспощадной, какой не видывал еще свет. Да и опоздал бы гений их.

 

Золото – двигатель государственных механизмов.

 

   Все колеса государственных механизмов ходят воздействием двигателя, находящегося в наших руках, а двигатель этот – золото. Измышленная нашими мудрецами наука политической экономии давно указывает царский престиж за капиталам.

 

Монополии в торговле и промышленности.

 

   Капитал, для действий без стеснений, должен добиться свободы для монополии промышленности и торговли, что уже и приводится в исполнение незримой рукой во всех частях света. Такая свобода даст политическую силу промышленникам, а это послужит к стеснению народа. Ныне важнее обезоружить народы, чем их вести на войну; важнее пользоваться разгоревшимися страстями в нашу пользу, чем их заливать; важнее захватить и толковать чужие мысли по-своему, чем их изгонять.

 

Значение критики.

 

   Главная задача нашего правления состоит в том, чтобы ослабить общественный ум критикой, отучить от размышлений, вызывающих отпор, отвлечь силы ума на перестрелку пустого красноречия.

 

«Показные» учреждения.

 

   Во все времена народы, как и отдельные лица, принимали слово за дело, ибо они удовлетворяются показным, редко замечая, последовало ли на общественной почве за обещанием исполнение. Поэтому мы установим показные учреждения, которые будут красноречиво доказывать свои благодеяния прогрессу.

 

Переутомление от витийства.

 

   Мы присвоим себе либеральную физиономию всех партий, всех направлений и снабдим ею же ораторов, которые бы столько говорили, что привели бы людей к переутомлению от речей, к отвращению от ораторов

 

Как взять в руки общественное мнение?

 

   Чтобы взять общественное мнение в руки, надо его поставить в недоумение, высказывая с разных сторон столько противоречивых мнений и до тех пор, пока гои не затеряются в лабиринте их и не поймут, что лучше всего не иметь никакого мнения в вопросах политики, которых обществу не дано ведать, потому что ведает их лишь тот, кто руководит обществом. Это первая тайна.

   Вторая тайна, потребная для успеха управления, заключается в том, чтобы настолько размножить народные недостатки – привычки, страсти, правила общежития, чтобы никто в этом хаосе не мог разобраться и люди вследствие этого перестали бы понимать друг друга. Эта мера нам еще послужит к тому, чтобы посеять раздор во всех партиях, разобщить все коллективные силы, которые еще не хотят нам покориться, обескуражить всякую личную инициативу, могущую сколько-нибудь мешать нашему делу.

 

Значение личной инициативы.

 

   Нет ничего опаснее личной инициативы: если она гениальна, она может сделать более того, что могут сделать миллионы людей, среди которых мы посеяли раздор. Нам надо направить воспитание гоевских обществ так, чтобы перед каждым делом, где нужна инициатива, у них опускались бы в безнадежном бессилии руки. Напряжение, происходящее от свободы действий, расслабляет силы, встречаясь с чужой свободой. От этого происходят тяжелые нравственные толчки, разочарования, неудачи.

 

Сверхправительство.

 

   Всем этим мы так успокоим гоев, что вынудим их предложить нам международную власть, по расположению своему могущую без ломки всосать в себя все государственные силы  мiра и образовать Сверхправительство*. На место современных правителей мы поставим страшилище, которое будет называться Сверхправительственной администрацией. Руки его будут протянуты во все стороны, как клещи, при такой колоссальной организации, что она не может не покорить всех народов.

 

* То, которое у Соловьева названо «союзным советом, всемирной управой» (Comitè permanent universel).

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 6

 

 

Монополии; зависимость от них «гоевских» состояний.

 

   Скоро мы начнем учреждать громадные монополии* – резервуары колоссальных богатств, от которых будут зависеть даже крупные гоевские состояния настолько, что они потонут вместе с кредитом государств на другой день после политической катастрофы…

   Господа экономисты, здесь присутствующие, взвесте-ка значение этой комбинации!..

   Всеми путями нам надо развивать значение нашего Сверхправительства, представляя его покровителем всех нам добровольно покоряющихся.

 

   * Это уже приводится к исполнению в России. У всех на глазах сахарный синдикат, негласные – нефтяной (Нобель, Ротшильд и др.), хлебный (евреи), рыбный (евреи и армяне); синдикаты Продамет, Продуголь и т.д. и т.д. Приводим здесь выписку из № 13688 «Нового времени» от 22 апреля 1914 года.

   «Урожай на … синдикаты. С душевным прискорбием приходится опять отметить дальнейший пышный рост синдикатских организаций. Русский потребитель, почти каждый день узнает о новом «мощном» соглашении в какой-нибудь отрасли промышленности. Узнает он потому, что, придя покупать товар, слышит, что цена «повысилась», вернее повышена на копеечку-другую. Копеечку берет себе громадный синдикат, копеечку набавляет, пользуясь случаем, молочный торговец. Ведь спички стоят 10 коп. десяток, за коробку лавочник берет копейку, если же «синдикат» наложит в дань в две копейки, то при цене 12 коп. десяток, коробку продают за 2 коп. Кошке смех, а мышке слезки…

   На последних днях получено известие о синдикате ситцевых фабрик. Синдикат этот охватывает значительное количество промышленных предприятий и, должно быть, отразится на ценах товаров, наиболее нужных крестьянскому потреблению. Сегодня узнаем о новом «объединении» фабрикантов вазелинового масла. Это последнее объединение интересно тем, что проектируется внутри страны предложение ограничить, цены продукта предложено повысить, а вывоз усилить по дешевым ценам… Как видно, синдикаты у нас стали явлением стихийным, бурный рост которых не под силу остановить власть имущим… А может быть выищется какой-нибудь новый Илья Муромец, который встанет во главе соответственного министерства и сломает злую силу Змея Горыныча – нынешних полновластных синдикатчиков, наложивших дань на всех русских обывателей?

Экономист».

 

Обезземеление аристократии.

 

   Аристократия гоев, как политическая сила, скончалась – с нею нам нечего считаться; но, как территориальная владелица, она для нас вредна тем, что может быть самостоятельна в источниках своей жизни. Нам надо поэтому ее во что бы то ни стало обезземелить*.

 

   * Она уже обезземелена.

 

Задолженность земли.

 

   Для этого лучший способ заключается в увеличении  земельных повинностей – в задолженности земли. Эти меры задержат землевладение в состоянии безусловной приниженности. Наследственно не умеющие довольствоваться малым, аристократы гоев прогорят быстро.

 

Торговля, промышленность и спекуляция.

 

   В то же самое время надо усиленно покровительствовать торговле и промышленности, а главное, - спекуляции*, роль которой заключается в противовесе промышленности: без спекуляции промышленность умножит частные капиталы и послужит к поднятию земледелия, освободив землю от задолженности, установленной ссудами земельных банков. Надо, чтобы промышленность высосала из земли и руки, и капиталы и через спекуляцию передала бы в наши руки все мировые деньги, и тем самым выбросила бы всех гоев в ряды пролетариев. Тогда гои преклонятся перед нами, чтобы только получить право на существование. 

 

   * Это совершили Витте и его последователи.

   3 декабря 1910 года в № 297-м «Московских Ведомостей» напечатана статья «Рабочее движение в Западной Европе». Привожу здесь из нее следующую выдержку: «… Вообще, основною причиной всех столкновений последнего времени является заработная плата – рабочие усиленно добиваются повышения ее. Это требование иногда прикрывается другими мотивами, как, например, новыми способами исчисления заработка; но все столкновения сводятся к увеличению получаемого рабочими вознаграждения. В железнодорожной забастовке во Франции прямо было поставлено требование, чтобы минимальный заработок железнодорожных служащих был повышен с 4 до 5 франков в день. Не касаясь вопроса, насколько осуществимы эти требования, остановимся на той причине, которою они обусловливаются.

   Во всех государствах Западной Европы наблюдается за последние годы значительное воздорожание предметов потребления. Об этом свидетельствует и так называемый «Index number». Но этот «Index» входят весьма разнообразные предметы, имеющие далеко не одинаковое значение для потребления, как например, хлеб, железо, шелк, табак и т.п., в то время как одни оказываются существенно-необходимыми, другие являются лишь роскошью. Во-вторых, «Index number» представляет не средние цены известного периода, а приурочиваются лишь к известным срокам; поэтому его показания могут отражать случайные колебания цен. Вследствие этого берем по официальной статистике Германии (Statistisches Jahrbuch fur das Deutshe Reich 1910) среднегодовые цены наиболее важных товаров: ржаной муки, пшеничной муки, свинины и баранины, и выводим из них средние цены по двум пятилетиям – с 1899 по 1904 и с 1905 по 1909 год. Оптовые цены этих товаров в Берлине определялись следующими размерами (в марках за метрический центнер):

 

 

1899-1904

1905-1909

Повышение

 

5

5

в %

Мука ржаная

18,7

22,8

19 %

Мука пшеничная

22,5

26,9

19 %

Свинина

104,8

124,3

19 %

Баранина

121,0

141,5

19 %

 

Получается изумительное совпадение, что цены этих наиболее необходимых продовольственных припасов повысились во втором пятилетии против первого пятилетия одинаково на 19 %.

   Газета изумляется такому совпадению.

   Протокол № 6 Сионских мудрецов не рассеет ли ее недоумения?»

   Прилагаемая справка («Маленькая Газета», № 200) показывает, с какою поистине сатанинской жестокостью план этот приводится в исполнение во дни разгоревшейся всемирной войны-бойни.

 

«Рост цен.

 

   Согласно недавнего срочного запроса министерства внутренних дел губернаторам о росте цен на предметы продовольствия, цены эти выросли так:

 

 

1 пуд

стоил в

июле 1914 г.

Стоит

в июле 1916 г.

Возрос

в %%

Мука пшеничная                 

2.40

4.40

83.3

Овес

0.82

1.70

83.0

Пшено

1.50

3.00

100.0

Гречневая крупа

1.75

5.60

220.0

Картофель

0.80

1.60

100.0

Масло

20.00

48.00

240.0

Мыло

5.60

18.00

221.4

Миткаль

0.13

00.30

130.0

Дрова

45.00

155.00

244.5

Мясо

7.20

13.40

86.1

 

   Есть о чем задуматься и подумать каждому серьезно».

 

   Отечественные «ученые» и вся повременная печать пытается, и не без успеха, уверить всех, кому они «делают голову», то есть всех питающихся печатными мыслями, что у нас такой невероятный подъем цен происходит от обстоятельств военного времени, от чрезмерного обилия бумажных денег и частью от так называемых «мародеров тыла». Но чем объяснят «ученые» такую газетную обмолвку, которую проглядела редакция «Нового Времени» в субботнем приложении к № 14546-му своей газеты и, не заметив ее прикровенного смысла, пустила в обращение между своими читателями?

 

«Современный Нью-Йорк

 

   Небывалое, почти комическое положение создалось в настоящее время в Америке. Американцы жалуются, что страна их затоплена золотом. Нью-Йорк, являющийся теперь мировым финансовым центром, богатеет не по дням, а по часам, люди буквально захлебываются от золота, не знают, куда его девать, как тратить. Дело дошло до того, что правительство поощряется в выдумках, что бы такое закупить в Англии и Франции, чтобы избавить страну хоть немного от наводнения золотом. Перед каждым новым платежом союзников за военные заказы, который сулит новые золотые горы, в Америке поднимается стон. Дело в том, что этот приток золота повышает стоимость жизни до огромных размеров; людям среднего достатка жизнь в Америке становится не по карману, там за последние два года потеряли счет деньгам, богатства страны возросли чудовищно. В Нью-Йорк стекаются богачи всего мiра, за последнее время иммигрирует особенно много таких богачей из Германии, очевидно предусмотрительно вывозящих свои капиталы из пределов обреченной родины.

   Любопытную картину современного Нью-Йорка дают американские журналисты: в Нью-Йорке так много денег, говорят они, что богатство начинает угнетать страну. Прошло время, когда у нас наперечет знали всех миллиардеров, - в настоящее время их так много, что имена их никому не известны. Знаменитая 5-я авеню, улица миллиардеров, за последние два года застроилась множеством новых великолепных дворцов, перед которыми померкли дома Асторов и Вандербильдов. Здесь поселились многочисленные «новые богачи». Большинство их – элемент пришлый, никому не ведомый. Вся жизнь идет по-новому, каким-то ускоренным и веселым темпом. Явно ощущается «запах денег». Никогда рестораны не были так переполнены публикой, никогда не слышалось столько музыки, даже народу на улицах никогда не было так много, и уж, во всяком случае, не было таких умопомрачительных туалетов и бриллиантов. С утра в городе начинается праздник: веселая шумная толпа переполняет улицы, парки, магазины; нельзя не поддаться общему тону опьянения и веселья. Как бы по молчаливому уговору, все бедно одетые и грустные люди избегают появляться на центральных улицах, чтоб не нарушить общего настроения. В Нью-Йорке теперь просто-напросто «неудобно», по выражению американского журнала, быть бедным. Вечером все гостиницы и рестораны наполняются обедающей публикой, последняя мода не признает системы домашнего стола, и часов в семь вечера вереницы автомобилей везут мужчин в цилиндрах и фраках и дам в вечерних туалетах по разным ресторанам. Количество таких мужчин и дам до того велико, что создается впечатление, будто буквально весь город принимает в этом участие. Во всяком случае, такой картины не наблюдалось никогда ни в Париже, ни в Лондоне.

   Недавно популярный американский «Harper’s Magazine" горько оплакивал падение вкуса в Америке и вульгарность жадной до зрелищ публики: в 2 часа ночи, во время второй годовщины ужасающей войны, когда невольно думалось о гуле орудий под Верденом, в одном ресторане в Нью-Йорке после блестящего дивертисмента, на сцене появилась группа женщин, одетых в костюмы сестер милосердия Красного Креста, которые принялись отплясывать непристойные танцы под громкие знаки одобрения публики. «Нельзя не заметить, - говорит журнал, - что сцена эта не делает чести вкусам и требованиям посетителей ресторана». Вообще отмечается некоторое огрубление нравов, как последствие массового обогащения и стремления проживать свои деньги. Оказывается, что и это далеко не так легко, как кажется: там, где приходится тратить уже не тысячи, а миллионы, требуется большая фантазия и изобретательность. Сначала строят себе дворцы, загородные виллы, покупают бриллианты, но миллионы все прибывают и прибывают… Приходится задумываться… Нью-йоркские газеты поведали недавно, что отец одной барышни, дававший для нее бал в своем загородном дворце, послал два экстренных поезда за гостями в Нью-Йорк. Другой образчик фантазии, тоже фигурировавший в газетах, был таков: миллионер потребовал внезапно свой личный автомобиль, но к досаде своей узнал, что жена его отправила в этом автомобиле свою канарейку к ветеринару. Тогда миллионер в тот же день приобрел особый автомобиль для канарейки и велит ежедневно катать эту птицу в «собственном» автомобиле на потеху всем знакомым и журналистам.

   Нужно отдать справедливость, что далеко не все миллиардеры похожи на этих саврасов, и многие из них живут сравнительно просто и скромно, посвящая себя благотворительности. Но война породила новую плеяду новых богачей, свободных от всех благородных традиций недавнего прошлого»

   Чтобы не получить упрека в тенденциозности, нижеследующую фотографию с натуры мы берем из «Биржевых Ведомостей», газеты, которую ни один еврей не может обвинить в «человеконенавистничестве», тем более, что издается она евреем же, Проппером. В № 15372-м названной газеты было помещено письмо из Нью-Йорка некоего А. Коральника (судя по фамилии, еврей) под заглавием «Радующийся третий». Вот что изображено было в этой статье:

   «Нью-Йоркские старожилы говорят, что никогда еще в Нью-Йорке не праздновали так шумно, весело, бесшабашно и богато конец старого (1915-го) года и начало нового, как в этом году. Никогда и нигде, ни в одной столице нашей старой, милой Европы я не видал подобных праздников, подобного чествования отходящего, умирающего года. Накануне нового года «Wall Street» - центр американских финансов, т.е., артерия, золотая жила Америки, а, может быть, в ближайшем будущем и всего мiра, эта улица бешеных спекуляций, этот узкий коридор, ведущий в храм Золотого тельца, - плясала.

   В два часа дня, когда биржа закрылась, из здания биржи вышли биржевики, джентльмены во фраках и с цилиндрами на голове, джентльмены англо-саксонской, кельтской, германской, еврейской крови, - откормленные, сытые, самодовольные, с блуждающим огоньком авантюристов в умных, зорких глазах, - вышли на улицу, взяли друг друга за руки и пошли в пляс. К ним присоединились и другие менее «джентльменские» служащие. И все они отплясывали танец золота. А вечером весь город праздновал «Broadway» - «Широкая улица», Нью-Йоркский проспект, был освещен миллионами электрических лампочек, во всех ресторанах гремела музыка, все столики были заняты, все увеселительные заведения были переполнены, всякое место бралось с бою за бешеные деньги – в иных шикарных ресторанах столик обходился в 500 долларов. Нью-Йорк провожал 1915-й год благодарственно и торжественно. И было за что. Это был год небывалого «рекорда», фантастического роста американской промышленности, исполинского скачка всей американской хозяйственной жизни… В 1915 году ввоз золота в Америку равнялся 438.291.014 долларам, а вывоз – 23.736.670.  Германская торговля уничтожена, английский вывоз уменьшился почти вдвое, а Америка торжествует на развалинах. Однако, любопытно то, что это благоденствие весьма мало замечено в стране. Несмотря на могучий приток золота, благосостояние широких масс рабочих и среднего класса не только не повысилось, но как будто, даже понизилось. Среди рабочих вы слышите постоянные жалобы на безработицу, низкие заработки, трудную, тяжелую жизнь и страшную дороговизну. Со всех сторон жалуются на плохие времена. Только одна биржа ликует, только «Wall-Street» пирует победу, ибо этот год принес богатство исключительно биржевикам и спекулянтам, счастливым владетелям акций стальных трестов и амуниционных фабрик. Люди становились за ночь миллионерами. Играли наверняка, без риска и без страха. Волна повышения все росла и росла, и, как будто, нет предела ее росту. Разве только конец войны положит ему предел. Тогда, может быть, наступит реакция, а пока что – «Wall-Street» пирует и отплясывает танец золота и крови… Война превратила Америку в страну финансов, капитала, банков мiра… Капитал консервативен, осторожен, имеет аристократические тенденции. В царстве финансов не может быть «неограниченных возможностей». Кастовый дух исключает «Opportunities», исключает и рост демократий. И если знамения не обманывают, Америка идет по этому пути, а, может быть, уже и дошла. В Америке теперь только и говорят, что о «praeparednes», готовности, обороне страны, военной подготовке народа, сооружения огромной армии, судостроительстве, наконец, о всеобщей воинской повинности и милитаризации народа на швейцарский лад. Говорит об этом «Wall-Street» - народившаяся капиталистическая олигархия, правящая страной»…

   Такова статья. Надо ли говорить, к какой национальности, по преимуществу, принадлежит эта «новая капиталистическая олигархия, правящая Америкой»?

   Вот где они «мародеры тыла», настоящие, а не бутафорские, не мелкие сошки, а заправилы всей международной политики и истинные виновники как безумного подъема цен, так и всей совершающейся мировой катастрофы. Хотя они и не в одной только далекой от нас Америке, есть они и вблизи нас, но они вне пределов человеческой досягаемости, - человеческой, конечно, но не Божьей.         

 

Роскошь.

 

      Для разорения гоевской промышленности мы пустим в подмогу спекуляции развитую нами среди гоев сильную потребность в роскоши, всепоглощающей роскоши.

 

Подъем заработной платы и вздорожание предметов первой необходимости.

 

   Поднимем заработную плату, которая, однако, не принесет никакой пользы рабочим, ибо одновременно мы произведем вздорожание предметов первой необходимости, якобы от падения земледелия и скотоводства;

 

Анархизм и пьянство.

 

да, кроме того мы искусно и глубоко подкопаем источники производства, приучив рабочих к анархии и спиртным напиткам и приняв вместе с этим все меры к изгнанию с земли всех интеллигентных сил гоев.

 

Тайный смысл пропаганды экономических теорий.

 

   Чтобы истинная подкладка вещей не стала заметна гоям раньше времени, мы ее прикроем якобы стремлением послужить рабочим классам и великим экономическим принципам, о которых ведут длительную пропаганду наши экономические теории.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 7

 

 

Цель напряжения вооружений

 

   Напряжение вооружений, увеличение полицейского штата – это все суть необходимые пополнения вышеуказанных планов. Необходимо достичь того, чтобы, кроме нас, во всех государствах были только массы пролетариата, несколько преданных нам миллионеров, полицейские и солдаты.

 

Брожения, раздоры и вражда во всем мире.

 

   Во всей Европе, а с помощью ее отношений и на других континентах мы должны создать брожения, раздоры и вражду. В этом двоякая польза: во-первых, этим мы держим в решпекте все страны, хорошо ведающие, что мы, по желанию, властны произвести беспорядки или водворить порядок. Все эти страны привыкли видеть в нас необходимое давление; во-вторых, интригами мы запутаем все нити, протянутые нами во все государственные кабинеты политикой, экономическими договорами или долговыми обязательствами. Для достижения этого нам надо вооружиться большою хитростью и пронырливостью во время переговоров и соглашений, но в том, что называется «официальным языком», мы будем держаться противоположной тактики и будем казаться честными и сговорчивыми. Таким образом, народы и правительства гоев, которых мы приучили смотреть только на показную сторону того, что мы им представляем, примут нас еще за благодетелей и спасителей рода человеческого.

 

Обуздание противодействия «гоев» войнами и всеобщей войной.

 

   На каждое противодействие мы должны быть в состоянии ответить войной с соседями той стране, которая осмелилась нам противодействовать, но если и соседи эти задумают стать коллективно против нас, то мы должны дать отпор всеобщей войной.

 

Тайна – успех политики.

 

   Главный успех в политике заключается в тайне ее предприятий: слово не должно согласоваться с действиями дипломата.

 

Пресса и общественное мнение.

 

   К действиям в пользу широко задуманного нами плана, уже близящегося к вожделенному концу, мы должны вынуждать гоевские правительства якобы общественным мнением, втайне подстроенным нами при помощи так называемой «великой державы» - печати, которая, за немногими исключениями, с которыми считаться не стоит, вся уже в наших руках.

 

Американские, китайские и японские пушки.

 

   Одним словом, чтобы резюмировать нашу систему обуздания гоевских правительств в Европе, мы одному из них покажем свою силу покушениями, то есть террором, а всем, если допустить их восстание против нас, мы ответим американскими, или китайскими, или японскими пушками*.

 

   * Всеобщая война уже разразилась; громы японских пушек мы слышали; американскую помощь японцам деньгами и Портсмутским миром мы видели. Не видали еще открытого совместного действия Китая, Америки и Японии; но по некоторым признакам можно предвидеть и такую коалицию.

   P.S. Прошу заметить, что «Протоколы» были в моих руках ранее Русско-японской войны.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 8

 

 

Двусмысленное пользование юридическим правом.

 

   Мы должны заручиться для себя всеми орудиями, которыми наши противники могли бы воспользоваться против нас. Мы должны будем выискивать в самых тонких выражениях и загвоздках правового словаря оправдания для тех случаев, когда нам придется произносить решения, могущие показаться непомерно смелыми и несправедливыми, ибо эти решения важно выразить в таких выражениях, которые казались бы высшими нравственными правилами правового характера.

 

Сотрудники масонского правления.

 

   Наше правление должно окружать себя всеми силами цивилизации, среди которых ему придется действовать.

 

Особые школы и сверхобразовательное воспитание.

 

Оно окружит себя публицистами, юристами-практиками, администраторами, дипломатами и, наконец, людьми, подготовленными особым сверхобразовательным воспитанием в наших особых школах. Эти люди будут ведать все тайны социального быта, они будут знать все языки, составленные  политическими буквами и словами; они будут ознакомлены со всей подкладочной стороной человеческой натуры, со всеми ее чувствительными струнами, на которых им надо будет уметь играть. Струны эти – строение умов гоев, их тенденции, недостатки, пороки и качества, особенности классов и сословий. Понятно, что гениальные сотрудники нашей власти, о которых я веду речь, будут взяты не из числа гоев, которые привыкли использовать свою административную работу, не задаваясь мыслью, чего ею надо достигнуть, не думая о том, на что она нужна. Администраторы гоев подписывают бумаги, не читая их, служат же из корысти или честолюбия.

 

Экономисты и миллионеры.

 

   Мы окружим свое правительство целым миром экономистов. Вот отчего экономические науки составляют главный предмет преподавания евреям. Нас будет окружать целая плеяда банкиров, промышленников, капиталистов, а главное, миллионеров, потому что, в сущности, все будет разрешено вопросом цифр*.

 

   * Какое поистине ужасное ожидает разочарование все эти адские планы, когда исполнится предвидение преп. Ефремом Сирином время и «небо не захочет дать дождя, а земля – ни жатвы, ни плодов»!

 

Кому поручать ответственные посты в правительстве?

 

   На время, пока еще будет безопасно вручить ответственные посты в государствах нашим братьям евреям*, мы их будем поручать лицам, прошлое  и характер которых таковы, что между ними и народом легла пропасть, таким людям, которым в случае непослушания нашим предписаниям остается ждать или суда, или ссылки – сие для того, чтобы они защищали наши интересы до последнего своего издыхания.

 

   * Теперь, видимо, стало безопасно.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 9

 

 

Применение масонских принципов в деле перевоспитания народов.

 

   Применяя наши принципы, обращайте внимание на характер народа, в стране которого вы будете находиться и действовать; общее, одинаковое их применение ранее перевоспитания народа на наш лад не может иметь успеха. Но, шествуя в применении их осторожно, вы увидите, что не пройдет и десятка лет*, как самый упорный характер изменится, и мы зачислим новый народ в ряды уже покорившихся нам.

 

   * Министерство Витте находилось у власти немногим более 10 лет.

 

Масонский пароль.

 

   Слова либерального, в сущности, нашего масонского пароля – «свобода, равенство, братство», - когда мы воцаримся, мы заменим словами не пароля уже, а лишь идейности: «право свободы,  долг равенства, идеал братства» - скажем мы и… и поймаем козла за рога… De facto мы уже стерли всякое правление, кроме нашего, хотя de jure таковых еще много. Ныне, если какие-либо государства поднимают протест против нас, то это для формы и по нашему усмотрению и распоряжению, ибо их антисемитизм нам нужен для управления нашими меньшими братьями.

 

Значение антисемитизма.

 

   Не буду этого разъяснять, ибо это уже было предметом неоднократных наших бесед.

 

Диктатура масонства.

 

   В действительности для нас нет препятствий. Наше Сверхправительство находится в таких экстралегальных условиях, которые принято называть энергичным и сильным словом – диктатура. Я могу по совести сказать, что в данное время мы – законодатели, мы творим суд и расправу, мы казним и милуем, мы как шеф всех наших войск сидим на предварительном коне. Мы правим сильною волею, потому что у нас в руках осколки когда-то сильной партии, ныне покоренной нами. В наших руках неудержимые честолюбия, жгучие жадности беспощадной мести, злобные ненависти.

 

Террор. Кто служит масонству.

 

   От нас исходит всеохвативший террор. У нас в услужении люди всех мнений, всех доктрин: реставраторы монархии, демагоги, социалисты, коммунары и всякие утописты*. Мы всех запрягли в работу: каждый из них со своей стороны подтачивает последние остатки власти, старается свергнуть все установленные порядки. Этими действиями все государства замучены; они взывают к покою, готовы ради мира жертвовать всем; но мы не дадим им мира, пока они не признают нашего интернационального Свехправительства открыто, с покорностью.

   Народ завопил о необходимости разрешить социальный вопрос путем международного соглашения. Раздробление на партии предоставило их все в наше распоряжение, так как, для того чтобы вести соревновательную борьбу, надо иметь деньги, а они у нас.

 

   * Когда Наполеон I провозглашен был первым консулом, то одним из первых его действий было воззвание к евреям всего мира, приглашающее их встать под его знамена для восстановления еврейского государства в Палестине. По делу наших декабристов следствием было обнаружено, что главный руководитель и душа этого заговора – Пестель – в своем уставе декабристской организации «Союза Спасения», переименованного впоследствии в «Русскую Правду», включил проект о создании во владениях и на счет Турции нового Иудейского государства. Пестель полагал осуществить этот проект переселением в Малую Азию двух миллионов евреев, живущих в России и в Польше.

 

Разделение «зрячей» и «слепой» сил гоевских царств.

 

   Мы могли бы бояться соединения гоевской зрячей силы Царствующих со слепой силой народной, но нами приняты все меры против такой возможности: между тою и другой силой нами воздвигнута стена в виде взаимного между нами террора. Таким образом, слепая сила народа остается нашей опорой и мы, только мы будем ей служить руководителем и, конечно, направим ее к нашей цели.

 

Общение власти с народом.

 

   Чтобы рука слепого не могла освободиться от нашего руководства, мы должны по временам находиться в тесном общении с ним, если не лично, то через самых верных братьев наших. Когда мы будем признанной властью, то мы с народом будем беседовать лично, на площадях, и будем его учить по вопросам политики в том направлении, какое нами понадобится.

   Как проверить, что ему преподают в деревенских школах? А что скажет посланник правительства или сам Царствующий, то не может не стать известным всему государству, ибо быстро будет разнесено голосом народа.

 

Либеральный произвол.

 

   Чтобы не уничтожать раньше времени гоевских учреждений, мы коснулись их умелой рукой и забрали в свои руки концы пружин их механизма. Пружины эти были в строгом, но справедливом порядке, а мы его заменили либеральным беспорядочным произволом. Мы затронули юрисдикцию, выборные порядки, печать, свободу личности, а главное образование и воспитание, как краеугольные камни свободного бытия.

 

Ложные теории.

 

   Мы одурачили, одурманили и развратили гоевскую молодежь посредством воспитания в заведомо для нас ложных, но нам внушенных принципах и теориях.

 

Толкование законов.

 

   Сверх существующих законов, не изменяя их существенно, а лишь исковеркав их противоречивыми токованиями, мы создали нечто грандиозное в смысле результатов. Эти результаты выразились сначала в том, что толкования замаскировали законы, а затем и совсем закрыли их от взоров правительств невозможностью ведать такое запутанное законодательство.

   Отсюда – теория суда совести.

 

Метрополитеновые ходы.

 

   Вы говорите, что на нас поднимутся с оружием в руках, если раскусят в чем дело раньше времени; но для этого у нас на западе такой терроризирующий маневр, что самые храбрые души дрогнут: метрополитеновые подземные ходы*-коридоры будут к тому времени проведены во всех столицах, откуда они будут взорваны со всеми организациями и документами стран.

 

   * В России, в столицах, эти подземные трамвайные ходы еще не устроены, но попытки «международного» комитета их устроить в Петербурге и Москве уже были.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 10

 

 

«Показное» в политике.

 

   Сегодня начинаю с повторения уже сказанного и прошу вас помнить, что правительства и народы в политике довольствуются показным. Да и где им разглядывать подкладку вещей, когда их представителям важнее всего веселиться. Для нашей политики весьма важно ведать эту подробность: она нам поможет при переходе к обсуждению разделения власти, свободы слова, прессы, религии (веры), права ассоциации, равенства перед законом, неприкосновенности собственности, жилища, налога (идея о скрытом налоге), обратной силы законов. Все эти вопросы таковы, что их прямо и открыто для народа не следует никогда касаться. В тех случаях когда необходимо их коснуться, надо не перечислять их, а заявлять без подробного изложения, что принципы современного права признаются нами. Значение этого умолчания заключается в том, что неназванный принцип оставляет нам свободу действий исключать то или другое из него неприметно; при перечислении же их они являются все как бы уже дарованными.

 

«Гениальность» подлости.

 

   Народ питает особую любовь и уважение к гениям политической мощи и на все их насильственные действия отвечает: подло-то подло, но ловко!.. фокус, но как сыгран, сколь величественно, нахально!..

   Мы рассчитываем привлечь все нации к работе возведения нового фундаментального здания, которое нами проектировано. Вот почему нам прежде всего необходимо запастись и заручиться той прямо бесшабашной удалью и мощью духа, которая в лице наших деятелей сломит все препятствия на нашем пути.

 

Что обещает масонский государственный переворот?

 

   Когда мы совершим наш государственный переворот, скажем тогда народам: «Все шло ужасно плохо, все исстрадались. Мы разбиваем причины ваших мук: народности, границы, разномонетность. Конечно, вы свободны произнести над нами приговор, но разве он может быть справедливым, если он будет вами утвержден прежде, чем испытаете то, что мы вам дадим…» Тогда они нас вознесут и на руках понесут в единодушном восторге надежд и упований. Голосование, которое мы сделали орудием нашего воцарения, приучив к нему даже самые мелкие единицы из числа членов человечества сопоставлением групповых собраний и соглашений, отслужит свою службу и сыграет на этот раз свою последнюю роль единогласием в желании ознакомиться с нами поближе прежде, чем осудить.

 

Всеобщее голосование.

 

   Для этого нам надо привести всех к голосованию, без различия классов и ценза, чтобы установить абсолютизм большинства, которого нельзя добиться от интеллигентных цензовых классов

 

Самозначение.

 

   Таким порядком приучив всех к мысли о самозначении, мы сломаем значение гоевской семьи и ее воспитательную цену, устраним выделение индивидуальных умов, которым толпа, руководимая нами, не даст ни выдвинуться, ни даже высказаться: она привыкла слушать только нас, платящих ей за послушание и внимание. Этим мы создадим такую слепую мощь, которая никогда не будет в состоянии никуда двинуться, помимо руководства наших агентов, поставленных нами на место ее лидеров.

 

Лидеры масонства.

 

   Народ подчинится этому режиму, потому что будет знать, что от этих лидеров будут зависеть заработки, подачки и получения всяких благ.

 

Гениальный руководитель масонства.

 

   План управления должен выйти готовым из одной головы, потому что его не скрепишь, если допустить его раздробление на клочки в многочисленных умах. Поэтому нам можно ведать план, но не обсуждать его, чтобы не нарушить его гениальности, связи его составных частей, практической силы тайного значения каждого его пункта. Если обсуждать и изменять подобную работу многочисленным голосованием, то она понесет на себе печать всех умственных недоразумений, не проникших в глубину и связь ее замыслов. Нам нужно, чтобы наши планы были сильны и целесообразно задуманы. Поэтому нам не следует бросать гениальной работы нашего руководителя на растерзание толпы или даже ограниченного общества.

   Эти планы не перевернут пока вверх дном современных учреждений. Они только заменят их экономию, а следовательно, всю комбинацию их шествия, которое, таким образом, направится по намеченному в наших планах пути.

  

Учреждения и их функции.

 

   Под разными названиями во всех странах существует приблизительно одно и то же. Представительство, Министерство, Сенат, Государственный совет, Законодательный и Исполнительный корпус. Мне не нужно пояснять вам механизма отношений этих учреждений между собою, так как вам это хорошо известно; обратите только внимание на то, что каждое из названных учреждений отвечает какой-либо важной государственной функции, причем прошу вас заметить, что слово «важный» я отношу не к учреждению, а к функции, следовательно, не учреждения важны, а важны функции их. Учреждения поделили между собою все функции управления – административную, законодательную, исполнительную, поэтому они стали действовать в государственном организме, как органы в человеческом теле. Если повредим одну часть в государственной машине, государство заболеет, как человеческое  тело и… умрет.

 

Конституция – школа партийных раздоров.

Республиканская эра. Президенты – креатура масонства.

 

   От либерализма родились конституционные государства, заменившие спасительное для гоев Самодержавие, а конституция, как вам хорошо известно, есть не что иное, как школа раздоров, разлада, споров, несогласий, бесплодных партийных тенденций – одним словом, школа всего того, что обезличивает деятельность государства. Трибуна не хуже прессы приговорила правителей к бездействию и к бессилию и тем сделала их ненужными, лишними, отчего они и были во многих странах свергнуты. Тогда стало возможным возникновение республиканской эры, и тогда мы заменили правителя карикатурой правительства – президентом, взятым из толпы,  из среды наших креатур, наших рабов. В этом было основание мины, подведенной нами под гоевский народ или, вернее, под гоевские народы.

 

Ответственность президентов.

 

   В близком будущем мы учредим ответственность президентов.

   Тогда мы уже не станем церемониться в проведении того, за что будет отвечать наша безличная креатура. Что нам до того, если разредеют ряды стремящихся к власти, что наступят замешательства от ненахождения президентов, замешательства, которые окончательно дезорганизуют страну…

 

«Панама». Роль палаты депутатов и президента.

 

   Чтобы привести наш план к такому результату, мы будем подстраивать выборы таких президентов, у которых в прошлом есть какое-нибудь нераскрытое темное дело, какая-нибудь «панама» - тогда они будут верными исполнителями наших предписаний из боязни разоблачений и из свойственного всякому человеку, достигшему власти, стремления удержать за собою привилегии, преимущества и почет, связанный со званием президента. Палата депутатов будет прикрывать, защищать, избирать, президентов, но мы у нее отнимем право предложения законов, их изменения, ибо это право будет нами предоставлено ответственному президенту, кукле в руках наших. Конечно, тогда власть президента станет мишенью для всевозможных нападок, но мы ему дадим самозащиту в праве обращения к народу, к его решению помимо его представителей, то есть к тому же нашему слепому прислужнику – большинству из толпы. Независимо от этого мы предоставим президенту право объявления военного положения. Это последнее право мы будем мотивировать тем, что президент как шеф всей армии страны должен иметь ее в своем распоряжении на случай защиты новой республиканской конституции, на защиту которой он имеет право как ответственный представитель этой конституции.

 

Масонство законодательная сила.

 

   Понятно, при таких условиях ключ от святилища будет находиться в руках наших, и никто, кроме нас, не будет уже руководить законодательной силой.

 

Новая республиканская конституция.

 

   Кроме того, мы отнимем у Палаты с введением новой республиканской конституции права запроса о правительственных мероприятиях под предлогом сохранения политической тайны, да помимо того новой конституцией мы сократим число представителей до минимума, чем сократим настолько же политические страсти и страсть к политике. Если же они, паче чаяния, возгордятся и в этом минимуме, то мы их сведем на нет воззванием и обращением ко всенародному большинству…

   От президента будет зависеть назначение президентов и вице-президентов Палаты и Сената. Вместо постоянных сессий парламентов мы сократим их заседания до нескольких месяцев. Кроме того, президент как начальник исполнительной власти будет иметь право собрать или распустить парламент и в случае роспуска, протянуть время до назначения нового парламентского собрания. Но, чтобы последствия от всех этих, по существу, беззаконных действий не пали на установленную нами ответственность президента преждевременно для наших планов, Мы дадим министрам и другим окружающим президента чиновникам высшей администрации мысль обходить его распоряжения собственными мерами, за что и подпадать под ответственность вместо него… Эту роль мы особенно рекомендуем давать для исполнения Сенату, Государственному совету или Совету министров, а не отдельному лицу.

   Президент будет по нашему усмотрению толковать смысл тех из существующих законов, которые можно истолковать различно; к тому же он будет аннулировать их, когда ему нами будет указана в том надобность; кроме того, он будет иметь право предлагать временные законы и даже новое изменение правительственной конституционной работы, мотивируя как то, так и другое требованиями высшего блага государства.

 

Переход к масонскому «самодержавию».

 

   Такими мерами мы получим возможность уничтожить мало-помалу, шаг за шагом, все то, что первоначально при вступлении нашем в наши права мы будем вынуждены ввести в государственные конституции для перехода к незаметному изъятию всякой конституции, когда наступит время превратить всякое правление в наше самодержавие.

 

Момент провозглашения «всемирного царя».

 

   Признание нашего самодержца может наступить и ранее уничтожения конституции: момент этого признания наступит, когда народы, измученные неурядицами и несостоятельностью правителей, нами подстроенную, воскликнут: «Уберите их и дайте нам одного всемирного царя, который объединил бы нас и уничтожил причины раздоров – границы национальности, религии, государственные расчеты, который дал бы нам мир и покой, которых мы не можем найти с нашими правителями и представителями».

 

Прививка болезней и прочие козни масонства.

 

   Но вы сами отлично знаете, что для возможности всенародного выражения подобных желаний необходимо беспрестанно мутить во всех странах народные отношения и правительства, чтобы переутомить всех разладом, враждою, борьбою, ненавистью и даже мученичеством, голодом, прививкою болезней*, нуждою, чтобы гои не вдели другого исхода, как прибегнуть к нашему денежному и полному владычеству…

   Если же мы дадим передышку народам, то желательный момент едва ли когда-нибудь наступит.

 

   * Отвергать это уже не стало теперь возможности: тому доказательство – процесс Бутурлина. Если русский доктор за деньги был способен привить смертельный яд своему пациенту, то ясно, что еврей способнее на это во много крат.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 11

 

 

   Государственный совет явится как подчеркиватель власти правителя: он как показная часть Законодательного корпуса будет как бы комитетом редакций законов и указов правителя.

 

Программа новой конституции.

 

   Итак, вот программа новой готовящейся конституции. Мы будем творить Закон, Право и Суд: 1) под видом предложений Законодательному корпусу, 2) указами президента под видом общих установлений, постановлений Сената и решения Государственного совета, под видом министерских постановлений, 3) а в случае наступления удобного момента – в форме государственного переворота.

 

Некоторые подробности предложенного переворота.

 

   Установив приблизительно modus agendi, займемся подробностями тех комбинаций, которыми нам остается довершить переворот хода государственных машин в вышесказанном направлении. Под этими комбинациями я разумею свободу прессы, право ассоциации, свободу совести, выборное начало и многое другое, что должно будет исчезнуть из человеческого репертуара и должно будет в корне изменено на другой день после провозглашения новой конституции. Только в этот момент нам возможно будет сразу объявить все наши постановления, ибо после всякое заметное изменение будет опасно – и вот почему: если это изменение проведено будет с суровой строгостью и в смысле строгости и ограничений, то оно может довести до отчаяния, вызванного боязнью новых изменений в том же направлении; если же оно произведено будет в смысле дальнейших послаблений, то скажут, что мы сознали свою неправоту, а это подорвет ореол непогрешимости новой власти, или же скажут, что испугались и вынуждены идти на уступки, за которые никто не будет благодарен, ибо будет их считать должными… То и другое вредно для престижа новой конституции. Нам нужно, чтобы с первого момента ее провозглашения, когда народы будут ошеломлены свершившимся переворотом, будут еще находиться в терроре и недоумении, они сознали, что мы так сильны, так неуязвимы, так исполнены мощи, что мы с ними ни в коем случае не будем считаться и не только не обратим внимания на их мнения и желания, но готовы и способны с непререкаемой властью подавить выражение и проявление их в каждый момент и на каждом месте, что мы всё сразу взяли, что нам было нужно, и что мы ни в каком случае не станем делиться с ними нашей властью… Тогда они из страха закроют глаза на все и станут ожидать, что из этого выйдет.

 

Гои – Бараны.

 

   Гои – баранье стадо, а мы для них волки. А вы знаете, что бывает с овцами, когда в овчарню забираются волки?..

   Они закроют глаза на все еще и потому, что мы им пообещаем вернуть все отнятые свободы после усмирения врагов мира и укрощения всех партий…

   Стоит ли говорить о том, сколько времени они будут ожидать этого возврата?..

 

Тайное масонство и его показные «ложи».

 

   Для чего мы придумали и внушили гоям всю эту политику, внушили, не дав им возможности разглядеть ее подкладку, для чего, как не для того, чтобы обходом достигнуть того, что не достижимо для нашего рассеянного племени прямым путем. Это послужило основанием для нашей организации тайного масонства, которого не знают, и целей, которых даже и не подозревают скоты гои, привлеченные нами в показную армию масонских лож, для отвода глаз их соплеменников.

   Бог* даровал нам , своему избранному народу, рассеяние, и в этой кажущейся для всех слабости нашей и сказалась вся наша сила, которая теперь привела нас к порогу всемирного владычества.

   Нам теперь немного уже остается достраивать на заложенном фундаменте.

 

   * Какой это «бог», читатель увидит из дальнейшего развития нашего очерка.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 12

 

 

Масонское толкование слова «свобода».

 

   Слова «свобода», которое можно толковать разнообразно, мы определяем так.

   Свобода есть право делать то, что позволяет закон. Подобное толкование этого слова в то время послужит нам к тому, что вся свобода окажется в наших руках, потому что законы будут разрушать или созидать только желательное нам по вышеизложенной программе.

  

Будущее прессы в масонском царстве.

 

   С прессой мы поступим следующим образом. Какую роль играет теперь пресса? Она служит пылкому разгоранию нужных нам страстей или же эгоистичным партийностям. Она бывает пуста, несправедлива, лжива, и большинство людей не понимает вовсе, чему она служит. Мы ее сделаем и возьмем в крепкие вожжи, то же сделаем и с остальной печатью, ибо какой смысл нам избавляться от нападков прессы, если мы останемся мишенью для брошюры и книги. Мы превратим ныне дорого стоящей продукт гласности, дорогой, благодаря необходимости его цензуры, в доходную статью для нашего государства: мы ее обложим особым марочным налогом и взносами залогов при учреждении органов печати или типографий, которые должны будут гарантировать наше правительство от всяких нападений со стороны прессы. За возможное нападение мы будем штрафовать беспощадно. Такие меры, залоги и штрафы, ими обеспеченные, принесут огромный доход правительству. Правда, партийные газеты могли бы не пожалеть денег, но мы их будем закрывать по второму нападению на нас. Никто безнаказанно не будет касаться ореола нашей правительственной непогрешимости. Предлог для прекращения издания – закрываемый-де орган волнует умы без повода и основания. Прошу вас заметить, что среди нападающих на нас будут и нами учрежденные органы, но они будут нападать исключительно только на пункты, предназначенные нами к изменению.

 

Корреспондентские агентства.

 

   Контроль над прессой. Ни одно оповещение не будет проникать в общество без нашего контроля. Это и теперь уже нами достигается тем, что все новости получаются несколькими агентствами, в которых они централизуются со всех концов света. Эти агентства будут тогда уже всецело нашими учреждениями и будут оглашать только то, что мы им предпишем.

   Если мы теперь сумели овладеть умами гоевских обществ до той степени, что все они, что все они почти смотрят на мировые события сквозь цветные стекла тех очков, которые мы им надеваем на глаза, если теперь для нас ни в одном государстве не существует запоров, преграждающих нам доступ к так называемым гоевской глупостью государственным тайнам, то что же будет тогда, когда мы будем признанными владыками мiра в лице нашего всемирного царя?!

   Вернемся к будущности печати. Каждый пожелавший быть издателем, библиотекарем или типографщиком, будет вынужден добыть на это дело установленный диплом, который, в случае провинности, немедленно же будет отобран.

 

Что такое прогресс в понятиях масонства?

 

   При таких мерах орудие станет воспитательным средством в руках нашего правительства, которое уже не допустит народную массу заблуждаться в дебрях и мечтах о благодеяниях прогресса. Кто из нас не знает, что эти призрачные благодеяния – прямые дороги к нелепым мечтаниям, от которых родились анархические отношения людей между собою и к власти, потому что прогресс или, лучше сказать, идея прогресса навела на мысль о всякого рода эмансипации, не установив ее границы… Все так называемые либералы суть анархисты если не дела, то мысли. Каждый из них гоняется за призраками свободы, впадая исключительно в своеволие, то есть в анархию протеста ради протеста…

 

Еще о прессе.

 

   Перейдем к прессе. Мы ее обложим, как и всю печать, марочными сборами с листа и залогами, а книги имеющие менее 30 листов – в двойном размере. Мы их запишем в разряд брошюр, чтобы с одной стороны сократить число журналов, которые собой представляют худший печатный яд, а с другой – эта мера вынудит писателей к таким длинным произведениям, что их будут мало читать, особенно при их дороговизне. То же, что мы будем издавать сами на пользу умственного направления в намеченную нами сторону, будет дешево и будет читаться нарасхват. Налог угомонит пустое литературное влечение, а наказуемость поставит литераторов в зависимость от нас. Если найдутся желающие писать против нас, то не найдется охотников печатать их произведения. Прежде чем принять для печати какое-либо произведение, издатель или типографщик должен будет прийти к власти и просить разрешение на это. Таким образом, нам заранее будут известны готовящиеся против нас козни, и мы их разобьем, забежав вперед с объяснениями на трактуемую тему.

   Литература и журналистика – две важнейшие воспитательные силы, вот почему наше правительство сделается собственником большинства журналистов. Этим будет нейтрализовано вредное влияние частной прессы и приобретется громадное влияние на умы. Если мы разрешим десять журналистов, то сами учредим тридцать и так далее в том же роде. Но этого отнюдь не должны подозревать в публике, почему и все издаваемые нами журналы будут самых противоположных по внешности направлений и мнений, что возбудит к ним доверие и привлечет к ним наших ничего не подозревающих противников, которые таким образом попадутся в нашу западню и будут обезврежены.

   На первом этапе поставятся органы официального характера. Они будут всегда стоять на страже наших интересов, и потому их влияние будет сравнительно ничтожно.

   На втором – станут официозы, роль которых будет заключаться в привлечении равнодушных и тепленьких.

   На третьем – мы поставим как бы нашу оппозицию, которая хотя бы в одном из своих органов будет представлять собою как бы наш антипод. Наши действительные противники в душе примут эту кажущуюся оппозицию за своих и откроют нам свои карты.

   Все наши газеты будут всевозможных направлений – аристократического, республиканского, революционного, даже анархического, - пока, конечно, будет жить конституция… Они, как индийский божок Вишну, будут иметь сто рук, из которой каждая будет щупать пульс у любого из общественных мнений. Когда пульс ускорится, тогда эти руки поведут мнение по направлению к нашей цели, ибо разволновавшийся субъект теряет рассудительность и легко поддается внушению. Те дураки, которые будут думать, что повторяют мнение газеты своего лагеря, будут повторять наше мнение или то, которое нам желательно. Воображая, что они следуют за органом своей партии, они пойдут за тем флагом, который мы вывесим для них.

   Чтобы направлять в этом смысле наши газетные милиции, мы должны особенно тщательно организовать это дело. Под названием центрального отделения печати мы учредим литературные собрания, в которых наши агенты будут незаметно давать пароль и сигналы. Обсуждая и противореча нашим начинаниям всегда поверхностно, не затрагивая существа их, наши органы будут вести пустую перестрелку с официальными газетами для только того, чтобы дать нам повод высказаться более подробно, чем мы могли бы это сделать в первоначальных официальных заявлениях. Конечно, когда это для нас будет выгодно.

   Нападки эти для нас сыграют еще и ту роль, что подданные будут уверены в полной свободе свободоговорения, а нашим агентам это даст повод утверждать, что выступающие против нас органы пустословят, так как не могут найти настоящих поводов к существенному опровержений наших распоряжений.

   Такие незаметные для общественного внимания, но верные мероприятия всего успешнее поведут общественное внимание и доверие в сторону нашего правительства. Благодаря им мы будем по мере надобности возбуждать и успокаивать умы в политических вопросах, убеждать или сбивать с толку, печатая то правду, то ложь, данные или опровержения, смотря по тому, хорошо или дурно они приняты, всегда осторожно ощупывая почву, прежде чем на нее ступить… Мы будем побеждать наших противников наверняка, так как у них не будет в распоряжении органов печати, в которых они могли бы высказаться до конца, вследствие вышесказанных мероприятий против прессы. Нам не нужно будет даже опровергать их до основания…

   Пробные камни, брошенные нами в третьем разряде нашей прессы, в случае надобности мы будем энергично опровергать в официозах.

 

Масонская солидарность в современной прессе.

 

   Уже в иных формах хотя бы французской журналистики существует масонская солидарность в пароле; все органы печати связаны между собою профессиональной тайной; подобно древним авгурам ни один член ее не выдаст тайны своих сведений, если не поставлено их оповестить. Ни один журналист не решится передать этой тайны, ибо ни один из них не допускается в литературу без того, чтобы все прошлое его не имело бы какой-нибудь постыдной раны… Эти раны были бы тотчас же раскрыты. Пока эти раны составляют тайну немногих, ореол журналиста привлекает мнение большинства страны – за ним шествуют с восторгом.

 

Возбуждение провинциальных «общественных» требований.

 

   Наши расчеты особенно простираются на провинцию. В ней нам необходимо возбудить те упования и стремления, с которыми мы всегда могли бы обрушиться на столицу, выдавая их столицам за самостоятельные уповании и стремления провинции. Ясно, что источник их будет все тот же – наш. Нам нужно, чтобы иногда, пока мы еще не в полной власти, столицы оказывались окутанными провинциальным мнением народа, то есть большинства, подстроенного нашими агентами. Нам нужно, чтобы столицам в психологический момент не пришлось бы обсуждать свершившегося факта уже по одному тому, что он принят мнением провинциального большинства.

 

Непогрешимость нового режима.

 

   Когда мы будем в периоде нового режима, переходного к нашему воцарению, нам нельзя будет допускать разоблачения прессой общественной бесчестности; надо, чтобы думали, что новый режим так всех удовлетворил, что даже преступность иссякла… Случаи проявления преступности должны оставаться в ведении их жертв и случайных свидетелей – не более.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 13

 

 

Нужда в насущном хлебе.

 

   Нужда в насущном хлебе заставляет гоев молчать и быть нашими покорными слугами. Взятые в нашу прессу из их числа агенты будут обсуждать по нашему приказу то, что нам неудобно издавать непосредственно в официальных документах, а мы тем временем, под шумок поднявшегося обсуждения, возьмем да и проведем желательные нам меры и поднесем их публике, как совершившийся факт. Никто не посмеет требовать отмены разрешенного, тем более что оно будет представлено, как улучшение… А тут пресса отвлечет мысли на новые вопросы (мы ведь приучили людей искать все нового).

 

Вопросы политики.

 

   На обсуждение новых вопросов набросятся те из безмозглых вершителей судеб, которые до сих пор не могут понять, что они ничего не смыслят в том, что берутся обсуждать. Вопросы политики никому не доступны, кроме руководящих ею уже много веков создателей ее.

   Из всего этого вы увидите, что, добиваясь мнения толпы, мы только облегчаем ход нашего механизма, и вы можете заметить, что не действиям, а словам, выпущенным нами по тому или другому вопросу, мы как бы ищем одобрения. Мы постоянно провозглашаем, что руководимся во всех наших мероприятиях надеждой, соединенной с уверенностью послужить общему благу.

 

Вопросы промышленности.

 

   Чтобы отвлечь слишком беспокойных людей от обсуждения вопросов политики, мы теперь проводим новые якобы вопросы ее – вопросы промышленности. На этом поприще пусть себе беснуются! Массы соглашаются бездействовать, отдыхать от якобы политической деятельности (к которой мы же их приучили, чтобы бороться при посредстве с гоевскими правительствами) лишь под условием новых занятий, в которых мы им указываем как бы то же политическое направление.

 

Увеселения. Народные дома.

 

   Чтобы они сами до чего-нибудь не додумались, мы их еще отвлекаем увеселениями, играми, забавами, страстями, народными домами… Скоро мы станем через прессу предлагать конкурсные состязания в искусстве, спорте всех видов: эти интересы отвлекут окончательно умы от вопросов, на которых нам пришлось бы с ними бороться. Отвыкая все более от самостоятельного мышления, люди заговорят в унисон с нами, потому что мы одни станем предлагать новые направления мысли… конечно, через таких лиц, с которыми нас не почтут солидарными.

 

«Истина одна».

 

   Роль либеральных утопистов будет окончательно сыграна, когда наше направление будет признано. До тех пор они нам сослужат хорошую службу. Поэтому мы еще будем направлять умы на всякие измышления фантастических теорий, новых и якобы прогрессивных: ведь мы с полным успехом вскружили прогрессом безмозглые гоевские головы и нет среди гоев ума, который бы увидел, что под этим словом кроется отвлечение от истины во всех случаях, где дело не касается материальных изобретений, ибо истина одна, в ней нет места прогрессу. Прогресс, как ложная идея, служит к затемнению истины, чтобы никто не знал, кроме нас, божиих избранников, хранителей ее.

 

Великие проблемы.

 

   Когда мы воцаримся, то наши ораторы будут толковать о великих проблемах, которые переволновали человечество для того, чтобы его в конце концов привести к нашему благому направлению.

   Кто заподозрит тогда, что все эти проблемы были подстроены нами по политическому плану, которого никто не раскусил в течении многих веков?!

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 14

 

 

Религия будущего.

 

   Когда мы воцаримся, нам нежелательно будет существование другой религии, кроме нашей о едином боге*, с которым наша судьба связана нашим избранничеством и которым также наша судьба объединена с судьбами мира. Поэтому мы должны разрушить всякие верования. Если от этого родятся современные атеисты, то, как переходная ступень, это не помешает нашим видам, а послужит примером для тех поколений, которые будут слушать проповеди наши о религии Моисея**, приведшей  своей стойкой и обдуманной системой к покорению нам всех народов. В этом мы подчеркиваем и мистическую ее правду, в которой, скажем мы, основывается вся ее воспитательная сила…

 

   * Происхождение этого «единого бога» будет выяснено ниже.

 

   ** Подразумевается Талмуд.

 

Будущее крепостное право.

 

   Тогда при каждом случае мы будем публиковать статьи, в которых будем сравнивать наше благое правление с прошлым. Благодеяния покоя, хотя и вынужденного веками волнений, послужит к новому рельефу сказанного блага. Ошибки гоевских администраций будут описываться нами в самых ярких красках. Мы посеем такое к ним отвращение, что народы, предпочтут покой в крепостном состоянии правами пресловутой свободы, столь их измучившим, истощившим самые источники человеческого существования, которые эксплуатировались толпою проходимцев, не ведавших что творят… Болезненные перемены правления, к которым мы подбивали гоев, когда подкапывали их государственные здания, до того надоедят к тому времени народам, что они предпочтут терпеть от нас все, лишь бы не рисковать переиспытывать пережитые волнения и невзгоды. Мы же особенно будем подчеркивать исторические ошибки гоевских правлений, сколько веков промучивших человечество отсутствием сообразительности во всем, что касается истинного его блага, в погоне за фантастическими проектами социальных благ, не замечая, что эти проекты все более ухудшали, а не улучшали положение всеобщих отношений, на которых основывается человеческая жизнь…

   Вся сила наших принципов и мероприятий будет заключена в том, что они нами выставляются и истолкуются, как яркий контраст разложившимся старым порядкам общественного строя.

 

Недоступность познания тайн религии будущего.

 

   Наши философы будут обсуждать все недостатки гоевских верований, но никто никогда не станет обсуждать нашу веру с ее истинной точки зрения, так как ее никто основательно не узнает, кроме наших, которые никогда не посмеют выдать ее тайны*

 

   * Теперь тайна их веры раскрыта: ее раскрытие читатель найдет ниже.

 

Порнография и будущее печатного слова.

 

   В странах, называемых передовыми, мы создали безумную, грязную, отвратительную литературу*. Еще некоторое время после вступления нашего во власть мы станем поощрять ее существование, чтобы она рельефнее обрисовала контраст речей, программ, которые раздадутся с высот наших… Наши умные люди, воспитанные для руководства гоями, будут составлять речи, проекты записки, статьи, которыми мы будем влиять на умы, направляя их к намеченным нами понятиям и знаниями.

 

   * Участие евреев в создании и распространении этого рода литературы известно.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 15

 

 

Однодневный мировой переворот.

 

   Когда мы наконец окончательно воцаримся при помощи государственных переворотов, всюду подготовленных к одному и тому же дню, после окончательного признания негодности всех существующих правительств (а до этого пройдет немало времени, может быть и целый век), мы постараемся, чтобы против нас уже не было заговоров. Для этого мы немилосердно казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках.

 

Казни.

 

   Всякое новое учреждение какого-либо тайного общества будет тоже наказано смертной казнью, и те из них, которые ныне существуют, нам известны и нам служат и служили, мы раскассируем и вышлем в далекие от Европы континенты.

 

Будущая участь гоев-масонов.

 

   Так мы поступим с теми гоями из масонов, которые слишком много знают; те же которых мы почему-либо помилуем, будут оставаться в постоянном страхе перед высылкой. Нами будет издан закон, по которому все бывшие участники тайных обществ подлежат изгнанию из Европы, как центра нашего управления.

   Решения нашего правительства будут окончательны и безапелляционны.

 

Мистичность власти.

 

   В гоевских обществах, в которых мы посеяли такие глубокие корни разлада и протестантизма, возможно водворить порядок только беспощадными мерами, доказывающими неукоснительную власть: нечего смотреть на падающие жертвы, приносимые для будущего блага. В достижении блага, хотя бы путем жертвоприношения, заключена обязанность всякого правления, которое сознает, что не в привилегиях только, но и в обязанностях состоит его существование. Главное дело для незыблемости правления – укрепление ореола могущества, а ореол этот достигается только величественной непоколебимостью власти, которая носила бы на себе признаки неприкосновенности от мистических причин – от божьего избрания. Таково было до последнего времени русское Самодержавие – единственный в мiре серьезный враг наш, если не считать папства. Вспомните пример того, как залитая кровью Италия не коснулась волоса головы Суллы, который пролил эту кровь: Сулла обоготворился своею мощью в глазах народа, хотя и истерзанного им, а мужественное его возвращение в Италию ставило его вне прикосновенности… Народ не касается того, кто гипнотизирует его своею храбростью и силою духа.

 

Размножение масонских лож.

 

   Пока же до нашего воцарения мы, напротив, создадим и размножим франмасонские ложи во всех странах мира, втянем в них всех, могущих быть и существующих выдающихся деятелей, потому что в этих ложах будет главное справочное место и влияющее средство.

 

Центральное управление «мудрецов».

 

   Все эти ложи мы централизуем под одно, одним нам известное, всем же остальным неведомое управление, которое состоит из наших мудрецов. Ложи будут иметь своего представителя, прикрывающего собою сказанное управление масонства, от которого будет исходить пароль и программа. В этих ложах мы завяжем узел всех революционных и либеральных элементов. Состав их будет состоять из всех слоев общества. Самые тайные политические замыслы будут нам известны и попадут под наше руководство в самый день их возникновения.

 

Провокация.

 

   В числе членов этих лож будут все почти агенты международной национальной полиции*, так как ее служба для нас незаменима в том отношении, что полиция может не только по-своему распорядиться с непокорными, но и прикрыть наши деяния, создать предлоги к неудовольствиям и т. д…

 

   * «Азефовщина».

 

Масонство как руководитель всех тайных обществ.

 

   В тайные общества обыкновенно поступают всего охотнее аферисты, карьеристы и вообще люди по большей части легкомысленные, с которыми нам будет нетрудно вести дело и ими заводить механизм проектированной нами машины… Если этот мир замутится, то это будет означать, что нам нужно было его замутить, чтобы расстроить слишком большую его солидарность. Если же среди него возникнет заговор, то во главе его станет не кто иной, как один из вернейших слуг наших. Естественно, что мы, а не кто другой, поведем масонские действия, ибо мы знаем, куда ведем, знаем конечную цель всякого действия, гои же не ведают ничего, даже непосредственного результата: они задаются, обыкновенно, минутным расчетом удовлетворения самолюбия в исполнении задуманного, не замечая даже того, что самый замысел не принадлежит их инициативе, а нашему наведению на мысль…

 

Значение публичного успеха.

 

   Гои идут в ложи из любопытства или в надежде при их помощи пробраться к общественному пирогу, а некоторые для того, чтобы иметь возможность высказать перед публикой свои несбыточные и беспочвенные мечтания: они жаждут эмоции успеха и рукоплесканий, на которые мы весьма щедры. Мы затем и даем им этот успех, чтобы пользоваться отсюда рождающимся самообольщением, с которым люди незаметно воспринимают наши внушения, не остерегаясь их, в полной уверенности, что их непогрешимость выпускает свои мысли, а воспринять чужих уже не может… Вы не можете себе представить, как умнейших из гоев можно провести к бессознательной наивности, при условии самообольщения, и вместе с тем, как легко их обескуражить малейшей неудачей, хотя бы прекращением аплодисментов, и привести к рабьему повиновению ради возобновления успеха… Насколько наши пренебрегают успехом, лишь бы провести свои планы, настолько гои готовы пожертвовать всякими планами, лишь бы получить успех. Эта их психология значительно облегчает нам задачу их направления. Эти тигры по виду имеют бараньи души, а в головах их ходит сквозной ветер. Мы посадили их на конька мечты о поглощении человеческой индивидуальности символической единицей коллективизма…

 

Коллективизм.

 

   Они еще не разобрались и не разберутся в той мысли, что этот конек есть явное нарушение главнейшего закона природы, создавшей с самого сотворения мiра единицу, непохожую на другие, именно в целях индивидуальности…

   Если мы могли привести их к такому безумному ослеплению, то не доказывает ли это с поразительной ясностью, до какой степени ум гоев человечески не развит по сравнению с нашим умом?! Это-то, главным образом, и гарантирует наш успех.

 

Жертвы.

 

   Насколько же были прозорливы наши древние мудрецы, когда говорили, что для достижения серьезной цели не следует останавливаться перед средствами и считать число жертв, приносимых ради этой цели… Мы не считали жертв из числа семени скота – гоев, хотя и пожертвовали многими из своих, но зато и теперь уже дали им такое положение на земле, о котором они и мечтать не могли. Сравнительно немногочисленные жертвы из числа наших оберегли нашу народность от гибели.

 

Казни масонов.

 

   Смерть есть неизбежный конец для всякого. Лучше этот конец приблизить к тем, кто мешает нашему делу, чем к нашим, к нам, создателям этого дела. Мы казним масонов так, что никто, кроме братий, об этом заподозрить не может, даже сами жертвы казни: все они умирают, когда это нужно, как бы от нормального заболевания. Зная это, даже братия в свою очередь не смеют протестовать. Такими мерами мы вырвали из среды масонства самый корень протеста против наших распоряжений. Проповедуя гоям либерализм, мы в то же время держим свой народ и наших агентов в неукоснительном послушании.

 

Падение престижа законов власти.

 

   Под нашим влиянием исполнение гоевских законов сократилось до минимума.

   Престиж закона подорван либеральными толкованиями, введенными нами в эту сферу. В важнейших политических и принципиальных делах и вопросах суды решают, как мы им предписываем, видят дела в том свете, каким мы их облекаем для гоевской администрации, конечно, через подставных лиц, с которыми общего как бы не имеем, - газетным мнением или другими путями… Даже сенаторы и высшая администрация слепо принимают наши советы. Чисто животный ум гоев не способен к анализу и наблюдению, а тем более к предвидению того, к чему может клониться известная постановка вопроса.

 

Предызбранничество.

 

   В этой разнице способности мышления между гоями и нашими можно ясно узреть печать избранничества и человечности в отличие от инстинктивного, животного ума гоев. Они зрят, но не предвидят и не изобретают (разве только материальные вещи). Из этого ясно, что сама природа предназначила нам руководить и править миром.

 

Краткость и ясность закона будущего царства.

 

   Когда наступит время нашего открытого правления, время проявлять его благотворность, мы переделаем все законодательства: наши законы будут кратки, ясны, незыблемы, без всяких толкований, так что их всякий будет в состоянии твердо знать.

 

Послушание начальству.

 

Главная черта, которая будет в них проведена – это послушание начальству, доведенное до грандиозной степени. Тогда всякие злоупотребления иссякнут вследствие ответственности представителя власти.

 

Меры против злоупотребления властью.

 

   Злоупотребления же властью, лежащей ниже этой  последней инстанции, будут так беспощадно наказываться, что у всякого отпадет охота экспериментировать свои силы. Мы будем неукоснительно следить за каждым действием администрации, от которой зависит ход государственной машины, ибо распущенность в ней порождает распущенность всюду: ни один случай незаконности или злоупотребления не останется без примерного наказания.

 

Жестокость наказаний.

 

   Укрывательство, солидарное попустительство между служащими в администрации – все это зло исчезнет после первых же примеров сурового наказания. Ореол нашей власти требует целесообразных, то есть жестоких наказаний за малейшее нарушение ради личной выгоды, ее высшего престижа. Потерпевший, хотя бы и не в мере своей вины, будет как бы солдатом, падающим на административном поле на пользу Власти, Принципа и Закона, которые не допускают отступления, с общественной дороги на личную, от самих же правящих общественной колесницей. Например: наши судьи будут знать, что, желая похвастать глупым милосердием, они нарушают закон о правосудии, который создан для примерного назидания людей наказаниями за проступки, а не для выставки духовных качеств судьи… Эти качества уместно показывать в частной жизни, а не на общественной почве, которая представляет собою воспитательную основу человеческой жизни.

 

Предельный возраст для судей.

 

   Наш судебный персонал будет служить не долее 55-летнего возраста, во-первых, потому что старцы упорнее держатся предвзятых мнений, менее способны повиноваться новым распоряжениям, а во-вторых, потому что это нам доставит возможность такой мерой достигнуть гибкости перемещения персонала, который этим легче согнется под нашим давлением: кто пожелает задержаться на своем месте, должен будет слепо повиноваться, чтобы заслужить этого.

 

Либерализм судей и власти.

 

   Вообще же наши судьи будут выбираемы нами из среды только тех, которые твердо будут знать, что их роль карать и применять законы, а не мечтать о проявлении либерализма за счет государственного воспитательного плана, как это ныне воображают гои… Мера перемещения будет служить еще и к подрыву коллективной солидарности сослуживцев и всех привяжет к интересам правительства, от которого будет зависеть их судьба. Молодое поколение судей будет воспитано во взглядах о недопущении таких злоупотреблений, которые могли бы нарушить установленный порядок отношений наших подданных между собою.

   Ныне гоевские судьи творят поблажки всяким преступлениям, не имея правильного представления о своем назначении, потому что теперешние правители при определении судей на должность не заботятся внушить им чувства долга и сознания дела, которое от них требуется. Как животное выпускает своих детей на добычу, так и гои дают своим подданным доходные места, не думая им разъяснить, на что это место создано. Оттого-то их правления и разрушаются собственными силами, через действия своей же администрации.

   Почерпнем же в примере результатов этих действий еще один урок для своего правления

   Мы искореним либерализм из всех важных стратегических постов нашего управления, от которых зависит воспитание подчиненных нашему общественному строю. На эти посты попадут только те, которые будут воспитаны нами для административного управления.

 

Мировые деньги.

 

   На возможное замечание, что отставка старых служащих будет дорого стоить казне, скажу, во-первых, что им найдут предварительно частную службу взамен теряемой, а во-вторых, замечу, что в наших руках будут сосредоточены все мировые деньги, следовательно не нашему правительству бояться дороговизны…

 

Абсолютизм масонства.

 

   Наш абсолютизм во всем будет последователен, а потому в каждом своем постановлении наша великая воля будет уважаема и беспрекословно исполняема: она будет игнорировать всякий ропот, всякое довольство, искореняя всякое проявление их в действии наказанием примерного свойства.

 

Право кассации.

 

   Мы упраздним кассационное право, которое перейдет в исключительное наше распоряжение – в ведение правящего, ибо мы не должны допустить возникновения мысли у народа, чтобы могло состояться неправильное решение нами поставленных судей. Если же что-либо подобное произойдет, то мы сами кассируем решение, но с таким примерным наказанием судьи за непонимание своего долга и назначения, что эти случаи не повторятся… Повторяю, что ведь мы будем знать каждый шаг нашей администрации, за которой только и надо следить, чтобы народ был доволен нами, ибо он вправе требовать от хорошего правления и хорошего наставника.

 

Патриархальный вид власти будущего правителя.

 

   Наше правление будет иметь вид патриархальной, отческой опеки со стороны нашего правителя. Наш народ и подданные увидят в его лице отца, заботящегося о каждой нужде, о каждом действии, о каждом взаимоотношении как подданных друг к другу, так и их к правителю.

 

Обоготворение правителя.

 

Тогда они настолько проникнутся мыслью, что  им невозможно обходиться без этого попечения и руководительства, если они желают жить в мире и спокойствии, что они признают самодержавие нашего правителя с благоговением, близким к боготворению, особенно когда убедятся, что наши ставленники не заменяют его властью своею, а лишь слепо исполняют его предписания. Они будут рады, что мы всё урегулировали в их жизни, как это делают умные родители, которые хотят воспитывать своих детей в чувстве долга и послушании. Ведь народы по отношению к тайнам нашей политики вечно несовершеннолетние дети, точно так же как и их правления…

 

Право сильного как единственное право.

 

   Как видите, я основываю наш деспотизм на праве и долге: право вынуждать исполнение долга есть прямая обязанность правительства, которое есть отец для своих подданных. Оно имеет право сильного для того, чтобы пользоваться им во благо направления человечества к природно-определенному строю – послушанию. Все в мире находится в послушании если не у людей, то у обстоятельств или у своей натуры, во всяком же случае, у сильнейшего. Так будем же мы этим сильнейшим ради блага.

   Мы обязаны, не задумываясь, жертвовать отдельными личностями, нарушителями установленного порядка, ибо в примерном наказании зла лежит великая воспитательная задача.

 

Царь Израильский – патриарх мiра.

 

   Когда царь Израильский наденет на свою священную голову корону, поднесенную ему Европой, он сделается патриархом мира. Необходимые жертвы, им принесенные, вследствие их целесообразности никогда не достигнут числа жертв, принесенных в течение веков манией величия – соревнованием гоевских правительств.

   Наш царь будет находиться в непрестанном общении с народом, говоря ему с трибуны речи, которые молва будет в тот же час разносить на весь мир.

 

 

 

ПРОТОКОЛ № 16

 

 

Обезврежение университетов.

 

   С целью уничтожения всяких коллективных сил, кроме наших, мы обезвредим первую ступень коллективизма – университеты, перевоспитав их в новом направлении. Их начальства и профессора будут подготовлены для своего дела подробными тайными программами действий, от которых они безнаказанно не отступят ни на йоту. Они будут начинаться с особой осторожностью и будут поставлены в полную зависимость от правительства.

   Мы исключим из преподавания государственное право, как и все, что касается политического вопроса. Эти предметы будут преподаваться немногим десяткам лиц, избранных по выдающимся способностям из числа посвященных. Университеты не должны выпускать из своих стен молокососов, стряпающих планы конституцией, как модели или трагедии, занимаясь вопросами политики, в которых и отцы-то их ничего никогда не смыслили.

   Плохо направленное ознакомление большого числа лиц с вопросами политики создает утопистов и плохих подданных, как вы сами можете усмотреть из примера всеобщего воспитания в этом направлении гоев. Нам надо было ввести в их воспитание все те начала, которые так блистательно надломили их строй. Когда же мы будем у власти, то мы удалим всякие смущающие предметы из воспитания и сделаем из молодежи послушных детей начальства, любящих правящего, как опору и надежду на мир и покой.

 

Замена классицизма.

 

   Классицизм, как всякое изучение древней истории, в которой более дурных, чем хороших примеров, мы заменим изучением программы будущего. Мы вычеркнем из памяти людей все факты прежних веков, которые нам нежелательны, оставив из них только те, которые обрисовывают все ошибки гоевских правлений. Учение о практической жизни, об обязательном строе, об отношении людей друг к другу, об избежании дурных эгоистических примеров, которые сеют заразу зла, и другие подобные вопросы воспитательного характера будут стоять в первых нумерах преподавательской программы, составленной по отдельному плану для каждого звания, ни под каким видом не обобщая преподавания. Такая постановка вопроса имеет особую важность.

 

Воспитание и звание.

 

   Каждое общественное звание должно быть воспитано в строгих разграничениях, согласно назначению и труду. Случайные гении всегда умели и сумеют проскользнуть и в другие звания, но ради этой редкой случайности пропускать в чужие ряды бездарности, отнимая от присущих этим рядам по рождению и занятию – совершенное безумие. Вы сами знаете, чем все это кончилось для гоев, допустивших эту вопиющую бессмыслицу.

 

Реклама власти «правителя» в школах.

 

   Чтобы правящий крепко засел в сердцах и умах своих подданных, надо во время его деятельности преподавать всему народу в школах и на площадях о его значении и деяниях, о всех его благоначинаниях.

 

Отмена свободного преподавания.

 

   Мы уничтожим всякое свободное преподавание. Учащиеся будут иметь право вместе с родными собираться, как в клуб, - в учебные заведения: во время этих собраний, по праздникам, преподаватели будут читать якобы свободные лекции о вопросах человеческих отношений, о законах примера, о репрессалиях, рождающихся от бессознательных отношений и, наконец, о философии новых теорий, еще не явленных миру.

 

Новые теории.

 

   Эти теории мы воздвигнем в догмат веры, как переходную ступень к нашей вере. По окончании изложения нашей программы действий в настоящем и будущем я вам прочту основания этих теорий.

 

Независимость мысли.

 

   Словом, зная из многовекового опыта, что люди живут и руководятся идеями, что идеи эти всасываются людьми только при помощи воспитания, даваемого с одинаковым успехом всем возрастам, конечно, только различными приемами, мы поглотим и конфискуем в нашу пользу последние проблески независимости мысли, которую мы уже давно направляем на нужды нам предметы и идеи.

 

Наглядное обучение.